Майков П. Заметка о семействе Шкуриных // Русская старина, 1897. – Т. 88. - № 11. – С. 421-422.

 

 

 

Заметка о семействе Шкуриных.

 

Несколько месяцев тому назад мне пришлось быть на берегах Волхова, близ Гостинопольской пристани. В 2-3 верстах от этого места я пользовался очень короткое время радушным гостеприимством в усадьбе вице-адмирала Павла Антоновича фон-Моллера. Сам вице-адмирал, давно уже покинув морскую службу, жил почти безвыездно в своей деревне, был в самом начале шестидесятых годов мировым посредником, потом гласным земскаго собрания и оставил по себе прекрасную память справедливаго, безукоризненно честнаго человека и ревностнаго общественнаго деятеля. Он несколько лет как умер, а поместье досталось его дочери, с которою я имел удовольствие провести два вечера, при чем выяснилось, что гостеприимная хозяйка приходится дальнею родственницею Василью Григорьевичу Шкурину, известному гардеробмейстеру императрицы Екатерины II, имевшему сына Сергея Васильевича, которому некогда и принадлежало то имение близ р. Волхова, в котором я приводил вечер. Мать моей собеседницы была внучкою Сергея Васильева Шкурина и сохранила, как оказалось, несколько старых бумаг и документов, которые мне удалось просмотреть.

Из патента, даннаго Императорским вольно-экономическим обществом 18 июня 1774 г., за подписью фон-Штелина и Андрея Нартова его превосходительству Василью Григорьевичу Шкурину, видно, что он был избран в 1774 году членом сего общества.

Из грамоты за подписью самой императрицы, от 20 декабря 1763 года видно, что Василий Григорьевич Шкурин с 1740 года служил при дворе императрицы Елисаветы и взят ко двору в 1751 году в камердинеры, в 1762 году пожалован в обер камердинера, а 1 июля 1762 года произведен в бригадиры и сделан гардеробмейстером; в 1763 г. 28 июня—действительным камергером, а в 1763 году 29 декабря «за верность, усердие и отличныя услуги, оказанная особливо при вступлении нашем на всероссийский императорский престол купно с прочими верными сынами российскими, которыми сию империю от страшнаго ига и православную церковь от разорения и приближавшаяся ей всеконечнаго падения—освободили»,— Шкурин возведен в потомственное российское дворянство.

Шкурин кроме сына имел двух дочерей, которыя были обе фрейлинами при дворе Екатерины II, (см. «Русскую Старину» 1871 т. 4 —

 

 

422

«Фрейлины русскаго двора»). Старшая из них Мария (род. 1755) пожалована фрейлиною в 1769 году и потом, за вмешательство в сношения известнаго Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова с фрейлиною княгинею Щербатовою, была удалена из дворца, исключена из списка и получила 12  тысяч руб. как приданное (см. записки Храповицкаго стр. 306, 308). Шкурина уехала в Москву 12 сентября 1789 году с Мамоновыми, не ужилась там и поступила в монастырь, в пострижении названа Павлия и после пребывания  во многих монастырях уволена на покой в Алексеевский монастырь в Москве, где и умерла в 1824 году и погребена в Новодевичьем монастыре. Другая дочь Шкурина—Наталья была также фрейлиною императрицы Екатерины II   и удостоилась получить от императора Павла двести душ, в 1797 году февраля 26 дня, как видно из выданной ей на то грамоты. Но грамоту писали и рисовали довольно   долго,   конечно не предвидя скорой кончины императора, так что когда грамота была готова и могла быть уже им подписана, державный  даритель не оказался уже в живых. Но в то время не стали заботиться о переделке грамоты и новом ея переписывали, а изготовленную от имени императора Павла для Шкуриной грамоту представили к подписи царствовавшему тогда императору Александру I, который   и   написал   внизу собственноручно «утверждаю Александр». Рукою вице-канцлера графа Кочубея, скрепившаго грамоту, выставлено число мая 5 дня 1803 года. Таким образом получилась довольно своеобразная грамота в которой говорится, что Божиею поспешествующею милостию мы, Павел первый, Император и самодержец и т. д. (весь титул) государь еверский и великий магистр державнаго ордена святаго Иоанна Иерусалимскаго и пр. пр., пожаловали фрейлине Шкуриной двести душ и жалованную грамоту собственною   рукою   подписали и государственною нашею печатью укрепить  повелели,—а между тем на деле, грамоту не подписали, а державный сын его внизу оной написал «утверждаю», предоставив этим  широкое поле толкованиям и догадкам, 1) к чему собственно относится и может относиться это слово «утверждаю».

 

П. Майков.

 

 

1) Можем добавить, что такая подпись грамоты не воспрепятствовала нисколько Шкуриной получить назначенныя ей двести душ крестьян. Из сделанной на грамоте отметки видно, что Шкуриной отведены были в Тамбовской и С.-Петербургской губернии двести тринадцать душ, и по силе именнаго высочайшаго указа 1794 года июня 23, пошлинные деньги по пятидесяти копеек с души, а всего сто шесть руб. пятьдесят коп., в казначейство приняты и записаны на приход июня 12 дня 1803 года.