Галларт Л.Н. Подробное описание осады города Нарвы и сражения под сим городом в 1700 году (Отрывок из Истории Петра Великого, сочиненной генералом Аллартом. Рукопись) // Северный архив, 1822. – Ч. 1. – № 1. – С. 3-28; № 2. – С. 117-143.

 

СЕВЕРНЫЙ АРХИВ.

1822.   Генварь,   Nо.  I.

I.

ИСТОРИЯ

Подробное описание осады города Нарвы и

сражения под сим городом в 1700 году. *)

Отрывок из Истории Петра Великаго, сочиненой Генералом Аллартом. - Рукопись.)

 

I Сентября 1700 года война со Швециею объявлена, и вскоре потом отпра-

*) Статья сия сообщена нам от одного из почтенных наших корреспондентов, при следующем замечании: «Все, что касается до царствования Петра Великаго, драгоценно для благодарнаго Рускаго сердца. Предлагаемое описание Нарвы и сражения под сим городом есть отрывок из Истории Петра Великаго, сочиненной Генералом Аллартом в 1770 году и хранящейся в рукописи в Императорской Эрмитажной Библиотеке. История сия писана, как и все современныя книги (как то: Книга Марсова – История Петра Великаго, сочин. Бароном Гизеном и проч.), не красноречиво, но откровенно и с справедливостию, свойственною тому времени. Может быть, Автор входил слишком в военныя подробности, но он писал как


4

влен был Новгородский Губернатор Князь Иван Юрьевич Трубецкой, с Смоленскою кавалериею и с 6  полками  пехоты под Нарву 12 Сентября,   чтоб ему  оный город   кругом  опустошить и   осадить; оный  Губернатор  немедленно   туда пошел и лагерь свой ошанцевал и закрыл. — В то   же   время   послал   нарочнаго Его Царское Величество к Его Величеству Королю   Польскому, прося его о присылки одного Генерала,   который бы был искусен в Фортификации, и с ним несколько Инженеров. — А понеже   Его   Царское Величество тогда еще таких Генералов не имел, того ради оная коммиссии Г.  Генерал - Лейтенанту фон Алларту   обещана и поручена, и чтоб его жалованье, которое он имел при   войске Саксонском, у него не  отнимать, но всегда   ему, яко бы присутствующему получать чрез все то время, в которое он у Его Царскаго Величества в службе будет; да и он та-

 

воин учагствовавший в сем походе. Весьма удивительно, как рукопись сия осталась неизвестною Гг. Голикову и Туманскому, тщательно собиравшим все, что касается до жизни и деяний сего безсмертнаго Монарха. Кажется, что и сам почтенный Сочинитель Истории и походов Риссиян не имел об оной сведения."

П. М. — в.


5

кожде охотно на то согласился; и вруча ему 1800 ефимков на дорожныя протори, отправили его в Poccию, и при нем Ин­женера Шака, Инженера Карстеня и Зенгерлона, да Кондуктора Мену и трех Порутчиков: Георгия Таура, Андрея и его Флигель-Адъютанта Фон Имгорна.

4 Октября, Его Царское Величество пришел в лагерь под Нарву, и перешел реку по мосту.  С  Его   Величеством было 22 полевыя  пушеки,   19  баталионов инфантерии,   а   именно:   Преображенских 4 баталиона,  Семеновских  3, Фриберга 3, Леманова 3, фон   Верденовых   Ингерманландских  3; оные   баталионы сочиняют 7,400 вооруженных.    Потом  везде   была пушечная  стрельба,   а  лагерь  поставили вдоль по реке Нарове.    Его Величество жил тогда на острову, 9 Октября пришел Ротмистр Бауер из Нарвы в наш ла­герь,   чрез   котораго много получено известия   о   cocтоянии того   города, и что подлинно   в крепости не более 900 человек  солдат   пехотных находится  Горнова   полку,   да   400   мужиков,  которые тем солдатам даны на помощь, и 150 унтер-ротмистров; да  400   человек    мещан; провианту и дров число довольное, токмо у них людей мало, и для того они и контр-эскарпов своих не хоронят;


6

однако же их заметали щебнем, и мосты наплавные в лагерь отломаны и разбиты, где Его Величество имел свою квартиру на    острову,   такоже   и  та  инфантерия, которая с Его Величеством в лагерь пришла. 11 Того же месяца, когда все приуготовление   учинено и заблагоразсуждено, с 2000   солдатами и с 500  мужиками на З00 саженях   длиною работу сделали, при которой   только   два человека убиты и 4 человека ранены.   12 Октября учинил неприятель   вылазку, как конницею, так и пехотою, но они усмотрели, что повсюду имеют  осторожность и изрядную диспозицию,  а  то нападение   учинено   было   из апрошей; из нескольких пушек из города в лагерь стрелялись и бомбы бросали, которыми 4 человека ранено.   Того же дня Г. Генерал   Вейде   прибыл  в лагерь. с   полками,   яко   следует:   с Голстинским драгунским полком; тут же еще был полк Вильгельма Фон Детдена, полк Фон   Шведена,   Николая   Балка,   Фридриха Балка,   так   же   Ивана  Балка,   которые полки  сочиняли 6.500   человек.   Оные по­ставлены были на левом крыле. Того дня 4 человек убили, так же и апроши еще не сняли.

13 Октября,   переметчик   из города тоже сказал, что и Ротмистр Бауер.—


7

В то   время   апрошей   было  сделано   на 110   шагов,  которыя  апроши Его Царское Величество сам   осматривал,   и можно   было присмотреть, что   Его Величество  тою работою был доволен; в ту   ночь ни одного   человека не убито и не ранено.    Из Пскова привезено было 34 медных  пушек   разных   калиберов ,   и три   мортиры тоже медных, а мортира­ми только   что   мелкую дробь бросали; и притом несколько военных припасов.

l4 Октября,   еще   одну линию сделали на 120 шагов,  которую  работу тот Г. Генерал   фон   Алларт  надсматривал и управлял.    И под  Иван-городом траншаментов несколько отворили, и в том месте апрошей сделано на 200 шагов; и в то время, как апроши подводили и углубля­ли, тако же и бруствер повышали, ни одно­го человека не потеряно, и так предусмотрено, что когда по всем местам в готовности было, что от неприятеля пуш­ки наши все были сохранены.  15 Октября, паки он же Г. Генерал Фон Алларт под 16 пушек сделал для бомбардирования батарею; при том деле 2 человека ранено. Такожде он Г. Генерал Фон Алларт во-первых   отворил траншамент   с правой стороны к замку, 150 человеками солдат, и притом еще было З00   человек


8

работных   людей, и сделали  тогда 2 линии: одна от 80, а другая от 120 шагов, такоже и один    редут; и при том   ни один человек не ранен. — 16   Октября отделывали батарею, что под 16 пушек, да и   другую   под   8   картаунных    заложили, при оной работе был Г. Корчмин, которая   была   заложена и от Иван-города;   при   том 2 человека   ранено.   Для приступа к   Иван-городу еще подвинулись одною линиею на 70 шагов. В тот день 80 плакатов   было   навешено: 60 на Немецком   языке, 20 на   Эстляндском   и Лифляндском   языках  следующаго содержания:

„Понеже Его Царскому Величеству весьма   удивительно   было, о чем, как чрез взятых   в   полон,   так и чрез   тех, которые к ним передались, каким образом,   как   мещане, так и дворянство и крестьянство   вместе   на  вал и караулы ходят, которое дело токмо одних военных касается; также Его Царскому Величеству  весьма печальное известие слышно было, что чрез бездельных людей, забыв страх Божий, самыя лживыя разглашения произошли, яко бы по  варварски с тою  землею   поступить намерение принято........." и проч.

17. По ту сторону заложена батарея


9

в 10 четвертей картаунов, дабы неприятеля позади тревожить; сегодня убито 4 человека.

18. Г. Корчмин при своей атаке под Иван-городом на горе у Руской часовне батарею сделал на 8 четвертей шланген, с которой разныя места в городе, видеть можно, також и мосты. Сегодня никого не убито, ниже ранено.

19.. Починены   апроши и на батареях везде строено, однакож ниже убить, ниже кто ранен; еще же один крестьянин в город   бежал,   знатно шпион; и понеже для теплоты    никакого  проезду в лагерь нет, того ради хлеб в лагере был дорог, так что и купить было негде, для того  многия   подводы с людьми и со скотом утрачены.

20. Его   Царское Величество при конвое в 200 лошадях к ямам пошел для свидания с Генерал-Фельдмаршалом Графом Головиным, который с некоторою кавалериею тогда прибыл, и с оставшею пехотою ожидал.    А при атаковании крепости   одна   линия  на   100   шагов  сделана,   и   один  редут, и токмо 1 человек убит.

21 числа, 29 пушек разных калиберов из судов выгружены, привезенныя из Новагорода, и тотчас на лафеты по-


10

ставлены , причем и некоторая часть аммуниции привезена же. Сея ночи одна линия на 120 шагов у крепости сделана, И тогда Генерал - Порутчик Алларт одного Капитана Трейберсгейма с 50 чело­веками из апрошей откомандировал, а велел оным к Шведам приближаться, которые из города выходили и в город дрова таскали, при чем несколько он неприятелей убито, а от Руской сторо­ны один убит, да 3 ранены, и ретировались назад по той команде паки в апроши.

22. Еще при атаковании крепости одна линия на 100 шагов сделана. На вечер Его Царское Величество возвратился паки в лагерь; также сегодня прибыл в ла­герь Королевский Польский Чрезвычайный Посланник Генерал-Порутчик Барон Ланг. Сегодня никто не убит. И про­шла ведомость, что 1.000 Ингерманландских мужиков повинными Его Величеству предались, которые весьма мило­стиво и приняты.

23. Два кетеля построены, каждый на 8 мортир, один по правую, другой по левую сторону батареи, которая была под 16 пушек; и притом убит 1, paнено 2 человека картечами; а потом на­чали ломовыя пушки взводить, в чем не -


11

малая была трудность, понеже все оныя людьми вожены; при чем отчасти коле­са и лафеты ломались. И того ради никакого добраго чаяния представить не можно о будущем действии.

24. При атаковании у крепости, одна линия во 100 шагов сделана, и неприятель сегодня по полудни крепко в апроши из пушек стрелял, однакоже ни одного ни убито, ни ранено. Сего же дня при­был Г. Генерал - Фельдтаршал Граф Головин со знатным сикурсом в лагерь, как от кавалерии, так и от инфантерии, и шли в присутствии Его Величества мостом чрез реку не остояли в следующих полках: 9 рот драгун, но пешками , потом пехоты Трейдена 2 баталиона, Ивановских 3 баталиона, Карла Мевуса 2 баталиона, Бельтия 1 баталион, Бальмана 3 баталиона, Фон Дельтина 3 баталиона. Потом б.000 человек нере­гулярной кавалерии, между которыми 2.000 человек Смоленских Поляков, которые преизрядно убраны были лошадьми и ружьем, при том корпусе был Генерал Автамон Михайлович Головин. И как ско­ро мост перешли, то поставлены на своем месте , и весь лагерь подался вперед и по всем местам из пушек выпалено; потом дали один залп из


12

фузей и вступили в свой   лагерь на назначенное место.

25 Г. Генерал-Порутчик Алларт при атаковании крепости новую батарею построил под 15 пушек, а потом один кетель под 8 мортир. Сегодня никто не убит, токмо 3 мортиры в лагерь привезены.

26. Часть полков принуждена с по­ля сойти, дабы лагерь в свой совершенный порядок пришел; для того сделан окоп, дабы армия между рвами стояла, Також 12 мортир в лагерь привезено с несколькими тысячами бомб: и при­лежно на начатых батареях работали. Сегодня ранено 4, убит 1 человек.

27. Строение батарей и кетелей продолжалось, и у крепости одна линия на 100 сажень сделана, и Его Величество вы­сокою персоною своею заложил один кетель на 8 мортир. По левую сторону города неподалеку Наровы реки и Иван- горо­да, атаки, також не много прибавлено. Побито 2, и 4 ранено.

28. Ничего не случилось, кроме что во всех местах прилежно работали, и у атакования шлоса одна малая линия подалася.

29. Крепко на всех местах работано, такоже довольное число пушек и мор-


13

тир ввезено. Да при атаковании шлоса Одна линия на 100 шагов подалася, и из города стреляли из пушек крепко на атаку шлоса, такоже с двух кетелей некоторых проб метали, которое весьма изрядно было.

З0. Еще одна батарея под 12 пушек заложена, и тако все батареи были сделаны и пушками установлены.

31.. Во 2 часу по полудни начали с 5 батарей  вдруг и пушек стрелять, тако же из 3 кетелей бомбы метать, того ра­ди и неприятель   крепко   из Пушек обо­ронялся; и сделано   прямо  на  фальшивую атаку   одну  линию   на   эспланаду   на.  150 шагов.   Побито   20 и 15 ранено картечами и мелким ружьем, в том числе Капитан гренадерский ранен.    Такоже   ба­тарея у шлоса на 8 пушек доделана.

1 Ноября,   по   атаковании и у Иван-города новая линия проведена, такоже при атаке   у шлоса   убито   2,  ранено 5 человек.   Сегодня крепко в город стреляли из пушек, такоже и бомбы  метали, от чего   в   городе    небольшой  пожар   учи­нился, однако же  вскоре потушен. Наши пушки против города более дефензии имели; при чем   присмотрено,   что некоторыя   пушки   разорвало,   понеже несколько эарядов не разрядилось.


14

2. Велел Г. Алларт на фальшивой атаке по правую сторону один ложемент сделать; тогда отчасти крепко стреляли, где 3 убито и 20 человек ранено. Потом одна линия по левую сто­рону батарей под 16 пушек проведена на 70 шагов. Також и при шлос атаке одна линия на 100 шагов проведена; при чем 2 убито и 6 человек ранено.

3. Помянутый ложемент починен, такоже линия и батареи на 60 шагов при­бавлены; також при шлос - атаке на 36 шагов подались. Ранено 5 человек и ни­кто не убит. Такоже крепкая стрельба пу­шечная и метание бомб было удержано, понеже оскудение в полковых пушках и бомбах случилося.

4. Ротмистр Бауер от Еro Царскаго Величества к Его Королевско­му Величеству был отправлен, и ему 100 червонных пожаловано. Такоже сегодня у Его Величества военной совет держан, и определено все тяжелыя пушки для атакования шлоса поставить, чтоб к то­му месту сильнее приступать. Такоже пойман один шпион с цыфирным пись­мом, который срублен; притом же один рейтар пойман от Эстляндскаго рейтарскаго знамени. У шлос-атаки


15

40 шагов  подались;   притом 4 человека убито и 6 ранено.

5. Г. Генерал Шереметев с 5.000 человек   нерегулярной   кавалерии   откомандирован   с   багажем и скотом,   с таким   указом,   чтобы у Везенберга   стоял,   который 16  миль  от Нарвы, и от­туда прилежно свои партии к Ревелю, к Дерпту и к   Пернову   высылал;   все до­роги и   проезды   прилежно   объезжать велел; и оным несколько в полон взяли, для известия о марше  Короля   Шведскаго, чтоб при его приближении намерение   его знать.    У   шлоса   одна   линия   от   60   до 70 шагов проведена.    Сегодня    никто   ни убит, ни ранен.

6. Все починили, что где худо и ис­порчено было. Наш мост сегодня изломали, при чем 4 убито и 6 ранено в апрошах.

7. Наплавной мост переменен, и на старом месте построен, потому что река в полы уже, и притом 6 человек потонуло. И определено Иван-город дву­мя полками стрельцов штурмовать; но понеже бреши не весьма еще разорены обретены, того ради и штурм отложен. Сегодня 5 человек убито и 11 ранено. 11. Генерал Алларт и Г. Корчмин показали одно место, на котором бы од-


16

ну батарею под 4 пушки построить; ибо cия батарея в 400 шагов ближе, и такоже не более 200 шагов от крепости Иван-города; тако же еще 2 малыя батареи построить,   чтоб палисады   разбить  мож­но; и в шлос-атаке чрез  Генерала Алларта   еще   2   батареи   Определено    так близко   и   к   брешеванию   удобно,  понеже весь полигон теми разстрелен быть может.    Сегодня 5 убито и 8 человек   ра­нено; тако же случился несчастливый пу­шечный   выстрел   в   лагерь Г. Генерала Адама Вейда, убило 5 человек.

9. Прилежно батареи   строили,   тако же   еще   одну  новую у шлоса  построили под 4 пушки,   что   ежели   угодно 18 пушек   палить   могут.    Убито   4,  ранено 6 человек.   Тако же на фальшивой  атаке великая   взведена гора, о которой   намерение имеется оную всегда ближе прибавлять; даже до рва. Его   Величество изволил токмо на 3 дни Князь Григорья Федоровича, да другаго своего Каммергера  к   Его   Королевекому   Величеству послать,   для смотрения тамо своего высокаго интересу.

10. Убит бомбою 1 Капитан, 1 солдат, и 4 человека ранены.

11. Сделали у шлоса новую линию; тако же убит 1 и 1 ранен. Прислал Генерал Шереметев 26 полоненников Шве-


17

дoв, с Маиором Паткулем и Капитан-

Порутчиком Адеркасом. Оная сшибка случилася у Парца 9 миль от Нарвы; сия партия в 300 человек была, и оная сшибка

9 Ноября случилась; большая часть от них побита; оной Maиop обьявляет, что он 7 от Генерала Веллинга откомандирован, как для проведования, так и для нападения на Руских; и в некоторых деревнях нападение чинил, однако же ни одного в полон взять не могли, ибо они весьма отчаянно во дворе оборонялись, и того ради принужден был некоторые дворы зажигать, однако же ни одного не поймал, понеже оные вознамерились лучше себя сжечь допустить, нежели в полон отдаться.

Причину, что 1.000 Руских на него напали, и хотя ему еще Маиор Тизенгаузен с 300 лошадьми на помощь пришел и оные 1.000 Руских с утратою прошли, чрез что они после несчастием и на корпус Генерала Шереметева, состоящий в 3.000 человеках, набрели, которых их тотчас окружил и большая часть людей его побита; с Руской стороны 46 человек побито, да 72 ранено. Оный Маиор Паткуль между прочими разговорами сказывал, что Генерал Веллинг с 5.000 кавалерии стоит при Везенберге, что Ко-


18

роля Шведскаго к 8 числу сего месяца ожидали, также и Шведское войско все в марше находилося. А как он от Адъютанта помянутаго Генерала Веллинга слыхал, что будто уже то войско с корпусом Генерала Веллинга соединилось, и сочиняет всего З0.000 человек. Генералов притом было: Генерал-Лейте­нанты Рейншильд, Блейхерд, Вахтмейстер, да Генерал-Маиоры Мендель и Ребинг; а Генерал Алларт послал к Его Величеству Королю Польскому Капитана Кронса, с позволения Его Царскаго Величества, со известием о всем, что действуется у Короля-Шведскаго.

12.  Со стороны от Иван-города с батареи  весьма   жестоко  из   4   пушек стреляли и сделали   брешь. В тот день был  военный   совет   и   решено,   чтоб все крепости,  приготовляемыя к атакованию, починить;   также и   вновь  редут и   бреши   делали.    Сегодня 5 убито   и  8 человек ранено.

13.  Во всех местах прилежно работа­ли, как на батареях, так и в апрошах и на линии кругом лагеря, при чем 6 уби­то и 9 человек ранено.

14. Объезжал Его Царское Величество верхом с Князем Менщиковым и Генерал-Лейтенантом Аллартом, весь ла-


19

герь кругом, и еще вновь некакую к атаке крепость заложить размеряли, и делать приказали. Между тем получены ведомости от Генерала Шереметева, что Шведы еще у Везенберга стоят, кото­рый посылал некоторую туда партию для взятия языков. В тот день токмо 1 человека убили.

15.  Во всех  местах работа продол­жалась, и тогда  убито 16 человек, да 20 ранено.

16.   Большия  пушки поставили на ба­тарею для атакования   Иван-города; при том 1 человек ранен.

17. Всякия пушки и мортиры на батареи и кетели поставили.

18. Был военный совет, в который как Герцога фон Круа, так и Генерала Алларта призывали, и тогда учинено предложение такое: бреши  ли прежде делать, ибо все батареи и кетели были в готов­ности, и не ожидать ли еще лучшей по­годы, при таком намерении, что скорее, то лучше, начало учинить; однако ж пре­жде надлежит взять известие, сколько числом, как бомб, так и у пушек ядер есть в готовности, и о прочих припасах всему сделать подлинную роспись, и как долго оная стрельба продолжиться имеет. Чрез Генерал-фельдцейгмейстера Прин-


20

ца Милитийскаго осведомленось, что толь­ко с З.000   пушечных ядер в готовно­сти, да 1.200 пуд пороху и с 1.000 бомб; усмотрено,   что   припасов   весьма   есть малое  число,   так, что  ии  на 20 часов всего не станет, и за таким недостатком больше поношения, нежели чести бу­дет, и от того неприятель больше смелости возымеет; того ради за благо разсуждается,   чтоб   батареи содержать во всякой готовности, чрез что от неприя­теля всегда собранным быть можно,   по­ка довольное число бомб и ядер и другая аммуниция прибудет. — Однако же определено   брешъ   делать   на   Иван - город; притом же усоветывали послать 2 полка стрельцов к палисадам, чтоб как воз­можно   их   порубить,   что и чинено, ко­торые счастливо в том   поступили,   и то место они удержали, и под теми пали­садами залегли   по   своему   желанию, и по­могли   бы   в   Иван-город войти, ежели бы штурмовыя лестницы при них не ко­ротки   были,   однако   же   на том  месте пребыли они даже до самаго утра.

19. Учинил неприятель на тех стрелков вылазку, на которой с Руской сто­роны убито 48 человек, да 63 ранено. И хотя Гг. Полковники Сухарев и Ельчанинов твердо стояли, однако же их Его


21

Царское Величество указал за честной арест   отдать до изследования  той при­чины,   якобы они не по должности   своей поступали, и кто в том был виновен, понеже   неприятель   токмо со 100 человеками   выходил; а велено то   дело   розыскать Генералу-Фельдмаршалу Графу Голо­вину, и по окончании  того они были про­щены.   Генерал Алларт еще одну линию с левой стороны от батарей провел на гору    120   шагов   длиною,   где   никакой коммуникации   почитай    не   было;    также приказал   он   еще   одну провесть линию для посылки на помощь к своим людям, на 200 шагов под горою ; тут же определил он сделать два редута, при кото­рой  работе 2 человека убито и 1 ранен. На тех  редутах  была сделана одна ба­тарея под 6 пушек, с которой бы впредь можно   отнять  коммуникацию из  Нарвы в  Иван-город.    А для запаления   и   разорения  того  моста, сделан был фейерверк.

20. Паки начали такое приуготовление строить к атакованию Иван-города с правой стороны против полубастиона, что без штурма в контр-эскарп вой­ти было можно; при том никого не уби­то, ни ранено. Такоже рвом под Иван-


22

городом, или паче натуральною низкостию, на 80 шагов подалися.

21. Еще делали   одну   линию близ па­лисадов на стороне   Иван-города; а понеже та ночь   весьма   была   светлая,  то много при том   наших   людей  убито, и хотя Инженер Пурнети оную работу начал,   однако же без указа с некоторы­ми людьми туда пошел, и в голову был пострелен, да   один  работник;   в ту ночь почитай ничего не сделали. Оный Ин­женер был человек добрый, урожденный из  Люксенбургии, и  для  того   он  был отставлен.

22. В лагере великое смятение учинилось, для работы и несколько полков вы­ведено, которым дан указ стоять в апрошах для опасения от вылазки, по которому указу они и поступали. - Причина в том была, что один Лифляндский Капитан от гвардии Гуммерт, из лаге­ря   ушел к неприятелю, который у Его Величества в великой милости был и все   состояние Российскаго  войска  неприятелю  объявил.   Той ночи в 7  часу неприятель пустил две ракеты, может быть для   того, что ему сикурс в  Иван-город весьма был нужен. — Между тем подвинулся  на 4 и 5 шагов под палиса­ды.   В то время   убито 2 человека, да 4


23

ранено.   От   Генерала Шереметева чрез нарочнаго получена ведомость, что с сво­его   места с 2.600 лучшими   людьми  под­нялся в   намерении   итти   до   Везенберга, чтоб   ему   быть   в   близости   Генерала Веллинга; да он же доносил, что Король Шведский еще в Ревеле обретается; одна­ко же о его   силе   никакого   известия   по cиe время  не имеет.    Между тем в ла­гере   паки   получена   ведомость, что еще сикурс с 1.200 человек, и те   под   ко­мандою Гетмана,   которые в 3 или 4 дня сюда прибудут.

23. Поутру был военный совет и ре­шено,   дабы Его Царское Величество изволил  быть при армии, ныне же на ос­трове не весьма благонадежно пребывать; того ради надлежат его оставить; так­же, что повсюду по  дорогам крепкие па­трули   находятся,   как  по   той, так и по здешней   стороне реки Наровы. В то же время с одною партиею послали одно­го   барабанщика к Коменданту   для  уве­домления о потерянном Капитане Гуммерте, разсуждая, что ежели он в полон взят,   чтоб по Христианскому военному обычаю  честно его содержали, как и ва­ши у нас   полоненные   содержатся,  как из приложенных при сем добровольных аттестатов Г. Полковник Горн усмо-


24

треть может. Потом Его Царское Величество  восприял   резолюцию всех Гг. Офицеров   Шведской   нации,   как   Обер-так и унтер-офицеров отослать к Москве, и быть им тамо по самое окончание сея войны. К томуже Его Царское Величество тем людям досады и обиды в том учинить   не   соизволил,   чтоб им служить противу Шведов, но быть им в службе Его Царскаго Величества   в таких рангах, какие они при полках имели;   к   тому же и повышение   чинов   по достоинству производиться будет, так­же жалованье и вольность им позволяет­ся после. — 18 сего месяца все батареи сделаны на 34 ломовыя пушки под Иван-городом;   вышеупомянутая  линия сделана до   самых  палисадов, да еще одна линия в   гору   проведена на 5 шагов, на котором месте определили быть людям, чтоб та   линия   была   закрыта в том  месте. Убито 6, ранено 14 человек.

24. Была вылазка с Шведской сторо­ны от Иван-города из 150 человек, против наших в низу лежащих людей, которые не токмо из прикрытых мест выходили, но  из   той   линии,   что   была сделана во рву, и разорили одну линию   на 120   шагов,   что   учинивши   паки возвратилися в Иван-город; при   чем с на-


25

шей стороны убито 41  человек и 64 ра­нено;   да  Полковника   Ельчанинова в полон   взяли и  одного   Подполковника,   С Шведской стороны весьма малое число уро­ну   было.    В   следующую   ночь  паки ту порченную   линию   починили   на 50 шагов длиною;  та  ночь так светла была, что едва можно было работать, где ни одного человека не потеряно.

25. В ночь еще сделана одна линия в Иван-город, из которой бы удобнее ту линию, что во рву, оборонять; також и во рву на 20 шагов подались. В ту ночь 1 убит и 5 ранено.

26. Поправляли линию, что пред Иван-городом, и 1 малую батарею сделали под 4 малыя   пушки, что неприятелю не мож­но было учинить вылазки. В ту ночь прибыл   Генерал   Шереметев   и доносил, что он   со   своим  корпусом  состоит в 6 милях отселе, а неприятель еще под Везенбергом.

27. Еще одну линию к Иван-городу провели   на 150   шагов   длиною, и под 2 мадыя пушки одну батарею сделали, отколе можно неприятелю в палисадах чинить помешательство    в   Иван-город.    Еще одну   линию   сделали на 10  шагов; а при атаке замка убито 2 человека, да 6 ранено.

(Продолжение впредь.)


СЕВЕРНЫЙ АРХИВ.

1822.   Генваръ.   No.2.

I.

ИСТОРИЯ

 

Подробное описание осады города Нарвы и сражения под сим городом в 1700 году.

(Отрывок из Истории Петра Великаго, сочиненной Генералом Аллартом. Рукопись.)

(Окончание.)

 

28. Получена ведомость   от  Генера­ла   Шереметева, что Шведская армия   на­чала   подвигаться, а он на  4   мили   принужден был ретироваться, и стоит на заставе Силимек ; которыя ведомости тако же донесены были, как Генерал - Фельд­маршалу    Головину, так и  Герцогу  Фон Круа,    и   получил    он    от    них   резолюцию, что  они   для   нужнейших   дел имеют ехать в Москву; также и войско в  марш определенное  стоит    в 9 милях   отселе   на 2 корпуса:   первый под командою Князя Репнина в 12.000, а другой в 8.000, под командою   Гетмана Ко-


118

зацкаго. Между тем Шведам дан был совет к городу Архангельскому  учинить десант. Тако же время и место  они опре­делили, где б им с Королем Польским возъиметь   свидание; а именно в   Польше, или Бирсене,   куда им   весьма поспешать надлежит   и для других   причин   знатных, о которых с самим Королем гово­рить нужда, яко для разграничивания и принятия Посла Турецкаго в Москве.   С Его Царским Величеством пошли Князь Меньшиков,    да    Генерал-Фельдмаршал Головин, понеже он первым Министром был, и то дело ему были знаемо; да и для того, что ежели какая трудность случит­ся,   дабы   можно   было удобнее поправить. И тако   над всеми   войсками команду по­ручили Герцогу Фон Круа, яко Генерал-Фельдмаршалу,   и   хотя   оный   Герцог   в приятии  сей команды   крепко   опрошался, однако же Его Величество те его резо­ны апробовать не соизволил, и что    уже и прежде сего намерение было оному Герцо­гу ту команду поручить, но для   некоторых     приключившихся     обстоятельств удержалося.  В тот день   по   всем   местам прилежно работали и ни одного  человека ни убито, ни ранено.

29. Его Царское Величество того Герцога фон Круа соизволил к себе при-


119

звать, и оную команду ему паки поручил, и тако с ним  простился,   показав притом ему особливую милость. Притом же Герцог    представлял ,   чтоб   ему   дана была инструкция за подписанием Его Величества   собственной руки, что и учи­нено. Того же дня  Его Величество   поход свой возымел даже до Ям. Которая инструкция была  следующаго   содержания: „Понеже Его Царское Величество для знатных и нужнейших дел из лагеря, а паче для свидания с Королем Польским вкупе и с Генералом-Фельдмаршалом выехать имеет, того ради поручаем Мы пол­ную команду над всею Нашею армиею Его Светлости Герцогу фон Круа вместе   с нашим Тайным Советником, Генералом-Коммисаром  Князем   Иваном   Федоровичем   Долгоруким   с   прочими   Генералы, которые   по нижеозначенным артикулам поступать имеют:

I..

Его Светлости Генералу-Фельдмаршалу Герцогу фон Круа иметь над всею армиею главную команду.

2.

Bсе Генералы и Обер- Офицеры во отсутствии Нашего Царского Величества под командою Его Светлости да будут.


121

3.

При получении же   всяких   приуготовлений  к   атаке,   как   довольное   число артиллерии, так и других припасов,  Его Светлость   имеет    с   Божиею   помощию крепость Нарву   и   Иван-Город  всякими образы доставать ; ибо в том наши Царскаго Величества  интересы   зависят, и не взяв такой   крепости, Его Королевское Величество Польской    никакой помощи учинить не может, хотя Мы и охотно желаем.

4.

Также Его  Светлости   всякое   иметь старание о получении известия о Шведском сикурсе,   и   когда о том   подлинная ведомость получена будет о прибытии  Короля Шведскаго, и что он   уже прибыл, то тогда города   не   атаковать; имеет Его Светлость всячески о том старать­ся, чтобы их  в  город  не   допустить; и тако при помощи Божией десант в действо производить по самой крайней возмо­жности; и ежели подлинная  ведомость   о его Королевском  прибытии   получена   бу­дет, то с помощию Божиею действо начинать.

5.

Провиант на солдат и всяких военных людей имеет даваться от   Генера-


121

ла-Провиантмейстера; и когда Указы в на­ши области посылаться будут, то прежде о том надлежит Генералу -Провиантмей­стеру приказывать. Также буде какия про­тивности на границах покажутся, того ра­ди и надлежит пограничным  Губернато­рам с такими противниками поступать, как со своими подданными, а по   изследовании причин казнить и смертию;  подоб­но и с  начальными   людьми   и   мещанами таким же образом  поступать.   В   прочем же полагаемся мы на великодушие Ва­шей Светлости. Даны в лагере под Нар­вою, в 19 день Ноября 1700 года."

ПЕТР

 

Сегодня Генерал Шереметев с сво­им корпусом в лагерь прибыл, и полу­чена ведомость, что Король Шведской  в 3/4  мили от нашего лагеря, на поле назван­ном Санкт-Питер обретается; которая кавалерия так нечаянно лагерь   утеснила своими людьми и багажем, и что в такую худую погоду то случилося.     Того же дня к вечеру велели мы в нашем лагере бить в строй; ибо Шведская знатная партия в самой близости от нашего лагеря показалась. — Того  ради   Его   Светлость Герцог   Фон   Круа   в  лагере  изволил осматривать, все ли в  добром   состоянии находятся; также   приказал он  по-


122

ставить караул   перед  траншаментом во 100 человеках конницы, которые тог­да еще от неприятеля свободны   были,  и чтоб    они    по  обеим   сторонам   пред траншаментом   тщательно  объезжали; и хотя то учинить   повелено   было,  однако же того не последовало, как потом   известно учинилось. В  ту   ночь   Шведской Генерал-Маиор Ревинг   тот   наш   ретраншамент осмотрел и  онаго  глубину и ширину вымерил. Между тем   помяну­тый Герцог при пароле письменном дал ордер, который был Петрус и Москва, и ко всем  Генералам письменный    оный ордер послал:

I.

Со всяким тщанием чрез всю ночь ходить дозором от одного полка до другаго; а буде тревога учинится, о том Его Светлости донести немедленно.

2.

По отдании же пароля, чрез всю ночь чтоб никто в лагере стрелять не дерзал, под смертным штрафом, так как

прежде было.

3.

Чтоб половина полков и баталионов чрез всю ночь в ружье стояла.

4.

А поутру до солнечнаго восходу чтоб


123

роздана была солдатам   аммуниция,   дабы всяк имел по 24 патрона.

5.

Старые заряды из мушкетов вывертеть или выстрелять, и чтоб   то   учинено было до восходу солнечнаго; а потом вновь зарядить с пулями;    и    все   чтоб во  всякой    были готовности и никому не отлучаться, как Обер-, так и Унтер-Офицерам.

6.

А ежели тревога учинится, то имеет Полковник oт Артиллерии, или сам, или добрый Обер-Офицер на высокой батарее стоять, как днем, так и ночью, и ког­да сигнал из трех  пушек   дастся,   то чтоб всяк был в готовности в ружье вступить, и на своем месте стоять; так­же и  Офицеры бы со своими полками шли на  показанные им места.

7.

Ко всем пушкам определить   надлежащих Констапелей, и поставить их с

Немцами пополам.

8.

Чтоб   вся   армия   прежде   солнечнаго восхода вышла, дабы Его Светлости мож­но было видеть, в каком состоянии полки находятся, и как ретраншамент людь­ми удовольствовать; и что б когда   слу-


124

чится нужда, можно было удебнее всякия погрешности поправить.

9.

А как скоро сигнал по трех пушек дастся, и что б все   инструменты, как музыка играла,  так и барабаны били; также, что б все знамена к ретраншаменту распустя были поставлены; а  потом, что б всяк так постоял, как бы мог пред Богом и Его Царским Величеством ответствовать.   Так же что б никто отнюдь    стрелять прежде не  дерзал, пока неприятель на 20 или на 30 ша­гов на нас не приближится.   Учинено в лагере под Нарвою, в 29 Ноября 1700 года.

Герцог фон Круа.

 

В 7 часу по полудни дан был сигнал Шведской армии двумя ракетами, подобно сему и в городе учинили. И тако приказал Его Светлость Герцог фон Круа, что б все люди в апрошах были в готовности безотменно.

З0. В Шведском лагере дан сигнал из 4 пушек, на который из города ответствовали толиким же числом; тог­да Герцог, вставши поутру рано со всем Генералитетом, велели армии выступить, и смотрели, каким образом такой вели­кой ретраншамент надлежит людьми удо-


125

вольствоватъ; учинили начало с праваго крыла,  когда  ненарочно  на гору   взошли, где батарея о 32 х пушек, из которых неприятеля  встречали,   а  больше   его   кавалерию, также   инфантерию. Потом Его Светлость   велел    из   трех   больших пушек  выпалить, и приказал   всем Ге­нералам   идти   на   свои  места;   также веэде   начали  бить   в   поход   и   на ретраншамент знамена   распустили, а Гер­цог   тогда   объехал   всю   линию даже до Наровы реки и смотрел,   что ретрашанмент так велик, что хотя армия   была бы   до   70.000  человек,   то   бы   его   довольно    было;  однако   же   с 20.000   было вооруженных,   кроме  тех,  которые   в апрошах   сидели,   и так что ретраншамента рвы в два человека   вышиною под­нять   было   можно; но токмо под оным случилося без резерву, а люди от   дож­девой    холодной   погоды   и   голоду  весьма обезсилили. Между тем в кор-де-баталии крепко с обеих сторон из пушек стреляли   и Его   Светлость   прибыл    и дал указ Генералу Шереметеву и Адаму Вейду,   чтоб они на своем левом крыле крепко стояли, и вскоре оттоль отъехал; а   что   до   стреляния   касается,   то   уже так мыслил, яко бы неприятель  уже баталию   получил, однако же то случилось,


126

что с обеих сторон от 1.200 до 1.500 шагов из пушек стрелять начали. Шве­ды учредили свое войско в ордер-де-баталии, и  усмотрено,   что   кавалерия и инфантерия   на  время была смешена, и хотя кавалерия в начале   напереди была поста­влена,   однако   же  потом  сошла на кры­ло; и тако продолжилося даже до I го часа по    полудни; а Руская армия   уже  была в параде.    Козаки между тем поймали одного    драгуна,    который    при допросе показал ложно, что Шведская армия состоит в 16 полках   инфантерии,   в 10 полках конных  и в 6 драгунских,   и   притом 32 пушки;  а та   армия   весьма   утомилася от великой   дождевой погоды и труднаго маршу;  также в провианте имеют скудость, и лошади   уже   чрез два   дни   фу­ража не имели.    После таких ведомостей явилось   Шведской армии от 24 до 25.000 человек,   о   чем   подлинно   уведомленнось верно,   что   Шведов токмо 15 или 16.000 человек    было.    Между   тем   Шведы  по­казывали обман, яко бы кавалерия их на­зад отступила, однако же то вскоре от­крылось,   что всяк   носил фашину, и в тот же час удивительно было, ибо чрез весь тот день ничего не делали.— Потом поднялось темное облако, и тако снег пошел, что с нашей  стороны ничего   ви-


127

деть  не возможно было. При таком слу­чае   Шведы   начали наступать в сущем ордере-де-баталии на наш кор-де-баталии по всем местам.    С Шведской сто­роны   левым   крылом   командовал   сам Король Шведской:   при   нем   был   Гене­рал- Лейтенант Рейншильд, да Генерал-Maиоры:   Горн,   Ребинг и Мейдель;   правым   крылом   командовал Генерал   от Кавалерии Граф   Велинг, под ним были Генерал-Лейтенант Вахтмейстер и Ге­нерал-Маиор   Косен.  С   Руской  сто­роны   зело   крепко стреляли; и когда они к  ретраншаменту подошли, то того же часа   весьма   им легко было; а как упо­мянутый Руский   крепкий   ретраншамент токмо в   2   человека  установлен  был, того  ради  весьма   его было легко атако­вать, и Руских    совсем сбили, от чего оба   крыла   замешались и в великую конфузию пришли, и прогнали Руских на пра­во и на   лево   с   дороги; а особливо, как они однажды   в   ретраншамент   вошли , тогда   наше левое крыло было от Нарвы в 29 N.  Паки левое крыло исправилось, и пришло   до   N   З0; и ежели   бы наша кава­лерия по должности  своей   поступала, то бы легко можно было викторию из неприятельских  рук  вырвать.   Оная кавалерия побежала   и.   переехала Нарову   реку   под


128

N 33, где   больше   1.000   человек   перето­нуло; к тому   же что лошади были под ними весьма   утомленныя, а река в том месте   зело   быстрая,   также   и   большой порог   от них токмо в 5 или б00 шагах был разстоянием; и тако оная кавалерия   разсудила честнее потонуть, неже­ли от неприятеля обороняться; в том великом   уроне   одна   кавалерия была причиною.   Как Генерал Велинг усмотрел, что   левое   крыло в лучшем порядке на­ходится,   то он напал на правое крыло; однако же Руские, как стали в линии, ко­торая была сделана между контровалационом и циркумвалационом, и так крепко его удержали, что ни по которому  образу про­рваться ему было не возможно, и оставя то, пошел на правое крыло; в то время Ге­нерала Вейда ранили, и ежели бы один Ге­нерал притом был резолютной, то мог бы он Генерала Велинга в спину гнати, а он бы принужден был стоять крепко. Его   Королевское   Величество   на    Руское правое   крыло   также    напал,   что  один полк за другим принужден был мешаться, и яко бы овчее стадо видно было, и про­гнаны даже до нескольких сот шагов до реки Наровы, и пока они еще место сухое имели,  яко N 28.   К тому   же несчастию приспело, что в то время наплавной мост


129

от множества людей разорвался, также и от великаго числа багажу; и тако Шведы лучший авантаж возымели, а особливо на горе N 32, где Князя Трубецкаго была квартира N 4; и продолжалася та акция даже до самой темной ночи, что не можно было видеть человека. Между тем Герцог фон Круа всячески старался как бы можно правое крыло привесть в порядок, и ъхотя бы рогатками им обметаться было можно; в близости же реки из тех 3х редутов, которыми еще владели, взять можно было пушки, которых еще 9 было, с которыми или до последняго человека стоять, или не меньше полезную капитуляцию учинить; но оная конфузия так была смутна, что все, яко бы овцы, неимеющия пастыря, в одном смятении побежали, и так, что полков совокупить было не возможно, и ни единаго Офицера не было, который бы командовал и кто бы их слушался в тот час. При Его Светлости был Полковник Блюмберг, который лейб-гвардиею командовал и не возможно было 20 человек состроить, также и ни единаго барабанщика не находилось, который бы умел быть к сдаче; а некоторые Немцы в разных местах от Руских с великим сердцем были биты в нашем

 


130

виду, как мужеск, так   и женск пол; и так что весьма удивительно было смотреть, в каковом несчастии   Руские тогда   были, не возможно   было   иначе   тому окончиться. Тогда Герцог советовал   с Генералом-Лейтенантом Аллартом, что при таком несчастии чинить, усоветывали лучше при  таком   великом   смятении из ретраншамента выехать с некоторы­ми своими служителями и самим отдать­ся Его Королевскому Величеству Шведско­му, нежели от яростных солдат напра­сно быть убитым. И тако   выехали   они из   ретраншамента   вдоль    Наровы  реки чрез   грязь,   где   они   нашли   Полковника Графа Штенбока, которому на пароль сдались, которой их к войскам   привел и содержал учтиво; а ружья у них и шпа­ги отобрали, в намерении их отвезть к Королю, однако же его нигде    сыскать не возможно было за ночным временем,  морозом и худою   погодою.   Также    и   что Шведская армия тогда   в   великом   была смятении, а особливо, что Финны так Руским вином упилися, что в разных местах многие между собою   стрелялись,   и много в то время побито и ранено.  Так­же и Pycкие по разным местам из   своих шалашей и погребов жестоко стреляли, и правда, что ежели бы Руские   в ту


131

ночь могли собраться, то весьма могли бы они с малыми 1.000 человек всю Шведскую apмию побить; ибо в Шведских баталионах, тогда при 3 знаменах по 20 или по З0 пикинеров не оставалось, а прочие все разошлися в лагерь на добычу, и по 40 или 50 мушкетеров, а большая часть Обер-Офицеров была ранена; тако же и Генералы знать не могли, где их полки обреталися; и тако у победителя самое сущее смятение было. В ту ночь послал Генерал-Коммисар Князь Долгорукой к Его Королевскому Величеству Шведскому Maиopa Пиля, требуя о капитуляции, еже­ли Его Величество позволит им свобод­но дать пропуск, и по многим пересылкам то учинили; а для того к Королю Шведскому отправлены были три человека, яко Генерал-Маиор Бутурлин, Полковник Чамберс и Маиор Пиль, чтоб им быть там, пока та капитуляция окон­чится.

Потом приказано паки разорванный мост починить, чрез который Руское правое крыло I го Декабря маршировало в ружье и с распущенными знаменами, имея при себе несколько малых пушек; левое крыло в таком же намерении было, как и правое, и по той же капитуляции поступать. а понеже с ним был договор


132

словесный, и для того они принуждены были пред мостом, как ружье, так и барабан и знамена отдать  Шведам,  так багаж и палатки. И тако оную викторию Шведы получили, и что им легко учинить можно было, понеже Его   Величество  Ко­роль Шведской немалое число в своей армии имел старых солдат, которые уже в  войне   искуство   имели; напротив же того   Руская   армия  новопоборная; также и солдаты прежде   никогда неприятеля не видали, и немалое число больных в том числе было. К тому же что великой  ретраншамент был сделан, котораго людь­ми удовольствовать было не возможно, как надлежало; также   и во всяких   военных потребностях   была  нужда немалая;  к тому же непотребная и ни к чему   годная кавалерия, которая не токмо стрелять, но и ружье негодное имела, а именно:   са­бли, колчуги и луки. С   Руской   стороны потеряно при той акции 5 или б.000 человек, кроме того, что   от   кавалерии   в реке потонуло, также и когда мост разорвался, а на месте не больше 4.000 человек побито; и хотя Шведы уже над Рускими были победителями, однако же мало их в полон брали, подобно и раненых Офпцеров, хотя Шведы умерщвляли, но в них везде стреляли и кололи, и то


133

они чинили по прежним обычаям: что ни в полон не отдаваться и в полон не брать. Еще же Шведы получили все пуш­ки, что были на батареях, числом 64 ломовых, до 70 полковых пушек, и 95 мортир; также с 2000 бомб и малое число пушечных ядер, да 32.000 рублей денег.

Потом слышно было, что Его Величество Король Шведской во время оной баталии упал с лошади и так, что один сапог принужден оставить в грязи, и во время той акции токмо об одном сапоге ездил. С Шведской стороны убито на боевом месте З00 человек и ранено; однако же большая часть было ранено. От Генералитета урону было: побит Генерал-Маиор Ребинг, ранены Полковник Граф Штейнбок и Полковник Ребинг; также нисколько Подполковников и Обер-Офицеров. Все Руские Гг. Генералы под видом яко аманаты были содержаны, но потом против даннаго пароля, яко полоненники удержаны, представляя, что по учиненной капитуляции Руские в их владениях не жили и не разоряли бы, одна­ко же то чинили, а сколько в полон взято, тому следует имянная роспись:

Генерал-Коммисар Князь Яков Федорович Долгорукой, Генерал-Фельдцейгмейстер Александр Мелетинской, Гене-


134

рал Иван Юрьевич Трубецкой, Губерна­тор   Новгородской, Генерал от Инфантерии Артамон Михайлович Головин, Генерал от Инфантерии Адам Вейде которой был   ранен,   Генерал - Maиop Иван Иванович Бутурлин.  Полковники: Иван Эрнест  фон   Бломберг, Карл Густав Иванецкий, Вильгельм Фон Дельден, Яков Гордон, Александр.   Гордон,  Гулиц   Арнольд Вестгоф,  Петер Лефорт, Василий Семенович Елъчанинов, который при вылазке под Иван-городом ранен, и в полону в Нарве умре— Полковники    ко­торые убиты: Сухарев, который при вылазке под   Иван-городом убит;   Ботман, Фриберг,   Колумб, Дивицсон, Юнгер Крае; от Инфантерии: Шезберг, Шведен,  фон Верден, Бальцер; оные четыре  Полковника раненый и в Россию отвезе­ны. Подполковники,   которые убиты и в полон взяты: Конрад фон Верден, Питер Министерман, ранены; Бальцер, Князь Дмитрий   Мещерской, фон Витте,  убиты под городом. Маиоры, которые убиты и в полон взяты:   Гордон, Лаваль, Менезиус, Гаресер, ранены; Стральман  фон Дерстен, от Артиллерии Дмитрий Федорович Рыжиков, Христофор Фелькерзам, Басиер, убиты. Капитаны: Гауман,  Дризен, Андрей Герман, Иван Вент, Иван


135

Клирович, Ласберт, от бомбардиров Инженер Багнетий убит. Алексей Блохин, Винциус, Гордон, Иван Алкегуйзен, Артемон Милослваский, Козен от бомбардиров, Прейсах. Порутчики: Гортамус, Иван Шепелев, Андреас Пальц, Александр Милославский,  Тимофей Макартий, Экспанже, Евстафий Кинкант, Прапорщики: Сергей Метроцкий, Ведион, Бальмонг, Тангаер; сержанты: Иван Зиновьев, Алексей Блохин, Абрагам, Улис; фейерверкеры и бомбардиры: Иван Шмит, Кенеспи, Шток, Крузер, Шверейтер, Ламберт, Петрус Девуш; Медиции лекари, Аптекари, Пастор и трубачи Его Царскаго Величества: Сарториус, Аптекарь, Лейб-Медикус Карбонариус, Питер Кондрат фон Тинсер Лекарь Тильк; трубач Фабрициус, трубач Антошка; Лекарь Пантер, Его Величества камердинер; Лекарь Клюгергард, Доминикус Фер. Польские Королевский полоненики: Генерал-Фельдмаршал, Его Светлость Герцог фон Круа, Генерал-Лейтенант Барон фон Алларт, Посланник Барон де Ланг; Генерал-Маиор Обер-Инженер Шахер; Инженер-Капитан Ценбербир, Полковник Шнеберг, Герцога фон Круа Камер Юнкер Барон фон дер Вейк, Подполковник Контре. Польские


136

Королевские Офицеры, которые убиты: Полковник Лион, Секретарь Мор, от Гер­цога фон Круа Инженер Тумбер, старой кухмистр от Герцога, камердинер   от Герцога, Адъютант от Генерала-Лейте­нанта   Алларта   фон   Ингоф,   Капитан Лотвец,   Капитан    Линкен,    Капитан Брисар,    один    лакей    от  Герцога, два гайдука от Герцога, два повара от   Гер­цога, одна поваренная   служанка,   которая была изрублена, однако же   паки   нашлась. Оные все во отчаянной    конфузии от Руских побиты. Взятых   в полон  волонтеров, которые в службе Его Величества определены  не   бывали:    Полковник Якоби Пиндикрат, Капитан Граф Гильбрант,    Капитан    Зеймних,    Капитан Скейни, Италиянец, Капнтан Линг,  Порутчик Тури.

Декабря 1 дня в 11 часу до полудни прибыл отъ Его Королевскаго Величества Генерал-Адъютант Тубе, с одним Порутчиком и З0 рейтаров, и всех помянутых в полон взятых, в Нарву привел в Коммендантской дом, где Полковник Горн стоял, а именно в большую нетопленную избу; и понеже они все тот день еще не евши были, того ради такой жестокой прием в начале им зело неприятен был; к вечеру пришед к ним,


137

квартиры отвелъ, о чем они и рады бы­ли, что в теплую избу пришли, и ту ночь без вящшей трудности проспали, а на другой день и во всю бытность в Нарве весьма жестоко содержаны были.

Декабря 2   дня  равномерно   поступлено было    с Российскими    Гг.  Генералы   и Обер-Офицеры,   так   что не   токмо  к Российским, но и к Польским Генералам по одному Офицеру в их камору  определили, которой   денно и ночно   без   отлучениия при них был; такожде пред дверь­ми по два караульщика, и не позволено бы­ло бумаги, перья и чернил  им   давать, а что у ннх было, то отнято.

В 3 число послал Его Королевское Величество Генерал-Аудитора своего к Генералу Алларту с объявлением, чтоб имеющия при себе города Нарвы и с ата­ковани я онаго, такожде со всего траншамента абрисы или чертежи выдал, что он Генерал Алларт и учинил.

В 4 число посетили его Генерала Ал­ларта все Шведские Генералы один по одному, и всякими мерами трудились, дабы у него выведать о сущем состоянии Российской армии, и дабы он им объявил, что оная в той акции состояла из б0.000 человек; но он имъподтверждал и доказал, что токмо З0.000 было, доказав


138

то из малаго журнала своего. Такожде сказали, будто в вылазке и в той акции под Нарвою 8.000 Руских побито, и он расположение учинил о убитых каждаго дня, и потому явилось, что вовсе более 1.200 не убито; такожде он им сказал, чтоб справились с его планом, которой он 3 Декабря к Королю послал; и чтоб чи­слили по баталионам по З00, или по боль­шой мере по 350 человек, и тогда явно увидят, что Руская армия токмо состоя­ла из 75 баталионов, да 5 даже до 6 000 нерегулярной конницы, которыя, все вместе считая, сочинит 29 или З0.000 человек; и он им показал, что им того числа 4.000 человек в тех трех атаках стоило, и еще 2 до З.000 больных в лагере обреталось; Алларту ненависть показали, что он ложно объявить не хотел и не возмог. Однако же Генерал Алларт сказал, что еще 10 или 12.000 инфантерии, Гетман с 20 или с 24.000 козаков в походе сюда обретаются, от чего они не мало обробели и сожалели, что они правое крыло со всем оружием и пуш­ками упустили; и ради того далее мар­шировать отложили, но токмо сделанные траншаменты разорили и сравнили, и в Лифляндию в зимовыя квартиры пойти на-


139

мерились, яко же сам Король стан   свой заранее взял.

5 числа Король, означенные абрисы чрез Генерала-Адъютанта своего к Ге­нералу Алларту паки назад прислал, с таким милостивейшим объявлением, что он зело исправно оные изобрел, токмо чает, что Российская армия по меньшой мере из 60 до 70.000 человек состоять имела, и чтоб он Генерал Алларт правду о том далее не утаил и чтоб за зло не принял, что по воинскому резону за таким крепким караулом его держат, ибо оное ради того чинится, понеже Российское вой­ско еще в походе и на поле сильно на­ходится, и что он Король, как скоро отъедет, так в полон взятые отве­зены будут в Ревел; (25 Декабря воспоследовать имело не токмо Российских, но и Польских пленных с лучшею вольноcтию и свободою содержать повелено) за которую Королевскую милость, Генерал Алларт подданнейшее возблагодарение отдал, сожалея притом, что он Его Ве­личеству иной правды о состоянии Руской армии объявить не может, кроме той, которую уже сказал, и как из жур­нала его явилось, которой он и к сво­ему Государю Польскому послал, и что


140

можно разсудить, что он своему Государю ложнаго рапорта учинить не дерзает.

6 числа у всех Гг. Генералов ка­раулы умножены были, которые перед дверьми стояли, те вдвое в самую камору определены; такожде и служителей их более со двора не пускали для покупки нужных вещей, и когда Герцог фон Круа Ге­нералу-Порутчику Рейншильду жаловался, что его очень жестоко содержат, и представил, что у него много служителей, а что все свое потерял и что он бы голодом умереть принужден был, когда бы Г. Барон и Генерал Алларт его не ссудил 100 червонных золотых, хотя у самаго только 200 было, которые они честным образом разделил. — На что 7 го Декабря Король Шведской к нему Герцогу послал 1.500 червонных новых Шведских золотых и шпагу его и определил ежеднев­но ему давать по 4 кушанья из Королев­ской поварни, да по 3 бутылки вина и пи­ва; а Герцог чрез Полковника Шнеберга ему Генералу Алларту те 100 червонных паки отдал и еще с вящшим числом служить обещал; но он Генерал Алларт со благодарением ему Герцогу объявил, для того, что с ним был один гайдук и лакей, да 2 Офицера, а именно: Капи-


141

тан  Саксонской   Цейгерейн,   да Руской Капитан.

12 числа Шведской Король благодар­ный молебен отпеть велел, и притом на литаврах и трубах играли в Швед­ской церкви и дважды изъ120 пушек выстрелили, а иныя торжества никакия не чинили. До полудни, казанье было в тех словах, которыя написаны в первой книге Пророка Самуила в 14 главе в 6 стихе, а по полудни в тех, которые нахо­дятся в Псалтири в 20, 8 и 9 стихе.

13 числа ведомость получили, что знатное число Российскаго войска явилось около Нарвы, с таким ложным разглашением, яко бы остатные после баталии иноземцы все побиты кавалериею; мы не поверили и признали, что от Шведов безстыдная вымышлена была сия ложь.

21. Всем пленным объявили, чтоб готовы были к выезду.

2З числа, Король Шведской с армиею своею поутру рано поднялся, и хотя оное от нас таили, однако же несколько дней после того уведомились, что к Дертпу пошли, куда и 6 полков кавалерии следовало.

24, Королевские дворцовые чины за ним же пошли.

25 числа   все  пленные   Генералы   на


142

подводах отвезены под конвоем 300 человек и командою Подполковника Паткуля, которой от Российских яко Маиор в полон взят был, от баталии у них ушел, при котором случае Гг. Генералы первой раз увиделися.

26 прошли  до Пунгерна,  а 27 до  Beзенберга, 28  стояли, 29  до Кагала, З0 до Геглерта, 31    числа в   Ревель с жестоким содержанием. Много бы сказать можно,   однако  же,  по   предстательству Гг. Генералов,   6 числа  Марта к  Генералу-Губернатору Делагяртию    милостивейший Королевский указ  прислан был, по которому позволено было, чтоб друг друга посещать могли, такожде в городе хо­дить, однако же с одним обер или унтер - офицером.

Марта в 18 число   прежний   противный  указ  прислан был, где помянутая свобода   нам отказана, токмо, чтоб в церковь нас пускать; может быть, что то   учинилось  отчасти,   понеже   в   Ре­вель   тогда  Цесарский Посол Граф фон Вельс, да Датский Посланник Барон фон Розенкранц обраталися дабы к ним не ходить, отчасти же, дабы у прочих пленных о Шведских к ним поступках   не могли уведомиться; но помянутые Гг. По­сланники, не смотря на то, часто Генера-


143

лов посещали.   Между тем Королевской немилостивой указ прислан был, чтоб никого   более   к   пленным не пускать, и объявлено 23 Маия   им на путь уготовляться в Стокгольм.

24 Maия Генерал послал к Г.  Генерал-Губернатору  проститься  и возблагодарить за оказанное ему учтивство, хо­тя от него никакого не видал, ибо он и воздух им пленным отнял  бы, когда возможно; Генерал  Алларт   тем   ему оказать хотел, что он лучше знает с людьми обходиться, нежели он.........