О состоянии Российския империи в 1699 году, с английского. Письмо дворянина, имевшего обхождение с российскими послами, бывшими в Голландии // Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деяниях государя императора Петра Великого. Изданное трудами и иждивением Федора Туманского. - Ч. 1. - СПб.: Шнор, 1787, с. 1—71.

 

 

 

Собраніе

РАЗНЫXЪ  ЗАПИСОКЪ

и  с о ч и н е н i й,

служащихъ

къ доставленiю полнаго свѣденія

о жизни и дѣянияхъ

ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА

ПЕТРА ВЕЛИКАГО.

изданное

трудами   и   иждивеніемъ

Ѳеодора  Туманскаго.

 

ЧАСТЬ ПЕРЬВАЯ.

ВО ГРАДѢ СВЯТАГО ПЕТРА,

Печатано съ дозволенiя  Указнаго, у Шнора

1787 года.

 

 

 

о состоянiи

РОССІЙСКІЯ  ИМПЕРІИ

въ 1699 году,

сЪ Англинскаго.

Письмо дворянина имѣвшаго обхожденiе сЪ Россiйскими Послами бывшими вЪ Голландіи.

 

Государь мой!

Въ послѣднемЪ вашемЪ письмѣ требуете вы отЪ меня увѣдомленія, о томЪ, что могЪ я узнать (во время пребыванія здѣсь славнаго Посольства Его Царскаго Величества) о теперешнемЪ состоянiи Россiи. Я весьма радЪ, что вы подали мнѣ способЪ нѣсколько удовольствовать ваше любопытство; ибо имѣя частое обхожденiе сЪ помянутыми Послами, имѣлЪ я и случай получить свѣденіе о раз-

 

 

2

ныхЪ весьма важныхЪ дѣлахЪ, которыя вЪ здѣшнихЪ мѣстахЪ не совсемЪ извѣстны. Весьма странными кажутся мнѣ тѣ понятія, которыя большая часть людей имѣетЪ о нынѣшнемЪ состоянiи Россiи, будучи предубѣждена мнѣнiемЪ: будто сія Монархiя толь малозначуща вЪ разсужденіи другихЪ ЕвропейскихЪ ГосударствЪ, что едва достойна вниманія.

ВсякЪ, кто приметЪ на себя трудЪ безпристрасино разсмотрѣть теперешнее положенiе ихЪ дѣлЪ, принужденЪ будетЪ признаться, что вЪ нынѣшнее время немногія Европейскія Государства могутЪ почитаться достойнѣйшими предметами нашего любопытства.

Не льзя отрицать того, что до 1645 года, вЪ которомЪ Царь Алексей Михайловичъ вступилъ на ПрестолЪ, Россіяне были гораздо непросвѣщеннѣе и весьма малое имѣли сношеніе и сообщеніе сЪ другими народами. Будучи малосвѣдущи во всѣхЪ наукахЪ, были они слѣдственно незнающи и вЪ военномЪ искуствѣ; и дисциплинѣ употребляемой нынѣ вЪ Европѣ; сіе было истинною причиною тому, что не смотря на ихЪ неустрашимость и крѣпкое сложеніе, они толь часто были побѣждаемы во многихЪ сраженіяхЪ своими непрiятелями гораздо малочисленнѣйшими.

Царь Алексѣй Михайловичь, Государь весьма разумный и при томЪ великій политикЪ, узнавЪ, скоро по возшествiи СвоемЪ на Пре­-

 

 

3

столЪ, истинную причину недостатковЪ РоссіянЪ вЪ разсужденіи другихЪ народовЪ, обратилЪ все Свое вниманiе на отвращеніе оныхЪ. Лучшее средство, какое ОнЪ могЪ для того употребить, состояло вЪ томЪ, что бы принять вЪ Свою службу сколько можно больше иностранныхЪ ОфицеровЪ, для наученія СвоихЪ подданныхЪ новому военному искуству. КЪ скорѣйшему достиженiю Своего намѣренія ОнЪ употребилЪ всѣ тѣ способы, какихЪ только можно ожидать отЪ самыхЪ тонкихЪ политиковЪ. Зная, что не очень легко привлечь вЪ Свою службу знатное число хорошихЪ иностранныхЪ ОфицеровЪ, ОнЪ нечувствительно склонилЪ ихЪ на Свою сторону обѣщаніями большаго жалованья, совершенныя вольности вЪ отправленіи вѣры и опредѣленiемЪ вЪ Свою службу на короткое время. Сіе все было точно наблюдаемо сЪ Его стороны, и такЪ ОнЪ произвелЪ вЪ дѣйство предпріятое ИмЪ намѣренiе сЪ такимЪ чрезвычайнымЪ успѣхомЪ, что по извѣстіямЪ Барона Меерберга, бывшаго вЪ 1662 году ПосломЪ отЪ Императора Леополда при РоссійскомЪ Дворѣ, между иностранными Офицерами находившимися вЪ службѣ Царя Алексѣя Михайловича были два Генерала, два Маршала, болѣе ста ПолковниковЪ, великое число МаіоровЪ, и множество КапитановЪ, ПоручиковЪ и ПрапорщиковЪ, которымЪ всѣмЪ производилось исправное жалованіе. Сіе извѣстіе со­-

 

 

4

общаемое намЪ отЪ такого человѣка, который вЪ прочемЪ рѣдко говоритЪ хорошо о РоссіянахЪ и о ихЪ дѣлахЪ, заслуживаеиъ здѣсь особливое примѣчаніе.

Вышепомянутые Офицеры набравЪ рекрутЪ вЪ разныхЪ мѣстахЪ Россійскаго Государства и научивЪ ихЪ порядочной военной дисциплине, показали послѣ вЪ разныхЪ сраженіяхЪ сЪ Поляками и Шведами довольные опыты тому, что Россіяне не имѣютЪ недостатка вЪ храбрости, когда они предводительствуемы хорошими и искусными Офицерами. Но кромѣ сихЪ новонабранныхЪ, Царь имѣлЪ всегда вЪ готовости извѣстное и непремѣнное число старыхЪ войскЪ, нѣсколько подобныхЪ РимскимЪ легіонамЪ. Россіяне называютЪ ихЪ стрѣльцами; число ихЪ простирается до сорока тысячь; они состоятЪ подЪ начальствомЪ знатнѣйшихЪ боярЪ.

Должно тутЪ и еще примѣтить, что не одно введенiе порядочнѣйшей дисциплины между Россiйскими войсками, было причиною побудившею Царя Алексѣя Михайловича содержать вЪ службѣ толь знатное число иностранныхЪ ОфицеровЪ; ибо опытомЪ доказано, что таковымЪ же побужденiемЪ была и безопасность Самаго Государя, который прежде сего ввѣривЪ предводительство СвоихЪ непремѣнныхЪ войскЪ боярамЪ, подавалЪ имЪ чрезЪ то частые случаи ко злоупотребленiю ихЪ силы, вЪ противность Его Царской власти.

 

 

5

Сей Великій Государь умерЪ вЪ 1676 году кЪ крайнему сожалѣнію Своего народа, которымЪ ОнЪ былЪ любимЪ, ибо во все Свое царствованiе не токмо никогда не употребилЪ во зло Своея неограниченныя власти; но и многократными опытами доказалЪ Свою умѣренность, Свое правосудiе и благочестіе. ОнЪ перьвый перемѣнилЪ состоянiе дѣлЪ Россійскія Имперiи и положилЪ то основанiе, на которомЪ послѣ сооружено было могущество Россіи, и которое по видимому приведено будетЪ вЪ совершенство нынѣшнимЪ Великимъ Государемъ Петромъ Алексѣевичемъ.

Царь Алексѣй Михайловичь оставилЪ ПрестолЪ старшему Своему Сыну Ѳеодору Алексѣевичу, Который царствовалЪ только шесть лѣтЪ; скорая Его кончина была равнымЪ образомЪ оплакиваема Его подданными; ибо ОнЪ былЪ во всемЪ совершенный Государь и слѣдуя точно примѣру Своего Родителя, особливо вЪ томЪ, что принадлежало до иностранныхЪ ОфицеровЪ и ободренія сЪ чужестранцами торговли, отмѣнную подавалЪ надежду быть добрымЪ и ВеликимЪ ГосударемЪ. ОнЪ былЪ великій любитель всѣхЪ наукЪ, а особливо математическихЪ ; украсилЪ Москву каменными строенiями и намѣренЪ былЪ улицы вымостить камнемЪ, но смерть Его вЪ томЪ предупредила. Во время Его царствованiя ГенералЪ ЛефортЪ, о которомЪ я впредь буду имѣть случай говорить пространнѣе, всту-

 

 

6

пилЪ вЪ Россійскую службу. Царь занемогЪ вдругЪ жестокою и неизлѣчимою горячкою, отЪ которой чрезЪ нѣсколько дней умерЪ, назначивЪ предЪ смертію наслѣдникомЪ СвоимЪ младшаго Своего брата Петра, рожденнаго отЪ втораго брака; почитая другаго Своего брата Іоанна, Который былЪ слабЪ здоровьемЪ, неспособнымЪ кЪ правленію толь Великою Импѣеріею.

ВЪ слѣдствіе сего Петръ Алексѣевичь обЪявленЪ былЪ РоссiскимЪ ЦаремЪ, на одинадсятомЪ году отЪ рожденія. Но Царевна Софiя, дочь покойнаго Царя Алексѣя Михайловича отЪ перьваго Его брака, будучи честолюбива не могла того снести, что бы родный Ея братЪ отлученЪ былЪ отЪ Россiйскаго Престола; и для того употребила всѣ Свои происки для возложенія Короны на Своего брата Іоанна Алексѣевича, или паче сказать на Себя. КЪ лучшему достиженiю сего намѣренія Она старалась распространить слухи, будто покойный Царь Ѳеодоръ Алексѣевичъ, братЪ Ея, опоенЪ былЪ ядомЪ отЪ своихЪ лѣкарей, по наущенію знатныхЪ боярЪ, имена коихЪ были нарочно обЪявлены, яко виновниковЪ и споспѣшествователей толь ужаснаго преступленiя. Зная, что болѣе всего можетЪ Она утвердить Свои пользы привлеченіемЪ на Свою сторону стрѣльцовЪ, велѣла также разгласить, будто при Дворѣ принято было намѣренiе намѢшать яду и вЪ ту водку, ко­-

 

 

7

торую хотѣли имЪ подносить на ЦарскихЪ похоронахЪ.

Сiе имѣло успѣхЪ Царевною желаемый, и стрѣльцы, приведенные вЪ бѣшенство сими нечаянными извѣстіями, прибѣжали вЪ ярости ко Дворцу, убили тамЪ двухЪ ЦарскихЪ лѣкарей, изЪ которыхЪ главный былЪ ЖидЪ, потомЪ тѣхЪ боярЪ, которые означены были Царевною, яко противные Ея пользамЪ. Бѣшенство ихЪ тѣмЪ еще не кончилось; учинивЪ множество наглостей и убивствЪ, они ворвались вЪ покои Царя Петра Алексѣевича, гдѣ убили вЪ Его присутствiи многихЪ вѣрнѣйшихЪ Его боярЪ и знатнѣйшихЪ друзей; а потомЪ обЪявили ЦаремЪ Іоанна Алексѣевича вмѣстѣ сЪ Петромъ Алексѣевичемъ.

ТакимЪ образомЪ за бурею послѣдовала тишина, которая однакожЪ недолго продолжалася: ибо Царевна, честолюбiе Которыя не удовольствовалось возшествiемЪ на ПрестолЪ брата Ея Іоанна Алексѣевича, вступила вЪ заговорЪ со стрѣлецкимЪ начальникомЪ ЩегловитымЪ, обЪявивЪ ему, что братЪ Ея служилЪ токмо предлогомЪ кЪ возложенію Короны на Ея главу, что Она желаетЪ выйти за него замужЪ, и царствовать сЪ нимЪ вмѣстѣ если онЪ соединитЪ сЪ Нею свои силы и старанія, и что не трудно успѣть вЪ семЪ намѣреніи, потому, что Россiйская Импіерія есть несносное бремя для двухЪ малолѣтныхЪ отроковЪ.

 

 

8

ОнЪ не вЪ состоянiи былЪ противиться сильнымЪ Ея обольщеніямЪ; и они употребляли всѣ мѣры кЪ произведенiю вЪ дѣйство сего предпріятія, которое долженствовало начаться смертію обоихЪ Царей, и кое бы непремѣнно удалося по ихЪ желанію, если бы заговорЪ ихЪ не былЪ заблаговременно открытЪ ИхЪ Царскимъ Величествамъ.

Имѣя много причинЪ опасаться стрѣльцовЪ, оба Цари удалились вЪ Троицкій монастырь, мѣсто укрѣпленное вЪ шестидесяти верстахЪ отЪ Москвы отстоящее. ТамЪ Г. ЛефортЪ оказалЪ имЪ отмѣнные знаки своея храбрости и вѣрности. Стрѣлецкій голова заманенЪ былЪ вЪ засаду подЪ Троицкiй монастырь, гдѣ онЪ и другiе начальники бунта захвачены и наказаны были смертiю. Царевна Софія заключена вЪ монастырь, и содержалась подЪ строгимЪ присмотромЪ.

По возстановленіи спокойствiя вЪ правленiи, удаленіемЪ двухЪ главныхЪ зачинщиковЪ бунта, стрельцы, дѣйствовавшiе сЪ сильною ревностію противЪ ИхЪ Величествъ, будучи раздѣлены на многіе небольшiе корпусы, посланы вЪ разныя части Государства подЪ стражею другихЪ войскЪ, которыхЪ начальники получа тайныя повелѣнія напасть на нихЪ вЪ назначенное время, исполнили данныя имЪ приказанiя сЪ такою точностью, что весьма немногіе отЪ ихЪ рукЪ спаслись.

 

 

9

Достойно примѣчанiя, и почитаемо было предзнаменованіемЪ будущія великости нынѣшняго Царя Петра Алексѣевича то, что когда многіе изЪ ближнихЪ его друзей были убиваемы мятежными стрѣльцами вЪ Его присутствiи, ОнЪ не оказалЪ нималѣйшія перемѣны вЪ СвоемЪ лицѣ; сіе поразило бунтовшиковЪ такимЪ изумленiемЪ, что они не осмѣлились свергнуть Его сЪ Престола, но удовольствовались обЪявленiемЪ брата Его Іоанна соцарствующимЪ Ему. Всѣ тѣ, которые знали Его Царское Величество вЪ самомЪ нѣжномЪ Его возрастѣ, единодушно признаютЪ, что еще тогда примѣтны были вЪ НемЪ великость души и весьма проницательный разумЪ, каковыхЪ простые люди не имѣютЪ. ОнЪ никогда почти не былЪ празденЪ, но всегда чемЪ нибудь занимался; былЪ скорЪ и бодрЪ, и оказывалЪ великое любопытство знать о всѣхЪ важныхЪ дѣлахЪ, особливо о томЪ, что имѣло какое нибудь отношеніе ко нравамЪ и обычаямЪ иностранныхЪ народовЪ. Едва исполнилось Ему пятьнадсять лѣтЪ, какЪ сталЪ ОнЪ прилѣжать ко изученiю математическихЪ наукЪ, имѣя особливую склонность кЪ мореплаванiю, и другимЪ механическимъ художествамЪ, которыя ОнЪ почиталЪ способнѣйшими ко произведенiю вЪ дѣйство великихЪ СвоихЪ предприятiй, исполненныхЪ ИмЪ послѣ того со удивительнымЪ благоразуміемЪ.

 

 

10

Во время послѣдней войны между Турками, ИмператоромЪ, Польшею и Венеціею, Царь воевалЪ сЪ Китайцами, которые напали на РоссіянЪ по самымЪ маловажнымЪ причинамЪ, побуждаемы будучи, какЪ о томЪ мыслятЪ, нѣкоими мисіонерами; но Царь, не желая оставить толь выгоднаго случая сразиться противЪ ТурокЪ совокупно сЪ вышепомянутыми Христіанскими Государями, охотно согласился уменьшить Свои требованіи для возстановленiя прочнаго сЪ Китайцами мира. ОнЪ имѣлЪ тогда многія причины надеяться щастливаго со Своей стороны вЪ войнѣ противЪ ТурокЪ успѣха, потому, что они вЪ то время своими неудачами и многими сраженiями вЪ Венгріи, приведены были вЪ такое изнеможенiе, что не могли сдѣлать никакого знатнаго сопротивленiя. Царь почитая овладѣнiе Азова важнымЪ для РоссіянЪ, положилЪ оный взять во что бы то ни стало, свѣдавЪ же и то, что укрѣпленія онаго города были вЪ худомЪ состоянiи, несомнѣнно надѣялся о успехѣ вЪ семЪ предпріятiи.

Кромѣ того побуждаемЪ ОнЪ былЪ кЪ начатію сея войны еще другою причиною, которую считалЪ ОнЪ необходимою, то есть безопасность Своея особы. ОнЪ еще вЪ свѣжей памяти имелЪ мятежныя склонности стрѣльцовЪ, и не сомнѣвался поводомЪ войны найти средство отЪ нихЪ избавиться, или по крайней мѣрѣ укротить ихЪ наглость,

 

 

11

умноживЪ число хорошихЪ иностранныхЪ ОфицеровЪ, на которыхЪ службу и вѣрность могЪ ОнЪ совершенно положиться, потому, что ихЪ участь во всемЪ отЪ Него зависѣла. И такЪ положено учинить новый наборЪ рекрутЪ, поруча управленіе оныхЪ иностраннымЪ ОфицерамЪ, число которыхЪ умножено было до осьми тысячь; а какЪ войска находившiяся подЪ ихЪ начальствомЪ научены были порядочной военной наукѣ, то вЪ 1695 году АзовЪ и Кизикирмень осаждены оба вЪ одно время, дабы непріятелю тѣмЪ труднѣе было подавать помощь Азову, кЪ которому главное стремленiе РоссіянЪ простиралось.

Землеописатели наши полагаютЪ АзовЪ кЪ Сѣверу рѣки Дона сЪ Крымскія стороны, однако же настоящее его положенiе есть кЪ Югу, со стороны Черкасіи, на возвышенномЪ мѣстѣ неподалеку отЪ Меотійскаго моря. Сей городЪ не на островѣ построенЪ, какЪ изображено на нѣкоторыхЪ ландкартахЪ и около его не видно никакихЪ острововЪ ни близЪ устья рѣки, ниже на самомЪ МеотiйскомЪ или АзовскомЪ морѣ, какЪ сіе равнымЪ образомЪ показано на сихЪ ландкартахЪ, кромѣ того, что находится одинЪ весьма небольшой островокЪ лежащій при самомЪ устьѣ рѣки Дона кЪ Сѣверо-Западу, весьма близко кЪ берегу.

Около двухЪ миль по выше сея крѣпости выходитЪ изЪ Дона рукавЪ, простираю­-

 

 

12

щiйся кЪ Сѣверу вЪ видѣ полукружія, прежде нежели впадаетЪ вЪ Азовское море, но онЪ весьма узокЪ и мѣлокЪ. Гораздо подалѣе отсюда, и немного повыше города выходитЪ другій рукавЪ, который протекая также кЪ Сѣверу вЪ виде нѣсколько подобномЪ полукружію, раздѣляется, прежде нежели впадаетЪ вЪ море, на пять другихЪ рукавовЪ. Но сей рукавЪ также не весьма глубокЪ, и мѣста чрезЪ которыя сіи каналы проходятЪ, такЪ низки и болотисты, что при высокой поднявшейся водѣ, когда вѣтерЪ сильно дуетЪ сЪ Юга и гонитЪ воду сЪ Чернаго моря на оный берегЪ, тогда всѣ около лежащія мѣста бываютЪ потоплены.

Я думаю, вы не мало удивитеся тому, что Россіяне и Турки на своихЪ ландкартахЪ полагаютЪ АзовЪ подЪ 47 степенью Сѣверной широты; хотя мы вЪ своихЪ ландкартахЪ находимЪ оный подЪ 51 градусомЪ или около того. ВЪ семЪ случаѣ особливое примѣчанiе заслуживаетЪ, что ландкарты сходствуютЪ сЪ ихЪ ландкартами вЪ положенiи тоя части земли, гдѣ ДонЪ наиболѣе приближается кЪ рѣкѣ Волгѣ, которую они также какЪ и мы полагаютЪ подЪ 49 степенью. Я могу васЪ только вЪ томЪ увѣрить, что Россіяне, почитаемые вообще незнающими и непросвѣщенными людьми, сочинили весьма исправныя ландкарты своего Государства, изЪ коихЪ нѣкоторыя я видалЪ

 

 

13

самЪ; они почитаютЪ наши ландкарты о ихЪ землѣ весьма несовершенными.

ГородЪ АзовЪ сперьва былЪ не иное что, какЪ малое мѣстечко безпорядочно укрѣпленное однимЪ токмо валомЪ. Его видЪ походилЪ на шестиуголникЪ, две противныя его стороны шли почти паралельно сЪ рѣкою, и окружены были многими башнями по старинному обычаю построенными. Около середины противу лежащія Западу стороны находилася весьма широкая и высокая; она сЪ низу была круглая, возвышалась наподобіе пирамиды, а на верьху плоская. Внутри крѣпости былЪ другой ретрашементЪ, который служилЪ оной цитаделью, и всегда былЪ снабдѣнЪ хорошимЪ гарнизономЪ. Послѣ того Турки окружили весь сей городЪ новыми земляными укрѣпленіями состоящими изЪ нашихЪ широкихЪ и высокихЪ, но не очень правильныхЪ бастiоновЪ, однако же ровЪ весьма широкЪ и глубокЪ. Два изЪ бастіоновЪ сихЪ лежатЪ кЪ Юго-Возтоку весьма близко одинЪ отЪ другаго, для лучшаго защищенія крѣпости по причинѣ смѣжности разныхЪ пригорковЪ, сЪ которыхЪ иначе можнобЪ было стрѣлять вЪ городЪ. Третій бастіонЪ кЪ Юго-Западу находится весьма вЪ дальнемЪ разстоянiи отЪ другихЪ двухЪ, четвертый же кЪ Западу еще далѣе отстоитЪ отЪ третьяго. Куртина между сими двумя послѣдними бастіонами имѣетЪ вЪ срединѣ тупый уголЪ;

 

 

14

такій же уголЪ имѣетЪ и возточная куртина, которая спускается кЪ рѣкѣ и сЪ рѣчной стороны она снабдѣна крѣпкимЪ полисадникомЪ.

Кромѣ сего построили нѣсколько по выше сей крѣпости двѣ крѣпкія кирпичныя башни, четыре угольныя, одну на той, а другую на другой сторонѣ рѣки; снабдѣнныя довольнымЪ числомЪ пушекЪ, коими равно какЪ и крѣпкою цепью препятствовали ДонскимЪ козакамЪ проходить сею дорогою кЪ Черному морю; козаки сперьва, когда ѣзжали грабить ТурокЪ, пользовались темнотою ночи. ВЪ такомЪ состоянiи былЪ АзовЪ, какЪ Россіяне осадили его вЪ перьвый разЪ вЪ 1695 году.

Очень странно покажется, что Турки или толь мало разумѣли выгоду мѣстоположенія сего важнаго города, или такЪ были нерадѣтельны о его безопасности, что не отняли у РоссiянЪ всякія надежды обЪ успѣхѣ сего предпріятiя. По моему мнѣнiю для нихЪ весьма нужно было не только оградить сіе толь важное мѣсто отЪ всякаго подобнаго покушенiя, сдѣлавЪ оное неприступнымЪ, но и распространить по возможности завоеванія свои сЪ сей стороны, овладѣвЪ землею лежащею между рѣками ДономЪ и Волгою, которыя отстоятЪ одна отЪ другой на семь миль. Кромѣ сего между ДономЪ и Волгою находятся двѣ другія рѣки, изЪ коихЪ одна текущая ошЪ Сѣверо-Возтока очень широка

 

 

15

и впадаеnЪ вЪ рѣку ДонЪ: другаяжЪ гораздо меньше течетЪ отЪ Юго-Запада, и впадаетЬ вЪ Волгу. Теченiе сихЪ двухЪ рѣкЪ продолжается сЪ полторы мили; онѣ не означены на нашихЪ ландкартахЪ, но вместо оныхЪ намЪ показана мнимая рѣка Камусъ, каковыя тамЪ не находится. Мѣстоположенiе между сими двумя рѣками весьма способно кЪ строенiю крѣпостей и укрѣпленій, потому что тамЪ весьма мало небольшихЪ каменныхЪ горЪ, которые могутЪ быть сдѣланы проходимыми и выгодными для такого предпріятія.

Турки показали себя весьма худыми политиками и не искусными вЪ такихЪ дѣлахЪ, пропустивЪ толь способный случай кЪ разпространенію своихЪ завоеваній по сей сторонѣ, во время междоусобія терзавшаго и почти вЪ конецЪ разорившаго Россiйскую Импсрiю вЪ наши времена; между тѣмЪ, какЪ Отоманская Порта была вЪ самомЪ цвѣтущемЪ состояніи. Если бы они вЪ то время соединили тѣ двѣ рѣки каналомЪ и укрѣпили оный крѣпостями; или бы построили, хотя одну знатную крепость на рѣкѣ Волгѣ, то все бы Астраханское Царство непремѣнно досталось имЪ, послѣ чего не трудно бы имЪ было овладеть КаспійскимЬ моремЪ, которое есть входомЪ вЪ средину Персіи, и недалеко отЪ Индіи подвластныя Великому Моголу, а вЪ прочемЪ окружено великимЪ числомЪ небольшихЪ ТатарскихЪ Князей, которыхЪ

 

 

16

бы можно было либо легко покорить или по крайней мѣрѣ привлечь на свою сторону и употребить ихЪ орудіемЪ кЪ завоеванію Асiи. Сіе бы послѣдовало вЪ такомЪ случаѣ сЪ Россiянами, безпрестанно и со всехЪ сторонЪ утѣсняемыми безчисленнымЪ множествомЪ ТатарЪ КрымскихЪ, ЧеркаскихЪ, БолгарскихЪ, МогольскихЪ и КалмыцкихЪ, которые бы подобно быстрой рѣкѣ набѣжали вЪ сію обширную Имперію, и учинили завоеванiе всехЪ окололежащихЪ земель столь удобнымЪ и малостоющимЪ для ТурокЪ, какЪ бродяги сiи учинили прежде принявЪ оружіе подЪ предводительствомЪ славныхЪ ИроевЪ ЧингисЪ-Хана и Тамерлана.

Двѣ причины возпрепятствовали ТуркамЪ возпользоваться худыми обстоятельствами, вЪ которыхЪ находились Россiяне. Перьвая та, что они почитали РосiянЪ малозначущими и немогущими вступить сЪ ними вЪ соперничество, потому что они не смѣли принять АзовЪ отЪ козаковЪ, взявшихЪ оный нечаяннымЪ нападенiемЪ; вторая та, что они не довольно были свѣдущи о важности и пользѣ морскія силы, посредствомЪ бы которыя они умножить могли удобно свои владѢнія вЪ сей сторонѣ и разпространить страхЪ своего оружія не только по Волгѣ, но и по Каспiйскому морю до самой средины Асіи.

 

 

17

Но возвратимся кЪ осадѣ Азова. Турки снабдили оный множествомЪ военныхЪ и сЪѣстныхЪ припасовЪ и всѣми другими вещьми, нужными для долговремяннаго и сильнаго защищенiя. ГарнизонЪ состоялЪ изЪ десяти тысячь отборныхЪ ТурковЪ и ТатарЪ. Не смотря на то Царь Петръ Алексѣевичъ рѣшился осадить оный самолично. Его армія состояла изо ста тысячь пѣхоты и двадсяти тысячь конницы отборныхЪ войскЪ, между коими былЪ весь корпусЪ Его гвардіи или стрельцовЪ подЪ главною командою Государя и подЪ предводительствомЪ многихЪ хорошихЪ и искусныхЪ ГенераловЪ.

Между тѣмЪ, какЪ упражнялись вЪ проведенiи циркумвалаціонныхЪ и контравалаціоннsхЪ линiй и траншей, Царь приказалЪ сдѣлать небольшую крѣпость о четырехЪ бастiонахЪ вЪ нѣкоторомЪ разстояніи, повыше двухЪ помянутыхЪ каменныхЪ башень сЪ Южной стороны рѣки, на землѣ обтекаемой двумя небольшими рукавами, изходящими изЪ оныя рѣки и соединяющимися опять на половинѣ дороги, между сими башнями и городомЪ. КакЪ всякое сообщеніе между крѣпостью и башнями пресѣчено было сими двумя рукавами, то Россiяне скоро оными овладели; сочли за полезнѣйшее дѣло укрепить оную крѣпостцу сЪ Южной стороны рѣки, что немедлѣнно и исполнено, окруживЪ ее тремя хорошими бастіонами и угломЪ на каждой

 

 

18

куртинѣ, лежащей кЪ рѣкѣ. Крѣпость сія названа Каланча.

ВЪ самое то время траншеи ведены были сЪ величайшею поспѣшностію и жаромЪ, особливо же кЪ Юго-Возточной сторонѣ крѣпости, гдѣ Россіяне приближившись кЪ вершинѣ пригорковЪ, сЪ которыхЪ можно было повелѣвать городомЪ, палили жесточайшимЪ образомЪ изЪ своихЪ пушекЪ и бросали вЪ крѣпость ужасное множество бомбЪ. Они надѣялись наведеніемЪ такого страха принудить гарнизонЪ ко сдачѣ; но какЪ оный состоялЪ изЪ старыхЪ и хорошо обученныхЪ воиновЪ, коихЪ не можно было побѣдить издали; то траншеи подведены были ближе кЪ самой крѣпости, но не безЪ великаго урону со стороны РоссiянЪ; ибо непріятели частыми и сильными своими вылазками защищали сЪ величайшею храбростью каждый шагЪ земли. Россіяне были также храбро прогоняемы вЪ разныхЪ атакахЪ, прежде нежели могли они занять одинЪ изЪ бастiоновЪ, гдѣ гарнизонные воины подобно отчаяннымЪ людямЪ нападали на нихЪ сЪ толь невѣроятною яростію, что Россіяне по храбромЪ защищеніи принуждены были напослѣдокЪ оставить оный сЪ потерею великаго числа людей, особливо же стрѣлыцовЪ, которые будучи подвержены найбольшей опасности претерпѣвали и найбольшiй уронЪ. Царь употребилЪ сей случай, какЪ для испытанiя хра-

 

 

19

брости, такЪ и для того, что бы избавиться отЪ нихЪ искуснымЪ образомЪ; однакожЪ при всемЪ томЪ должно сказать кЪ безсмертной Его славе, что ОнЪ не щадилЪ и собственныя Своея Особы, но подвергался непрiятельскому огню, какЪ вЪ разныхЪ учиненныхЪ здѣсь нападеніяхЪ, такЪ и вЪ другихЪ случаяхЪ, имѣвЪ немало людей возлѣ себя убитыхЪ при вылазкахЪ осаждаемыми. Непобѣдимая упорность гарнизона продолжила осаду противу всякаго чаянія: Россіяне начали имѣть недостатокЪ вЪ сЪѣстныхЪ и военныхЪ припасахЪ, и приближенiе холоднаго и сыраго времени принудило ихЪ перемѣнить осаду вЪ блокаду.

Неудача передЪ АзовомЪ была нѣкоторымЪ образомЪ награждена завоеваніемЪ Кизикирмена Татарскаго города, находящагося на Южной сторонѣ рѣки Днѣпра, и отстоящаго вЪ двухЪ миляхЪ отЪ Чернаго моря. ОнЪ окруженЪ четырмя четыреуголноподобными надежными каменными крѣпостцами равныя толщины, смежными одна сЪ другою. Три изЪ нихЪ лежатЪ по прямой линіи, а четвертая дѣлаетЪ со второю прямый уголЪ. Перьвая изЪ сихЪ чстырехЪ четыреуголныхЪ крѣпостей лежитЪ на самомЪ берегу рѣки Днѣпра, имея по сторонамЪ многія хорошія башни, также какЪ и другія двѣ крѣпости находящiяся на той же линіи; но четвертая превозходитЪ три прочія своею крѣпо-

 

 

20

стію; поелику сЪ одной стороны вмѣсто башней снабдѣна двумя широкими и высокими бастiонами окруженными хорошимЪ рвомЪ. ПротивЪ самой крѣпости находится на Днѣпре небольшій островокЪ похожiй видомЪ своимЪ на телячей языкЪ, называемый по Татарски Тованъ. Татаре построили на семЪ островѣ двѣ крѣпости, каждую о чешырехЪ бастiонахЪ. Находящаяся на вышнемЪ концѣ острова названна Моло-Беретъ-Кер-Менъ, другая же на нижнемЪ концѣ Муфтуieкермеъ. На другой сторонѣ рѣки, принадлежащей КрымскимЪ ТатарамЪ, была и другая крѣпость, во всемЪ подобная двумЪ вышепомянутымЪ; положеніе ея противЪ Момбаретъ Кермена на берегу означенной рѣки Днѣпра.

Войско Его Царскаго Величества состояло по большей части изЪ КозаковЪ, живущихЪ вЪ сихЪ земляхЪ, и вступившихЪ за нѣсколько лѣтЪ прежде сего вЪ подданство Его. Для облегченiя осады Кизикермена положено было сперьва атаковать помянутыя крепостцы; по чему онѣ скоро были и взяты храбрыми Козаками, которые немедлѣнно послѣ того осадили и самый КизикерменЪ.

Главная атака поведена противЪ крѣпостцы о двухЪ бастiонахЪ, потому что окрестная земля была очень способна кЪ проведенiю траншей, которыя сдѣланы были сЪ такою поспѣшиостiю и сЪ такимЪ успѣхомЪ, что вЪ короткое время взяли оную крѣпостцу

 

 

21

приступомЪ. ОднакожЪ непрiятели имѣли время удалиться вЪ другія крѣпостцы, гдѣ пo предложенiю ихЪ начаты переговоры о сдачѣ, и условились, чтобЪ имЪ выйти изЪ крѣпости со своимЪ оружіемЪ и пожитками.

ВЪ семЪ мѣстѣ Россійская армія предводительствуема была ГенераломЪ ШереметьевымЪ; который сдѣлавЪ послабленіе КозакамЪ вЪ учиненныхЪ ими притѣснсніяхЪ гарнизону; получилЪ отЪ Его Царскаго Величества выговорЪ, и по сему просилЪ позволенiя у Государя сложить сЪ себя должность.

Послѣ сего вознамѣрился онЪ путешествовать вЪ чужихЪ краяхЪ и вамЪ не безЪ известно, что ОнЪ былЪ при многихЪ дворахЪ вЪ Италіи и на островѣ Мальтѣ, гдѣ былЪ принятЪ, такЪ, какЪ и во всѣхЪ другихЪ местахЪ, чрезЪ которыя ОнЪ проѣзжалЪ, со всемЪ почтеніемЪ приличнымЪ Его роду и достоинствамЪ.

Наступившею зимою делали по большей части великія приготовленiя кЪ будущей кампанiи, и какЪ оная долженствовала начаться осадою Азова, то прiуготовлено было множество военныхЪ снарядовЪ и сЪѣстныхЪ припасовЪ для сего предпріятiя нужныхЪ, дабы возпрепятствовать ТуркамЪ прислать какую либо помощь сЪ моря. Приказано было построить многія галеры и бригантины недалеко отЪ Москвы, особливо же вЪ Воронежѣ; городЪ сей лежитЪ на рекѣ Дону и отсто­-

 

 

22

итЪ около ста миль отЪ столицы. Но всего достойнѣе примѣчанiя то, что Царь, имѣвЪ отмѣнное любопытство присутствовать при стросніи нѣкоторыхЪ самыхЪ большихЪ галерЪ, велѣлЪ ихЪ основать на рѣкѣ Окѣ не вЪ дальнемЪ разстоянiи отЪ Москвы; и какЪ ихЪ должно было перевезти оттуда сухимЪ путемЪ вЪ ВоронѣжЪ; то онѣ были толь искусно сдѣланы, что могли быть разобраны на части безЪ дальняго затрудненiя, и опять сложены вЪ Воронѣжѣ. ОднимЪ словомЪ; неутомыми стараніями Его Царскаго Величества, все приготовлено было сЪ такимЪ успѣхомЪ, что ничего не недоставало ко произведенiю вЪ дѣйство предпріятаго намѣренія.

Надобно примѣчать, что городЪ АзовЪ содержался вЪ блокадѣ во всю зиму, и что Россiяне имѣвЪ всегда свои посты на вышепомянутыхЪ пригоркахЪ, сЪ которыхЪ можно палить удачно вЪ крѣпость, толь прилѣжно стерегли всѣ проходы, что осажденные не получили нималѣйшей помощи людьми или сЪѣстными припасами. Для совершеннаго пресѣченія надежды кЪ полученiю имЪ пособія опредѣлено открыть кампанiю весною весьма рано, и для сего приказано всему войску, назначенному кЪ сему походу, итти на сборное мѣсто, оттуда же прямо кЪ осадѣ Азова. Начали киданіемЪ вЪ оный городЪ ужаснаго множества бомбЪ; и cie имѣло чрезвычайный успѣхЪ; весь городЪ обращенЪ вЪ пепелЪ и

 

 

23

все старое укрѣпленiе превратилось вЪ большую кучу камней, такЪ, что едва оставалося мѣсто гарнизону для убежища и укрытія себя отЪ непріятельскихЪ пушекЪ и бомбЪ; ибо все было разорено даже до самыхЪ глубокихЪ погребовЪ и подземныхЪ сводовЪ.

СверьхЪ сего число осажденныхЪ весьма уменьшилось отЪ жестокихЪ нападені  учиненныхЪ на сію крепость вЪ прошлогоднюю осаду, и отЪ безпрестанныя стрѣльбы и бросанія бомбЪ во время сея послѣднія осады; вЪ гарнизонѣ оставалось не болѣе двухЪ тысячь ратныхЪ людей: но не взирая на то они не соглашались ни на какія предложенiя о сдаче, вЪ надеждѣ обѣщанныя имЪ помощи.

НаконецЪ кЪ великой ихЪ радости и удовольствiю сія помощь показалась, состоящая изЪ двенадсяти галерЪ и изЪ великаго множества сайкЪ нагруженныхЪ сЪѣстными припасами, аммуниціею, и немалымЪ числомЪ свѣжаго войска; на оныхЪ было также пятьдесять тысячь червонныхЪ для роздачи тѣмЪ солдатамЪ, кои толь храбро защищали свой постЪ.

Его Царское Величество, будучи заблаговременно увѣдомленЪ о приближеніи сея помощи, велѣлЪ провести чрезЪ небольшiй рукавЪ рѢки Дона, вытекающій немного повыше города, семь большихЪ галерЪ, изЪ которыхЪ каждая была во сто футовЪ длиною, нѣсколько малыхЪ галерЪ и великое множество

 

 

24

бригантинЪ; а какЪ вода вЪ семЪ каналѣ была весьма низка, то большія галеры не безЪ великаго затруднѣнiя прошли симЪ путемЪ, и по видимому едва бы имѣли вЪ томЪ удачу, если бы. Царь СвоимЪ присутствіемЪ и ободреніемЪ не поощрялЪ работныхЪ людей ко преодолѣнію всѣхЪ трудностей, вЪ чемЪ они наконецЪ и успѣли кЪ немалому изумленiю осажденныхЪ.

Опровергнувъ щастливо сiе препятствiе, Его Царское Величество судилЪ за весьма нужное для своего, предпріятія, разставить на вышепомянутомЪ нами островкѣ довольное число пушекЪ; потому, что по низости берега пушечное ядро могло быть наравнѣ сЪ водою, при томЪ же большая часть острова покрыта была лѣсомЪ, что и препятствовало непріятелю открыть сіе намѣреніе.

Тоже самое выгодное разположеніе сего острова, подало РоссіянамЪ случай, поставить для резерва нѣкоторыя свои самыя легкiя галеры и бригантины за островомЪ, такЪ, что оныя не примѣтны были непріятелю, котораго они вознамѣрились атаковать сЪ переди и сЪ боку, когда онЪ пойдетЪ мимо сего мѣста; что и удалося по ихЪ желанiю; ибо по принятiи сихЪ осторожностей прежде, нежели непрiятельскій флотЪ явился, послано было навстрѣчу ему нѣсколько самыхЪ большихЪ галерЪ и бригантинЪ, которыя поступали такЪ хитро, какЪ бы намѣ-

 

 

25

 

ревали вступить вЪ сраженiе сЪ ТурецкимЪ флотомЪ; но еще не приближились онѣ на пушечной выстрѣлЪ, какЪ Россіяне притворясь, будто устрашились Оттоманскаго флота превозходившаго ихЪ своимЪ числомЪ, сдѣлали ретираду направивЪ путь свой кЪ берегу, и стали вЪ низу острова. Турки видя непрiятеля, убѣгающаго отЪ нихЪ, и не будучи совсемЪ предувѣдомлены о прочихЪ галерахЪ, находившихся позади острова, почитали побѣду сЪ своей стороны непремѣнною, видя толь малое число РоссiйскихЪ галерЪ, показавшихся предЪ ними.

Ободрившись сею надеждою, они поспѣшали, какЪ возможно скорѣе напасть на РоссіянЪ; но лишь только приближились кЪ острову на пушечный выстрелЪ, то здесь приняли ихЪ сЪ онаго такЪ горячо, что галеры ихЪ разбиты вЪ щепы Россiйскими пушками, и множество людей погибло; все ciе однако же было токмо предзнаменованiемЪ того, что имѣло возпослѣдовать.

Ибо Царь, который простиралЪ недремлющее око на всѣ стороны, и былЪ иногда на острове, иногдажЪ на бордѣ резервнаго флота, стоявшаго позади острова, скоро примѣетивЪ, вЪ какой ужасЪ приведены Турки симЪ нечаяннымЪ пріемомЪ, и желая умножить ихЪ смятенiе кЪ своей пользѣ, сѣлЪ самЪ на легчайшую галеру, на коей было только сорокЪ человѣкЪ солдатЪ, прочими же

 

 

26

далЪ знакЪ слѣдовать за собою на всѣхЪ веслахЪ, какЪ можно скорѣе. ТакимЪ образомЪ непрiятель увидѣлЪ себя окруженна со всѣхЪ сторонЪ Россiянами, которые напали на него сЪ великою храбростію. Царь самЪ приступилЪ кЪ кораблю Турецкаго Адмирала, и будучи сЪ успѣхомЪ подкрѣпляемЪ прочими, толь же скоро совершилЪ побѣду, какЪ и началЪ оную; Турки совершенно разбиты; ни одна галера не спаслася, но всѣ были либо потоплены, либо взяты вЪ плѣнЪ. Должно признаться, что Государь поступалЪ во время всего сего сраженія сЪ такимЪ благоразумiемЪ, какого бы только можно было ожидать отЪ самыхЪ великихЪ предводителей нашего вѣка.

Толь совершенная побѣда скоро рѣшила участь Азова; гарнизонЪ бывшій зрителемЪ сего пораженія лишась всея надежды о полученiи вспоможенiя, просилЪ переговору о сдачѣ, на предложенныя отЪ него условія. Во уваженiе его храбрости послѣдовало согласiе. ВЪ одной статьи упомянуто, что бы прежде своего выходу изЪ крѣпости, гарнизонные воины выдали РоссiянамЪ одного Офицера, который убѣжавЪ изЪ службы Его Величества, открылЪ непріятелямЪ все то, что онЪ зналЪ о Его намѣреніяхЪ. Царь для награжденiя морскихЪ ОфицеровЪ и другихЪ служащихЪ вЪ Его флотѣ за ихЪ службу, и для оказанiя имЪ нѣкоихЪ знаковЪ Своея ще-

 

 

27

дроты, приказалЪ взятые на кораблѣ Турецкаго Адмирала пятьдесять тысячь червонцевЪ, раздѣлить имЪ между собою.

КакЪ скоро АзовЪ сдался, Царь показалЪ всему свѣту, что ОнЪ довольно понималЪ, коль важно было для Него завоеванiе сея крѣпости. Ибо прежде всего приказалЪ возобновить укрѣпленiя, и привесть ихЪ какЪ можно скорѣе вЪ оборонительное состояніе; но неудовольствовавшись симЪ старые валы внутри укрѣпленій находящiеся, которые по большей части были разбиты бомбами, велѣлЪ ОнЪ совсемЪ срыть, и вмѣсто оныхЪ заложенЪ новый городЪ, который долженЪ былЪ простираться до земляныхЪ валовЪ.

Сіи укрѣпленiи также знатнымЪ образомЪ были умножены, пристройкою двухЪ новыхЪ бастіоновЪ, на самыхЪ тѣхЪ мѣстахЪ, на которыхЪ сперьва были, какЪ я о томЪ упоминалЪ, два тупые угла. Всѣ старые бастiоны были разпространены, и сдѣланы порядочно, по нашимЪ новымЪ правиламЪ фортификацiи; каждый изЪ нихЪ укрѣпленЪ полумѣсяцемЪ. РовЪ защищаемЪ хорошимЪ контрЪ-эскарпомЪ, сЪ покрытою дорогою, откуда проведена линія, кЪ вершинѣ пригорка, сЪ котораго можно было производить стрѣльбу на городЪ; тутЪ сдѣлана была крѣпостца для защищенія сея линіи, и для сохраненiя сообщенiя сЪ крѣпостью.

 

 

28

Всѣ сіи предосторожности, хотя довольно сами собою были важны, однакожЪ сочтены недостаточными ко исполненiю намѣреній Его Царскаго Величества, Который положилЪ сдѣлать АзовЪ непобѣдимымЪ, поелику оный былЪ главнымЪ пограничнымЪ городомЪ сЪ сея стороны Его Имперіи. ВЪ слѣдствіе сего намѣренія, противЪ самаго Азова заложена новая крѣпостца на болотистыхЪ мѣстахЪ, которая долженствовала имѣть сообщенiе сЪ городомЪ посредствомЪ моста о тридсяти сводахЪ, назначеннаго строить по болоту. Сей планЪ, модель онаго самЪ я видѣлЪ, былЪ скоро произведенЪ вЪ дѣйство. ГородЪ назначенный кЪ построенію, вЪ срединѣ сего мѣста названЪ С. ПетрЪ.

Весь составЪ укрѣпленiй состоялЪ вЪ шести бастіонахЪ, и перьвые два лицемЪ обращенны кЪ стороне реки, сЪ полумѣсяцемЪ между ими.

Другіе два бастіона по обѣимЪ сторонамЪ лежащіе, находятся не вЪ дальнемЪ разстояніи отЪ прочихЪ; но два противолежащіе Сѣверу, гораздо отдаленнѣе, и защищаемы тремя полумѣсяцами. Все сіе окружено двойнымЪ рвомЪ и покрытою дорогою. Земля, на которой построена сія крепостца, такЪ возвышенна, что сЪ нее можно стрелять по Азову, и когда будетЪ Южный вѣтерЪ, то болота около сея крѣпости всѣ потопляются водою, и чрезЪ одинЪ токмо мостЪ можно кЪ ней приближиться.

 

 

29

СихЪ укрѣпленiй очень бы довольно было, если бы Его Величество не имѣлЪ другаго вида, кромѣ того, что бы защитить свои границы, удержать отЪ набѣговЪ КрымскихЪ ТатарЪ, и содержать вЪ страхѣ ДонскихЪ КозаковЪ. Но МонархЪ имѣлЪ гораздо важнѣйшія намѣренiя, о которыхЪ зналЪ, что произведутЪ великую пользу Его области. ОнЪ предполагалЪ что бы сія крѣпость споспешествовала ко удобнѣйшему провозу по рѣкѣ РосiйскихЪ товаровЪ вЪ Меотическое море, и что бы черезЪ Кафу и Константинополь, переправлять вЪ Италію.

ОнЪ предусматривалЪ, что чрезЪ сіе введетЪ вЪ СвоемЪ Государстве мореходство кЪ великому произращенiю изобилія СвоихЪ подданныхЪ, которые чрезЪ то научатся и привыкнутЪ кЪ мореплаванiю, такЪ, что со временемЪ могутЪ сдѣлаться страшными непрiятелямЪ. Для совершеннаго достиженiя сея великія и похвальныя цѣли, непремѣнно нужно было привести Россіискій флотЪ вЪ такое состоянiе, что бы оный могЪ делать сильный отпорЪ ТуркамЪ вЪ ЧерномЪ морѣ, и учиниться толь страшнымЪ, что бы непрiятели принуждены при заключенiи перьваго мира позволить имЪ свободное отправленiе торговли, безпрепятственный входЪ вЪ Черноморскія пристани, да и вЪ самый ЦарьградЪ.

 

 

З0

При возобновленіи укрѣпленiй АзовскихЪ, и при заложенiи новыя крѣпостцы С. Петра, Царь имѣлЪ вЪ виду три важные предметы, и какЪ каждый изЪ оныхЪ клонился ко благоденствiю Его Имперiи, то и было довольно кЪ содѣланію имени Его безсмертнымЪ.

Перьвый былЪ: сдѣлать удобную и безопасную пристань для помѣщенія большаго флота.

Вторый: чтобЪ соединить Волгу и ДонЪ каналомЪ способнымЪ для ходу большихЪ кораблей.

А наконецЪ: что бы построить и снарядить 80 военныхЪ кораблей, фрегатовЪ, галерЪ, и полтораста бригантинЪ для сопротивленiя ТуркамЪ, когда они будутЪ препятствовать свободному отправленію торговли на морѣ.

Найдено совершенно невозможнымЪ сдѣлать АзовЪ хорошею пристанью; ибо хотя ДонЪ между ВоронѣжемЪ и АзовомЪ весьма способенЪ кЪ водоходству, потому что онЪ глубокЪ, безЪ всякихЪ острововЪ, теченіе его равное, и не прерывается никакими отмѣльми; но устье сея рѣки толь исполнено подводныхЪ камней и пѣску, что во время отлива морскаго, вода бываетЪ не болѣе семи футовЪ глубиною; и такЪ географы описавшiе намЪ устье сея рѣки весьма способнымЪ и славнѣйшею вЪ свѣтѣ пристанью, обЪявили свѣту собственныя свои выдумки вмѣсто истинны.

 

 

31

Для сея причины Его Царское Величество приказалЪ измѣрить окололежащій берегЪ, желая найтить способное мѣсто для пристани, какЪ можно ближе кЪ Азову. Когда Турки прежде сего посылали корабли сЪ тяжелыми грузами кЪ оному городу, то принуждены были выгружать ихЪ близЪ устья рѣки Miyca, вЪ Крымской Татарiи, около 25 миль разстояніемЪ отЪ Азова, гдѣ вЪ самую убылую воду, бываетЪ по крайной мѣрѣ пятьнадсять или шестьнадсять футовЪ глубины.

Россіяне измѣряя глубину воды вдоль по сему берегу, дошли до нѣкотораго мыса разстояніемЪ почти на семь миль отЪ рѣки Дона, где вода во время отлива бываетЪ до двенадсяти футовЪ глубиною. Окольный берегЪ весьма высокЪ и крутЪ, земля пѣсчана, но такЪ тверда, что по свойству своему и по твердости походила на плиту. На возточной сторонѣ сего мыса былЪ небольшiй заливЪ, а около мили разстояніемЪ отЪ онаго кЪ Западу есть малая рѣчка, которая обтекала вЪ видѣ полумѣсяца сей клочокЪ земли. БерегЪ со стороны залива не очень крутЪ.

Царь увѣдомившись точно о семЪ способномЪ мѣстоположенiи, приказалЪ тамЪ сдѣлать крѣпостцу о пяти бастіонахЪ, а несколько пониже оной построить городЪ, укрѣпленный также хорошо. Между симЪ городомЪ и заливомЪ находится гладкое поле, чрезЪ которое должно было провести боль-

 

 

32

шiй каналЪ, который бы вnекалЪ вЪ море недалеко оmЪ мысу; посреди же мыса долженЪ былЪ итти другiй меньшій каналЪ кЪ проливу, для проѣзду по немЪ легкихЪ судовЪ. Я видѣлЪ образецЪ всего онаго плана. Гавань имѣетЪ быть вЪ 3750 футовЪ длиною, а вЪ половину сего шириною.

Что же касается до соединенiя рѣкЪ Волги и Дона, то мы уже прежде упомянули о выгодномЪ положенiи земель между сими двумя рѣками, и о состоянiи двухЪ малыхЪ рѣкЪ, текущихЪ вЪ ближайшемЪ одна отЪ другой разстоянiи; такЪ что весь сей планЪ будучи утвержденЪ на хорошихЪ основаніяхЪ, чаятельно возЪимѣетЪ успѣхЪ; ибо положено остановить теченiе сихЪ двухЪ меньшихЪ рѣкЪ, которыя должны соединяться вЪ большемЪ каналѣ многими слюзами, дабы поднять ихЪ такЪ высоко, чтобЪ по нимЪ могли ходить тяжелые корабли. Ежедневно употребляется по двадсяти тысячь человѣкЪ для копанія земли, не считая прочихЪ, долженствующихЪ приводить вЪ совершенство всю сію работу.

Относительно же до третьяго его намѣренія, то есть до сооруженiя флота; должно признаться, что Царь употребилЪ вЪ семЪ случаѣ всю прозорливость и все благоразумiе, какихЪ только можно ожидать отЪ тончайшаго политика. Будучи вЪ непремѣнномЪ намѣренiи сбыть сЪ рукЪ стрѣльцовЪ,

 

 

33

находящихся подЪ командою знатнѣшаго Россiйскаго дворянства, ОнЪ не безЪ причины думалЪ, что при таковомЪ обстоятельствѣ не льзя Ему было изобрѣсть пристойнѣйшаго средства, какЪ то, что бы употребить ихЪ вЪ службу Государственную, и тѣмЪ самимЪ отнять у нихЪ всѣ случаи кЪ будущимЪ возмущенiямЪ. ВЪ слѣдствiе чего обнародовалЪ ОнЪ указЪ, вЪ которомЪ обЪявилЪ, какЪ теперешнее дѣлЪ РоссійскихЪ состоянiе требуетЪ, чтобы Россіяне оказали себя страшными на морѣ, и ОнЪ будучи совершенно увѣренЪ о ихЪ храбрости и верности, ничего болѣе вЪ сіе время не желаетЪ, какЪ ихЪ прилѣжанія кЪ познанію мореходства, дабы сдѣлаться способными кЪ начальству на морѣ; что для сего намѣренія ОнЪ употребилЪ всевозможныя старанія достать довольное число морскихЪ ОфицеровЪ, славныхЪ по своему вЪ морскихЪ дѣлахЪ и вЪ морскихЪ сраженіяхЪ искуству, подЪ предводительствомЪ которыхЪ они могутЪ научиться сему искуству и учиниться способными кЪ величайшимЪ отправленіямЪ; что ОнЪ вознамѣрился основать славу Россiйскiя Монархiи на морской ея силѣ, и сделаться страшнымЪ на мopѣ; что ОнЪ хочетЪ Самолично ими предводительствовать, и показать имЪ собственнымЪ СвоимЪ примѣромЪ, какЪ они поступать должны. ВЪ слѣдствіе сего положено было, что бы каждый подданный соразмѣрно своему имѣ-

 

 

 

34

нію споспѣшествовало кЪ сооруженiю и содержаншю извѣстнаго числа военныхЪ кораблей; главные города Имперіи были равнымЪ образомЪ обязаны платишь соразмѣрную часть вЪ семЪ налогѣ. ТакимЪ образомЪ Его Царское Величество сооружилЪ хорошій флотЪ безЪ всякаго уменьшенія обыкновенныхЪ СвоихЪ доходовЪ, и вЪ тожЪ самое время обязалЪ дворянство и другихЪ главныхЪ по городамЪ людей обучаться морскимЪ дѣламЪ, дабы сдѣлаться чрезЪ то способными кЪ морской службѣ, которую должны они были впредь почитать главнымЪ и самымЪ надежнымЪ основаніемЪ всея Имперіи.

Лишь только разныя сіи предпріятія начали производиться вЪ дѣйство со удивительною скоростію, неутолимыми стараніями Его Величества, то ОнЪ передЪ самою уже осенью отправился вЪ путь для возвращенiя вЪ столичный Свой городЪ Москву. ОнЪ оставилЪ неподалеку отЪ Азова большой корпусЪ СвоихЪ войскЪ, подЪ командою Генералиссимуса надЪ Его войсками, Князя Алексѣя Семеновича Шейна для прикрытія работниковЪ, употребленныхЪ ко приведенію вЪ совершенство начатыхЪ тамЪ работЪ. По прибытiи вЪ Москву, ОнЪ принятЪ былЪ со всѣми знаками, чести, принадлежащей побѣдителю: ОнЪ шелЪ кЪ крѣпости по улицамЪ вЪ тріумфѣ; напереди шли плѣнники и ехали разныя повозки, накладенныя непрiятельскою добычею.

 

 

35

Между прочими ведомЪ былЪ ОфицерЪ, бѣжавшiй изЪ Царской службы и выданный Россiянами по капітуляціи учиненной передЪ АзовомЪ; руки у него были назадЪ связаны, и онЪ скоро послѣ того былЪ казненЪ, для наведенiя страха другимЪ.

Не льзя изобразить: сЪ какими радостными и громкими восклицанiями принялЪ народЪ публичное сіе вшествіе; онЪ сбѣгался отовсюда для украшенiя тріумфа побѣдоноснаго своего Государя. Коль ни велики были увеселенiя сею ночью по всему городу, но лучшія предоставлены были до зимы: во время которыя на льду представленЪ былЪ прекраснейшiй фейерверкЪ. Оный состоялЪ изЪ разныхЪ искусныхЪ машинЪ, разположенЪ былЪ вЪ двойномЪ чстыреуголникѣ и окруженЪ всякаго рода и всякія величины ракетами, которыя занимали на льду великое пространство.

Его Царское Величество находилЪ отмѣнное удовольствiе быть между инженерами, и участвовалЪ СамЪ вЪ работаніи самой большой машины, которая была поставлена вЪ срединѣ прочихЪ. Она представляла двоеглавнаго сЪ разпростертыми крыльями орла, который лѣвою ногою бросалЪ горизонтально ракеты вЪ одинЪ рогЪ полумѣсяца; что и произходило весьма удачно. ФейерверкЪ продолжался во всю ночь. ПланЪ онаго разполагалЪ Его Величество и начерталЪ собствен-

 

 

36

ною Своею рукою. Государь изволилЪ мнѣ СамЪ показывать сей рисунокЪ.

Не смотря на то, что вся Имперія казалась соучаствовать вЪ славной побѣдѣ своего Государя, и что повсюду вовсю зиму видны были токмо празднества и увеселенія; все еще оставалась одна недовольная партiя между боярами, которые побуждаемы будучи происками Царевны Софіи, нашли средство, не смотря на Ея заключенiе, имѣть сЪ Нею тайную переписку о исполненіи своихЪ умысловЪ противЪ Особы Государя. Они такЪ изрядно приготовлены были кЪ предпріятію всякаго такого дѣла, что нужна была только малая искра ко произведенiю великаго пламени: имЪ несносна была потеря любимыхЪ ихЪ стрѣльцовЪ, коихЪ всегда почитали они главною подпорою своея власти; сія потеря произвела вЪ нихЪ наконецЪ такую непримиримую ненависть кЪ Царю, что они вступили вЪ заговорЪ противЪ Его жизни. Для произведенiя же вЪ дѣйство своего намѣренія, они склонили на свою сторону четырехЪ КапитановЪ перьваго стрѣлецкаго полку; но затрудненiе было вЪ томЪ, какимЪ бы образомЪ приступить кЪ дѣлу. Ибо они почитали за невозможное возстать явно противЪ такого Государя, Который, кромѣ того, что былЪ весьма любимЪ своимЪ народомЪ, имѣлЪ довольное число отборнаго и Ему преданнаго войска, предводительствуемаго ино­-

 

 

37

странными Офицерами, которые жительствовали вЪ Москвѣ и вЪ .ея окрестности, и готовы были во всякомЪ случаѣ жертвовать Его Величеству своею жизнію. Они разсуждали между собою: что Царь имѣлЪ обыкновенiе выходить иногда изЪ дому сЪ очень малою свитою и появляться на улицахЪ МосковскихЪ почти безЪ всякихЪ провожаиыхЪ; но и сіе почтено было весьма опаснымЪ вЪ разсужденіи народныя кЪ нему любви.

По многимЪ размышленіямЪ напослѣдокЪ решено: поелику Царь принимая участіе во всемЪ касающемся до благоденствія СвоихЪ подданныхЪ, обыкЪ Самолично присутствовать на всякомЪ пожаре, (который вЪ Москве бываетЪ не рѣдко и причиняетЪ ужасныя разоренiя, потому что строеніе тамЪ по большей части деревяное) то сіе и будетЪ способнѣйшимЪ случаемЪ ко исполненiю умысла; предпріяли зажечь ночью нѣкоторые домы, не сомнѣваясь привлечь туда Царя, и вовремя замѣшательства найти средство убить Его скрыто; послѣ сего намѣрены были, какЪ послѣ сами призналися, присоединить кЪ своей партіи ДонскихЪ КозаковЪ, освободить изЪ заключенiя Царевну Софiю, возвратить изЪ Сибири Князя Василья Голицына и вручить имЪ правленiе, а они должны были привести сnрѣльцовЪ вЪ прежнее ихЪ состоянiе.

Но небу угодно было тронуть сердца двухЪ изЪ чешырехЪ КапитановЪ, которые

 

 

38

были сообщниками вЪ семЪ заговорѣ. ОдинЪ именовался ЛаріономЪ ЕлизаровымЪ, а другой ГригоріемЪ Волерiе. Грызомы совѣстiю о такомЪ ужасномЪ дѣле, поверглись они кЪ ногамЪ Его Величества, чистосердечно признаваясь вЪ, своемЪ умыслѣ и открывая своихЪ сообщниковЪ вЪ самый день предшествующiй той ночи, вЪ которую долженствовало произойти печальнейшее позорище.

* Его Величество увѣдомился о семЪ заговорѣ противЪ Его жизни 1 февраля, 1697 года, обѣдая вЪ доме Генерала Лефорта. ОнЪ казался мало быть тронутЪ симЪ ужаснымЪ известіемЪ, и безЪ всякой перемѣны вЪ лицѣ всталЪ изЪ застола, и провождаемЪ будучи малымЪ числомЪ надежнѣйшихЪ людей поѣхалЪ прямо вЪ домЪ главнаго злоумышленника, который назывался ИванЪ СиклерЪ и возведенЪ былЪ ЦаремЪ на степень Статскаго Советника. Его Величество пришедЪ вЪ домЪ сего злодѣя, приказалЪ прочимЪ остаться за воротами; СамЪ же взошелЪ токмо сЪ тремя особами; и подЪ тѣмЪ предлогомЪ, что имѣетЪ нужду вЪ его советахЪ по нѣкоторымЪ важнымЪ дѣламЪ, приказалЪ ему за Собою слѣдовать. Лишь только онЪ вышелЪ на улицу, взятЪ былЪ подЪ караулЪ и оиведенЪ вЪ темницу, а сіе возпослѣдовало и сЪ пятью прочими его сообщниками вЪ семЪ заговорѣ: кои были: бояринЪ Алексей СоковнинЪ; ѲедорЪ ПушкинЪ, сынЪ боярина

 

 

39

Матвѣя Пушкина; два стрѣлецкiе Капитаны и Донской КозакЪ. Они всѣ признались вЪ своихЪ преступленіяхЪ, и будучи осуждены всѣми боярами, казнены 5 Марта, 1697 года, на красной площади передЪ замкомЪ. ИмЪ прежде отсѣкли руки и ноги, а потомЪ и головы, которыя взоткнуты были на верьху каменнаго столба, нарочно для того поставленнаго, а руки и ноги на желѣзные шесты, утвержденные около столба онаго; туловища ихЪ лежали на площади чрезЪ цѣлые восемь дней, покуда сіе позорище стало толь гнусно жителямЪ, что и принуждены были прочь удалиться оттуда.

КакЪ изЪ признанія нѣкоторыхЪ злоумышленниковЪ оказалось, что бояринЪ ИванЪ Милославскій былЪ главнымЪ зачинщикомЪ бунта, случившагося вЪ 1682 году, вскорѣ по возшествiи на ПрестолЪ Его Царскаго Величества Петра Алексѣевича, то тѣло его вырыто изЪ могилы, и найдено почти цѣло и невредимо; (хотя оно лежало вЪ землѣ около двенадсятилѣтЪ;) поставлены были виселицы, и на оныхЪ повѣшены разныя части его трупа, разтерзанныя вЪ одну минуту разЪяреннымЪ народомЪ.*

Сіи многократные заговоры и покушенiя противЪ жизни Его Царскаго Величества служатЪ доказательствомЪ тому, сколь опасно для Государя перемѣнять прежній видЪ правленiя; ибо неоспоримо, что ОнЪ чрезЪ то

 

 

40

долженЪ навлечь на Себя непримиримую ненависть, той партіи, которая страждетЪ отЪ такой перемѣны. Но должно признаться также, что нѣтЪ ничего славнѣе для Государя, какЪ увеличивать общественное благоденствіе, подвергая опасности и самую жизнь Свою. Сіе можно сказать безЪ нарушенія истинны о нынѣгнемЪ Царѣ Петрѣ Алекcѣeвичѣ, который не имѣлЪ никакой другой цѣли но удаленiи старинyаго сnрѣлецкаго войска отЪ ихЪ должности, кромѣ общаго спокойствiя, зная, что сей надменный и наглый корпусЪ воиновЪ былЪ причиною многихЪ бунтовЪ и возмущеній разорявшихЪ Россію во нынѣшнемЪ вѣкѣ.

Его Величество вознамѣрясь со всевозможною скоростію начать Свое путешествiе вЪ Германiю, милостиво простилЪ тѣхЪ преступниковЪ, которые не весьма великое участiе имѣли вЪ заговорѣ противЪ Его жизни. Должно знать, что сей Государь давно уже помышлялЪ о семЪ путешествiи, но откладывалЪ оное до тѣхЪ порЪ, пока не увидитЪ успѣха вЪ осадѣ Азова, не сомнѣваяся, что ОнЪ чрезЪ нѣсколько времени принужденЪ будетЪ обороняться, пока вышепомянутыя укрѣпленiя и другія начатыя имЪ работы будутЪ приходить вЪ совершенство.

Зная довольно, что настоящее положенiе Его Имперіи основано на службѣ иностранныхЪ ОфицеровЪ и на хорошей морской

 

 

41

силѣ, чрезЪ которую ОнЪ могЪ казаться страшнымЪ на ЧерномЪ море, ОнЪ разсуждалЪ, что ничто не можетЪ болѣе споспешествовать ко произведенію вЪ дѣйство толь великаго намеренія, какЪ то, если ОнЪ Самолично посѣтитЪ нѣкоторые Европейскiе Дворы, особливо же если подолѣе будетЪ вЪ Голландiи. Но когда Его будутЪ признавать за Россиіскаго Царя вЪ тѣхЪ мѣстахЪ, чрезЪ которыя будетЪ проѣзжать; то непремѣнно надобно было показаться сЪ великолѣпною свитою и вЪ богатомЪ экипаже, соотвѣтствующими Величеству столь сильнаго Государя. ПредвидѣвЪ же разумно, что высокій Его чинЪ будетЪ немалымЪ препятствіемЪ намѣренiю Его, состоявшему вЪ томЪ, что бы увидѣть и проникнуть постепенно вЪ такія дѣла, о которыхЪ желалЪ узнать, ОнЪ почелЪ за лучшее для тогдашняго Своего намѣренiя, ехать вЪ чине простаго дворянина, подЪ покровительствомЪ того торжественнаго посольства, которое ОнЪ вознамѣрился послать, и которое послѣ того появилося сЪ толикимЪ великолѣпіемЪ при разныхЪ ЕвропейскихЪ ДворахЪ.

ВЪ слѣдствіе сего назначилЪ ОнЪ послами: Господина Лефорта отЪ арміи Генерала и Полковника перьваго полку Гвардіи Его Величества, Адмирала Его флота, и Новогородскаго Намѣстника; боярина Ѳедора Алексѣевича Головина Намѣстника Сибирскаго;

 

 

42

боярина же Прокофiя Богдановича Возницына, Великаго Канцлера Имперiи.

Его Величество, указавЪ Генералу Лефорту перьвое мѣсто вЪ Посольствѣ, весьма ясно показалЪ, сколь много ОнЪ его уважаетЪ за прежнiя великiя и отмѣнныя его услуги, и далЪ знать свѣту, сколь охотно награждаетЪ ОнЪ всѣхЪ иностранцевЪ оказавшихЪ Ему услуги, когда ОнЪ изЪ простаго Капитана, возвысилЪ Лефорта, вЪ самое короткое время и не взирая на различiе закона, вЪ перьвыя достоинства Слоея Имперiи.

Вторый ПосолЪ, есть также человѣкЪ благоразумный и весьма превозходныхЪ дарованій, знающiй вЪ дѣлахЪ ПосольскихЪ; ибо два раза отЪ Царя посылаемЪ былЪ чрезвычайнымЪ ПосломЪ вЪ Китай, и онЪ то заключилЪ послѣдній мирЪ между Россiею и КитаемЪ. ОнЪ вЪ великомЪ уваженіи у Царя.

Третiй ПосланникЪ часто былЪ употребляемЪ сЪ хорошимЪ успѣхомЪ вЪ дѣлахЪ сЪ Отоманскою Портою.

Царь предЪ отЪѣздомЪ СвоимЪ изЪ Москвы, нашелЪ средства разослать подЪ лестными предлогами тѣхЪ, на которыхЪ ОнЪ имѣлЪ хотя малѣйшее подозрѣніе, что они могли учинить какія либо покушенія во время Его отсутствiя, должно примѣчать, что Царь за нѣсколько лѣтЪ прежде сего многихЪ СвоихЪ подданныхЪ всякаго рода и чина, вЪ которыхЪ ОнЪ примѣтилЪ какія нибудь от­-

 

 

43

мѣнныя способности, послалЪ на СвоемЪ содержанiи странствовать вЪ чужія стороны, дабы они могли лучше научиться разнымЪ наукамЪ и художествамЪ, и сделались по возвращенiи своемЪ способнейшими служить своему Государству. ОнЪ употребилЪ вЪ сіе время сей же самый предлогЪ для избавленія Себя отЪ тѣхЪ, которыхЪ ОнЪ подозревалЪ быть сЪ противной Ему стороны, и склонными кЪ предпріятію какихЪ нибудь злыхЪ намѣреній противЪ Него во время Его отсутствiя; ибо нѣкоторые изЪ нихЪ посланы были путешествовать вЪ дальнія страны прежде Его отбытія, другимЪ же, на которыхЪ ОнЪ имѣлЪ большее подозрѣніе, велѣно было слѣдовать за ПосольствомЪ.

Правленіе Государства поручено во время отсутствiя Его Величества: Льву Кириловичу Нарышкину, Князю Прозоровскому, да Князю Борису Алексѣевичу Голицыну.

Перьвый есть дядя Его Величества, братЪ вдовствующія Царицы Его Матери. ОнЪ перьвый Статскій МинистрЪ.

Вторый есть Главный Казначей Имперiи, человѣкЪ престарѣлый и почтенный по великимЪ своимЪ способностямЪ.

Третій есть любимецЪ Его Величества, также Статскій МинистрЪ, имѣющій кромѣ сего и другiе чины приносящіе ему великіе годовые доходы. ОнЪ племянникЪ нещастнаго Князя Василья Голицына, бывшаго перь­-

 

 

44

вымЪ СтатскимЪ МинистромЪ, но послѣ того сосланнаго вЪ Сибирь.

Его Величество препоручило имЪ особливое попеченіе о СвоемЪ Сыне, Которому тогда еще едва девять лѣтЪ было сей младый Царевичь весьма крѣпкаго сложенiя, силенЪ, высокЪ, очень статенЪ, и какЪ лицемЪ, такЪ и природнымЪ свойствомЪ СвоимЪ похожЪ на Своего родителя.

Генералу Гордону повелѣно было стоять лагеремЪ сЪ двадсятью тысячами человѣкЪ лучшаго войска близЪ Москвы, имѣть неусыпное смотрѣніе, и быть готову на всякiй случай. Сей ГенералЪ родомЪ ШотландецЪ, вступилЪ вЪ Россiйскую службу еще при Царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ, Отцѣ нынѣшняго Государя; онЪ оказалЪ вЪ разныхЪ случаяхЪ многіе знаки своея храбрости и своего искуства, что ему по справедливости пріобрѣло почтенiе, какЪ отЪ Царя, такЪ и отЪ всего Россійскаго народа, не смотря на то, что онЪ Римскій КатоликЪ.

ТакимЪ образомЪ разположивЪ все, Его Величество отправился изЪ Москвы скрыто сЪ Послами, провожаемыми многочисленною и великолѣпною свитою. Они поѣхали по Псковской дорогѣ, переѣхали чрезЪ Ливонскія, Курляндскія и Саможитскія границы, и благополучно прибыли вЪ КенигсбергЪ, столичный городЪ Герцогства Пруссiи; тамЪ они были приняты БранденбургскимЪ

 

 

45

КурфирстомЪ весьма великолѣпно. ВЪ семЪ городѣ Его Величество получилЪ извѣстіе чрезЪ нарочнопосланнаго, что Саксонскій КурфирстЪ избранЪ ПольскимЪ КоролемЪ; и что КардиналЪ ПримасЪ протестовалЪ противЪ помянутаго избранiя подЪ тѣмЪ видомЪ, что ПринцЪ Конти законно былЪ уже избранЪ. Посему посланы были непосредственныя повелѣнія кЪ Россiйскому Послу, пребывающему вЪ Польше, что бы онЪ подкреплялЪ право избранія Саксонскаго Курфирста, и что бы обЪявилЪ ему именемЪ Его Царскаго Величества, что ОнЪ имѣетЪ вЪ готовности кЪ его услугамЪ шестьдесять тысячь человѣкЪ для подкрепленiя справедливыхЪ его требованій Польской Короны; и что уже посланы вЪ Россію повелѣнія кЪ войскамЪ, чтобЪ имЪ итти отЪ Смоленска кЪ ЛитовскимЪ границамЪ для удержанія сего великаго Княжества вЪ послушаніи Его Польскаго Величества. Не можно сомневаться вЪ томЪ, что страхЪ толь сильнаго вспоможенiя имѣлЪ великое действiе надЪ многими Поляками противныя стороны; сіе довольно явствуетЪ изЪ того, что когда ПринцЪ Конти появился близЪ Данцига самолично, жители Польской Пруссіи, хотя были его доброжелатели, не осмѣлились обЪявить себя сЪ его стороны.

ПробывЪ нѣсколько времени вЪ Кенигсберге, Его Царское Величество продолжалЪ путь Свой кЪ Берлину, обыкновенной рези­-

 

 

46

денціи Его Свѣтлости Курфирста Бранденбургскаго. ВЪ семЪ городѣ ОнЪ принятЪ со всѣми знаками чести и уваженія принадлежящихЪ толь именитому Государю. Царь былЪ такЪ доволенЪ учиненнымЪ тамЪ Ему пріемомЪ и великими дарованiями открытыми ИмЪ вЪ нынѣшнемЪ Курфирстѣ, что ОнЪ много разЪ говорилЪ: какЪ скоро младый Царевичь Его СынЪ будетЪ вЪ состояніи путешествовать, то ОнЪ пошлетЪ Его кЪ Берлинскому Двору, дабы пробылЪ тамЪ долгое время.

Лишь только ИхЪ Высокомочія Генеральные Статы соединенныхЪ провинцiй получили извѣстіе, что сіе торжественное Посольство ѣдетЪ кЪ ихЪ границамЪ, немедлѣнно послали ДепутатовЪ, которые должны были срѣтить оное на границахЪ именемЪ ГенеральныхЪ СтатовЪ; и отдали повелѣнія не только содержать ПословЪ на щетЪ Республики, но и угостить ихЪ знатными подарками, и палить изЪ большихЪ пушекЪ во всѣхЪ городахЪ, чрезЪ которые поѣдетЪ Посольство. ИхЪ Высокомочія желали при столь необыкновенномЪ случаѣ содѣлать незабвенною память получаемыя ими чести отЪ такого Посольства, которое есть самое славное изЪ всѣхЪ, какія когда либо видны бывали, вЪ разсужденіи Самоличнаго присутствiя толь Великаго Монарха, сЪ КоторымЪ они соединены были тѣснѣйшими узами дружества и торговли.

 

 

47

После того, какЪ уже проехали нѣсколько миль по землямЪ соединенныхЪ провинцій, Его Царское Величество оставилЪ Посольство, дабы скорѣе достигнуть Амстердама; и путешествуя скрытно не будучи никѣмЪ примѣчаемЪ, могЪ сЪ большею вольностью осмотрѣть каждую вещь почитаемую имЪ достойною любопытства. ОнЪ пріѣхалЪ вЪ АмстердамЪ вЪ сопровожденiи только двухЪ или трехЪ дворянЪ и такЪ скрытно, что никѣмЪ не могЪ быть знаемЪ; переночевавЪ вЪ гостиномЪ дворѣ, на другой день Своего пріѣзда отправился вЪ СордамЪ, пространный городЪ на противолежащей сторонѣ рѣки Амстердамской около двухЪ миль отстоящiй; сей городЪ славенЪ по знатному числу корабельныхЪ плотниковЪ и прочихЪ людей, кои безпрестанно тамЪ употребляются для строенiя всякихЪ судовЪ.

Его Величество немедлѣнно по СвоемЪ прибытiи туда сталЪ вЪ домѣ одного мѣщанина, который гораздо отдаленнѣе жилЪ отЪ проѣзжей дороги; ибо намѣреніе Его было какЪ возможно остерегаться, чтобЪ Его не открыли. Главное и перьвое Его дѣло вЪ семЪ местѣ состояло выведать Самолично изЪ собственныхЪ устЪ работныхЪ людей, и увидеть Самому, какимЪ образомЪ они строятЪ корабли свои. ОнЪ купилЪ небольшую яхту около двадсяти пяти или тридсяти футовЪ длиною и находилЪ отмѣнное удовольствiе

 

 

48

управлять ею СамЪ, разЪѣзжая сЪ тремя токмо дворянами при НемЪ бывшими по рѣкѣ Амстердамской, называемой ТесмЪ, гдѣ величайшее Его было увеселеніе дѣлать собственныя Свои примѣчанія и наслаждать глаза Свои прекраснѣйшимЪ видомЪ сихЪ многочисленныхЪ кораблей, которые подобно лѣсу стоятЪ тѣсно одинЪ возлѣ другаго по дорогѣ сего города.

Но ОнЪ скоро лишенЪ былЪ удовольствiя проживать такЪ скрытно. Нѣкоторый слесарь, жившій за нѣсколько лѣтЪ прежде сего вЪ Москвѣ по случаю, примѣчая Его однажды, какЪ ОнЪ проходилЪ мимо, узналЪ Его, ОнЪ увѣдомилЪ о томЪ товарищей своихЪ; и жители стекалися вЪ такомЪ множествѣ около Него, когда ОнЪ бывалЪ на улицѣ, что утружденЪ будучи народомЪ, вознамѣрился оставить СордамЪ скорѣе, нежели какЪ сперьва хотѣлЪ.

Амстердамскіе купцы торгующіе вЪ Россіи, изЪ коихЪ нѣкоторые имѣли честь знать Его Величество, узнавЪ о Его присутствіи, немедлѣнно пошли толпами отдать ему должное почтеніе и просить о удостоеніи ихЪ СвоимЪ посещеніемЪ вЪ Амстердамѣ. Его Величество прибылЪ туда за нѣсколько дней прежде ПословЪ, которые получили повелѣніе пробыть нѣкоторое время вЪ семЪ городѣ, прежде отЪѣзда вЪ Гагу, для полученiя публичной аудiенцiи отЪ ИхЪ Высокомочiй.

 

 

49

Между тѣмЪ Амстердамскіе Правители старались о запасеніи всего нужнаго для великолѣпнаго пріема помянутаго Посольства; множество пушекЪ поставлено было на бастіонахЪ, стоящихЪ лицемЪ кЪ рѣкѣ Амстелю, по которой дорогѣ должны были ѣхать Послы. Всѣ молодые граждане выѣхали верьхомЪ на лошадяхЪ великолѣпно убранныхЪ, а знатныя и чиновныя особы ѣхали навстречу кЪ нимЪ вЪ своихЪ каретахЪ. Правители отправили нѣкоторыхЪ своихЪ сочленовЪ для поздравленiя ИхЪ ВысокопревосходительствЪ сЪ прибытiемЪ, которое было за четверть мили отЪ города; отселѣ препровождаемы они были на яхтахЪ, принадлежащихЪ Республикѣ, и приняты сЪ пальбою изо всѣхЪ пушекЪ, поставленныхЪ вкругЪ вала.

Всѣ три Посла отведены Депутатами вЪ карету одного изЪ главныхЪ Правителей города; Депутаты сели вЪ другой каретѣ; прочія же заняты были офицiантами Посольства, между которыми, какЪ сказываютЪ, былЪ и Его Царское Величество. Прежде всѣхЪ ѣхали верьхомЪ вышепомянутые молодые граждане, предводительствующiе прочимЪ; за ними слѣдовали трубачи Республики, а за сими нѣсколько ТатарЪ вооруженныхЬ луками и нѣсколько РоссіянЪ верьхомЪ. Позади сихЪ шли пѣшкомЪ двадсять пажей кЪ Посольской свите принадлежащихЪ, и весьма богато наряженныхЪ; кафтаны на нихЪ были карма­-

 

 

50

зиннаго цвета, и обложены весьма богатыми золотыми и серебреными галунами. Сіи пажи шли передЪ самою тою каретою, вЪ которой сидѣли Послы, охраняемые по обѣимЪ сторонамЪ двенадсятью высокихЪ и мощныхЪ человѢкЪ, одѣтыхЪ вЪ Славянское платье, несущихЪ по серебреному ратному топору вЪ рукахЪ, и имѣющихЪ при бедрѣ сабли сЪ серебреными эфесами. ВерьхЪ кафтановЪ надеты были красныя епанчи обложенныя сЪ обѣихЪ сторонЪ большими серебряными пуговицами сЪ широкими, но при томЪ и плоскими петлями; что все совокупно представляло славный и великолѣпный видЪ. За сими каретами слѣдовали премногіе лакеи одѣтые также вЪ алое платье обложенное серебряными галунами. Его Высокопревосходительство ГенералЪ ЛефортЪ былЪ вЪ сей день вЪ ЕвропейскомЪ платьѣ; а другія два Посла вЪ РусскомЪ, но оно было весьма богато. ТакимЪ образомЪ они проехали вЪ хорошемЪ порядке чрезЪ знатнейшія Амстердамскія улицы кЪ приготовленному для нихЪ дому, при которомЪ для учиненія ихЪ встрѣчи великолепнейшею, стояла вЪ ружьѣ рота городскихЪ солдатЪ. Всѣ улицы, чрезЪ которыя они ѣхали, наполнены были множествомЪ народа стекающагося туда смотрѣть сего торжественнаго вЪѣзда, каковаго давно уже не видано. ЧрезЪ нѣсколько дней после того, Послы угощаемы были великолепнымЪ сто-

 

 

51

ломЪ на щетЪ города Амстердама. Хотя все сіе стоило уже знатныя суммы; однако же Начальники города, желая при семЪ случаѣ подать возможные знаки почтенiя своего кЪ Особѣ Его Царскаго Величества, велѣли приготовить вЪ честь Его большой фейерверкЪ, представляющiй тріумфальный сводЪ.

Сей фейерверкЪ поставленЪ былЪ на рѣкѣ Амстерлѣ или АмстердамЪ, отЪ которой и славный городЪ АмстердамЪ получилЪ свое имя вЪ такомЪ мѣстѣ, откуда бы онЪ виденЪ былЪ издали, будучи великой вышины, и имѣя четыре переда вЪ соотвѣтствіе четыремЪ главнымЪ странамЪ міра: все оное строеніе было Коринѳскаго ордена, украшенное гербами Его Величества, тритонами, кораблями и другими украшеніями. Весь фейерверкЪ поставленЪ былЪ на многихЪ плоскодонныхЪ судахЪ, крѣпко между собою соединенныхЪ, которыя поелику покрыты были всѣ сверьху раскрашеною холстиною, то исподЪ, на коемЪ основывалось строеніе, представлялЪ издали маленькій островокЪ.

А какЪ сей фейерверкЪ за дальностiю не могЪ быть виденЪ совершенно изЪ покоевЪ ИхЪ ПревосходительствЪ, то Начальники города пригласили ихЪ вЪ знатнѣйшiй вЪ Амстердамѣ трактирЪ, называемый ДокланЪ, откуда они смотрѣли на сей фейерверкЪ сЪ крайними удовольствіемЪ, и гдѣ при томЪ угощаемы были великолѣпнымЪ столомЪ. КакЪ

 

 

52

Его Величество изволилЪ быть Самолично при семЪ торжествѣ; то я, такЪ какЪ и многіе другіе, имѣлЪ тутЪ случай вЪ перьвый разЪ на свободѣ смотреть на Него хорошенько. ОнЪ довольно высокЪ, крѣпокЪ, статенЪ, имѣетЪ хорошія черты лица, и хотя вЪ глазахЪ Его, кои суть черны и быстры, примѣтна великая живость, такЪ какЪ и во всемЪ Его видѣ отмѣнное нѣкое проворство; однакожЪ ОнЪ имѣетЪ вЪ Своей физіогномiи нѣкоторые знаки скромнаго свойства. ВЪ обхожденiи очень ласковЪ, и подаетЪ другимЪ частые случаи говорить сЪ НимЪ о всякихЪ вещахЪ достойныхЪ любопытства.

ЧрезЪ нѣсколько часовЪ послѣ сего смерклось, и фейерверкЪ началЪ горѣть сЪ великимЪ успѣхомЪ, ко удивленiю, какЪ всѣхЪ зрителей вообще, такЪ особливо Его Царскаго Величества, Который не могЪ довольно оный выхвалить и изЪяснить предЪ всѣми Свое удовольствiе, каково ОнЪ чувствовалЪ во всемЪ увеселенiи. Стеченiе народа при семЪ торжестве было толь велико, что желѣзныя на мосту перила отЪ тесноты обломились, и многіе попадали вЪ реку; изЪ коихЪ некоторые совсемЪ потонули, прочіе же спаслись помощію вблизи стоявшихЪ ботовЪ.

Депутаты адмиралтейства Амстердамскаго, зная, что ничемЪ не можно было принесть Царю большаго удовольствiя, какЪ тѣмЪ, что принадлежитЪ до знанія мор­-

 

 

53

скихЪ дѣлЪ, приняли старанiя показывать Его Величеству: всѣ свои магазейны, принадлежащiя до строенія и снаряженія ихЪ кораблей.

Я узналЪ отЪ достовѣрныхЪ людей, что тѣ, коимЪ поручено было Его туда проводить, и быть тамЪ сЪ нимЪ, чрезвычайно удивлены были, видя, сЪ коль великою прилѣжностію ОнЪ спрашивалЪ о всемЪ томЪ, что хотя не много касалося до сихЪ дѣлЪ; и сЪ какимЪ ОнЪ знаніемЪ и разумомЪ говорилЪ и разсуждалЪ о такихЪ вещахЪ, о которыхЪ, (какЪ они прежде сего думали,) ОнЪ долженствовалЪ имѣть малое понятіе.

ЧрезЪ нѣсколько дней после сего Его Величество отправился вЪ УтрехтЪ, гдѣ увидѣлся сЪ Его БританскимЪ ВеличествомЪ. ТутЪ вЪ перьвый разЪ срѣтились сіи два Великіе Государи, славные по своей добродѣтели и храбрости. Они разговаривали между Собою нѣсколько часовЪ и разстались со всѣми знаками взаимнаго почитанія.

Послы пробыли близко двухЪ мѣсяцсвЪ вЪ Амстердамѣ прежде поѣзда своего вЪ Гагу для полученiя аудіенціи; ибо Его Царское Величество желая, чтобЪ они явились тамЪ со всемЪ блескомЪ, приказалЪ имЪ умножить число своихЪ служителей, и одѣться вЪ новое платье, гораздо богатѣйшее прежняго. Они также прибавили кЪ своему экипажу три самыя богатыя кареты, и три пары самыхЪ лучшихЪ лошадей.

 

 

54

По приготовленiи всего для отЪѣзда ихЪ вЪ Гагу, они поѣхали туда, взявЪ сЪ собою соболей и другіе богатые мѣхи, для принесенiя ихЪ вЪ подарокЪ, по обыкновенiю возточныхЪ народовЪ, ИхЪ ВысокомочіямЪ отЪ Царя ихЪ Государя.

ИхЪ Превосходительства приняты были вЪ Гагѣ со всѣми знаками чести и почтенiя, должными именитому ихЪ званію. ВЪ назначенный для аудіенціи день, Его Царское Величество слѣдовалЪ вЪ переодѣтомЪ видѣ за Послами; ОнЪ былЪ вЪ простомЪ голубомЪ платьѣ, вЪ большомЪ бѣломЪ парикѣ и вЪ шляпѣ сЪ бѣлымЪ пѣрьемЪ. Зная совершенно господина Витзена тогдашняго Амстердамскаго Бургомистра, и будучи извѣстенЪ о чрезвычайныхЪ его достоинствахЪ, взялЪ ОнЪ у него карету, и желалЪ, чтобЪ онЪ Его препроводилЪ; господинЪ ВитзенЪ исполнилЪ cie сЪ такимЪ искуствомЪ и такЪ скрыто, что никто тамЪ не узналЪ Его Величества.

Самое многолюднѣйшее собранiе иностранныхЪ ПословЪ вЪ Гагѣ было вЪ Сентябрѣ прошедшаго года, при случаѣ переговора о РизвикскомЪ мiрѣ. Многіе Европейскiе Дворы посылали туда своихЪ полномочныхЪ ПосланниковЪ, которые стараясь превзойти другЪ друга вЪ великолѣпiи, ничего почти не оставили такого, что бы могло умножить блескЪ ихЪ экипажей: однакожЪ Его Царское Величество зная, что весь свѣтЪ обратитЪ отмѣн­-

 

 

55

нымЪ образомЪ свое вниманіе на Его Посольство, и побуждаемЪ будучи похвальнымЪ поревнованіемЪ поддержать вЪ семЪ случаѣ, такЪ какЪ и во всѣхЪ другихЪ, славу и честь Своея степени, яко такая Особа, Которая требуетЪ Императорскаго титула и носитЪ Императорскiй гербЪ, пожелалЪ, что бы сіе славное Посольство, почтенное Его присутствiемЪ, оказало знаки онаго, и соотвѣтствовало Его знаменитости.

ВЪ самомЪ дѣлѣ по свидѣтельству всѣхЪ, которые были зрителями сея торжественныя аудiенціи, все отправлено было сЪ такимЪ порядкомЪ, величествомЪ, важностiю и великолепіемЪ, что ничего не можно было присовокупить кЪ блеску сего торжества, которое по всему соотвѣтствовало намѣренiю Его Величества.

Всѣ признаются, что ни одинЪ ПосолЪ не былЪ одѣтЪ великолѣпнѣе Генерала Лефорта перьваго Посланника: онЪ былЪ вЪ длинномЪ РусскомЪ платьѣ, тканомЬ изЪ золота и опушенномЪ самыми дорогими соболями; оное такЪ какЪ и другое нижнее платье осыпано было спереди неоцѣненными алмазами, а на шапкѣ его были также большіе алмазы, вставленные между цаплиными пѣрьями, которыя своимЪ блескомЪ ослѣпляли глаза зрителей. ЛефортЪ говорилЪ рѣчь ИхЪ ВысокомочіямЪ на РоссійскомЪ языке сЪ видомЪ величественнымЪ и соотвѣтствующимЪ

 

 

56

тому званію, которое онЪ носилЪ при толь торжественномЪ случаѣ. Два другіе Посла, которые было равнымЪ образомЪ вЪ богатомЪ одѣяніи, делали также сЪ своей стороны привѣтствiя ИхЪ ВысокомочіямЪ сЪ величественною важностiю. Великолѣпiе сея аудіенцiи усугубилось присутствіемЪ ПословЪ отЪ многихЪ ЕвропейскихЪ Государей. Его Царское Величество имѣлЪ удовольствiе видѣть СамЪ все происходившее изЪ одного кабинета, вЪ которомЪ было открытое окошко вЪ аудіенцЪ залу, никемЪ не примѣчаемЪ; и возвратился на другой день тайно вЪ АмстердамЪ, будучи очень доволенЪ СвоимЪ путешествіемЪ. ИхЪ Превосходительства не имея никакого другаго дела до ГенеральныхЪ СтатовЪ, кроме подтвержденiя прежнихЪ трактатовЪ, не долго пробыли вЪ Гаге.

Все соглашаются вЪ томЪ, что главная причина сего Посольства была та, дабы подЪ видомЪ сея публичныя церемонiи, Царь удобнѣе могЪ ехать незнаемо чрезЪ такія мѣста, которыя ОнЪ намѣренЪ былЪ посѣтить. ОсобливаяжЪ цѣль путешествiя Его вЪ Голландію была та, чтобЪ имѣть случай обращаясь тайно вЪ Амстердамѣ, способнѣе и безЪ помѣшательства разсмотрѣть все касающееся до морскихЪ дѣлЪ, и взять на Свое жалованье людей способныхЪ для морскія службы, и снабдить Себя всѣми потребностями служащими ко исполненiю великихЪ СвоихЪ намѣренiй.

 

 

57

Сіе явно оказалось по возвращенiи Его изЪ Гаги, изЪ прозбы Его предложенной начальникамЪ АмстердамскимЪ о томЪ, чтобЪ они выбрали Ему и немногимЪ дворянамЪ изЪ Его свиты домЪ на концѣ города. Должно признаться, что домЪ былЪ очень посредственный, вЪ разсужденіи Той Особы, Которая рѣшилась жить вЪ ономЪ; но вЪ разсужденіи мѣстоположенiя, совершенно соотвѣтствовало намѣренію Его Величества, оный находился подлѣ Возточно-Индійскаго дома, который, какЪ лежалЪ близко той дороги, по которой проходили корабли, то и можно было пріятнымЪ образомЪ видѣть всѣ суда пріѣзжающія вЪ АмстердамЪ и отЪѣзжающія. Лишь только Его Величество переѣхалЪ вЪ сей малый домЪ, то употребилЪ все свое вниманіе кЪ познанiю двухЪ вещей: перьвая была та, чтобы познать всѣ подробности, имѣющія какое либо отношеніе кЪ строенiю и снаряженiю кораблей: вторая, чтобы научиться, какЪ бомбардировать крѣпости сЪ моря: для достиженiя сего не щадилЪ ОнЪ никакихЪ трудовЪ. Будучи всегда склоненЪ кЪ математикѣ, а особливо зная механическую часть оныя, коя содержитЪ начальныя основанiя умозрительныя и дѣлопроизводныя математики; ОнЪ давно уже выучился симЪ таинственнымЪ наукамЪ, тѣмЪ наипаче, что не довольствовался быть зрителемЪ только, а хотѣлЪ приниматься СамЪ за дѣло, сЪ ве­-

 

 

58

ликимЪ удовольствіемЪ оканчивать какую нибудь штуку Своими собственными руками и сіе дѣлывалЪ сЪ такимЪ искуствомЪ, что иной бы поклялся, что ОнЪ сЪ давняго времяни привыкЪ дѣйствовать топоромЪ и молоткомЪ. Я самЪ видѣлЪ две штуки Его работы; небольшой фрегатЪ трехЪ или четырехЪ футовЪ, да маленькую вѣтряную мельницу.

ИзЪ всего сего не можно ничего инаго заключить, какЪ токмо то, что Его поступки вЪ разсужденіи сего основаны на глубочайшихЪ ГосударственныхЪ причинахЪ. Мнѣ ясно кажется, что главное побужденіе оныхЪ есть слава и величество Россійскія Имперiи; что раченіемЪ, которое ОнЪ оказываетЪ ко умноженію морскія силы вЪ СвоемЪ Государствѣ, намеренЪ ОнЪ дать яснѣйшія и всевозможнѣйшiя доказательства Своему Дворянству и народу; что отЪ хорошаго установленiя зависитЪ благоденствiе Государства; и что сложивЪ сЪ Себя Царское достоинство на нѣсколько времени и прилѣжавЪ СамЪ кЪ строенiю кораблей, ОнЪ хочетЪ служить примеромЪ, дабы возбудить ихЪ кЪ послѣдованію Его стопамЪ. Вѣдая совершенно, что Россiяне природно склонны кЪ гордости и лѣности, ОнЪ почелЪ сіе за лучшее средство исправить ихЪ пороки, и возпрепятствовать вкорененію оныхЪ между ими, если ОнЪ побудитЪ ихЪ кЪ труду и прилѣжности собственнымЪ СвоимЪ примѣромЪ.

 

 

59

ВЪ свободное время главнѣйшее Его увеселенiе состояло обыкновенно вЪ томЪ, чтобЪ осматривать всякія вещи достойныя любопытства, или стоющія Его примѣчанія вЪ домахЪ частныхЪ людей, гдѣ ОнЪ пользовался всѣми случаями вступать вЪ дружескіе сЪ ними разговоры, толь вкрадчивымЪ образомЪ, что Голландцы привязанные отлично кЪ вольному и дружественному обхожденiю, прельстились вольными и откровенными Его поступками; сiе возЪимѣло вЪ нихЪ такое дѣйствіе, что почти невѣроятно, коль многiе охотно соглашались служить Ему. Я самЪ былЪ очевиднымЪ свидѣтелемЪ тому, какЪ многіе способные и достойные люди не могли быть помѣщены вЪ Его службу, отЪ того, что назначенные воинскіе наборы укомплетованы были вЪ кратчайшее время, нежели какЪ того ожидали.

ВЪ скоромЪ времяни по возвращеніи ПословЪ изЪ Гаги, прибылЪ кЪ Его Величеству нарочный изЪ Россіи сЪ радостнымЪ извѣстіемЪ о сраженiи РоссіянЪ подЪ командою Шейна сЪ Татарами близЪ Азова. Крымскій ХанЪ провелЪ вЪ начале весны чрезЪ Кафу великое число КрымскихЪ ТатарЪ вЪ малыхЪ корпусахЪ и вЪ разныя времяна сЪ намѣреніемЪ соединить ихЪ сЪ Черкаскими Татарами, особливо же сЪ живущими близЪ рѣки Кубани. Зная, что Россiйская армія была раздѣлена на разные корпусы, для лучшаго

 

60

прикрытія работниковЪ употребленныхЪ вЪ разныхЪ крѣпостяхЪ кЪ довершенію вышепомянутыхЪ укрѣпленій. ХанЪ почелЪ сiе способнымЪ случаемЪ кЪ нападенiю на нихЪ нечаяннымЪ образомЪ. Для сего приказалЪ ТатарамЪ, подЪ предводительствомЪ Султана Талги состоявшимЪ, поскорѣе приближаться кЪ непрiятелю; но Россійскій ГенералЪ ШейнЪ получивЪ извѣстіе о приближенiи ихЪ, далЪ свободное время собрать свои войска вЪ выгодномЪ мѣстѣ, где онЪ вознамѣрился вступить сЪ ними вЪ сраженiе. Татары увидя себя многочисленнѣйшими, нежели сколько было РоссіянЪ, и ободрены мнимымЪ страхомЪ РоссійскихЪ воиновЪ, невыходящихЪ изЪ своего поста, напалЪ на нихЪ сЪ великою яростiю, гдѣ срѣтенЪ сЪ отмѣнною храбростію Россiянами, кои старалися защищаться вЪ своихЪ постахЪ до техЪ порЪ, пока ихЪ ГенералЪ видя, прошедшiй перьвый непріятельскiй жарЪ, вдругЪ на нихЪ напалЪ и приведши сперьва вЪ замѣшательство, скоро потомЪ обратилЪ ихЪ вЪ бегЪ, сЪ великимЪ урономЪ сЪ непрiятельской стороны, и гнался за ними до рѣки ГагалинскЪ, где многіе изЪ нихЪ были потоплены. Сія рѣка течетЪ чрезЪ Черкасiю около двухЪ миль разстоянiмЪ отЪ Азова; на нашихЪ ландкартахЪ полагаютЪ сію рѣку кЪ Сѣверу на другой сторонѣ рѣки Дона, больше тридсяти миль отЪ Азова.

 

 

61

Россійскіе Послы сдѣлали при семЪ случаѣ публичное торжество, и пригласили начальниковЪ города и другихЪ знатныхЪ особЪ кЪ великолѣпному балу, на которомЪ забавлялися музыкою, танцами, фейерверками и всякими другими увеселеніями. Его Царское Величество изволилЪ быть тамЪ Самолично и вЪ такомЪ веселомЪ духѣ, что всѣ гости были чрезмѣрно довольны Его благосклонностію, и при отЪѣздѣ домой, всѣ чистосердечно увѣряли Его Величество, что они будутЪ содержать вЪ вѣчной памяти чрезвычайную милость, которую ОнЪ имЪ оказалЪ, почтивЪ ихЪ СвоимЪ присутствіемЪ.

ВЪ началѣ зимы получили еще извѣстіе о другой побѣдѣ, одержанной при Днѣпрѣ. Крымскіе Татары соединившись сЪ Буджацкими и Очаковскими Татарами, осадили Кизикирмень, довели свои траншеи до самаго контрЪ-эскарпа, и вЪ тожЪ самое время овладѣли близЪлежащимЪ островомЪ, ТованЪ называемымЪ. Но корпусЪ РоссійскихЪ войскЪ соединившись сЪ Козаками, живущими на сихЪ границахЪ, пришелЪ заблаговременно кЪ освобожденiю сея крѣпости, и принудилЪ ТатарЪ оставить осаду и островЪ сЪ знатною сЪ ихЪ стороны потерею. При семЪ случаѣ Его Величество отдалЪ повелѣніе, что бы привести помянутый островЪ вЪ хорошее состоянiе нѣкоторыми порядочными укрѣпленiями.

 

 

62

Сей же самый нарочный гонецЪ привезЪ равнымЪ образомЪ извѣстіе, что новая пристань, отстоящая почти на семь миль отЪ Азова, о чемЪ прежде сего упомянуто, приведена вЪ совершенство, и тамЪ поселилось уже десять тысячь РоссіянЪ; ибо Его Величество нарочито запретилЪ селиться тамЪ иностранцамЪ. ОнЪ назвалЪ сей городЪ Сетрушинатуба. ВЪ скоромЪ времени послѣ сего пришло кЪ Его Величеству извѣстіе, что великое множество ЧеркаскихЪ ТатарЪ самопроизвольно покорились Его подданству; и соединившись сЪ нѣкоторыми Россiйскими войсками распространили свои завоеванія даже вЪ Крымскую Татарію, и до рѣки Міуса, которая разстоянiемЪ отЪ Азова миль сЪ двадсять пять, где Турки прежде обыкновенно грузили и выгружали корабли, отправляющiеся кЪ сей крѣпости; и что Россіяне занимались строеніемЪ изрядныя крѣпостцы близЪ устья сея рѣки, дабы чрезЪ то овладѣть оною, и повелѣвать симЪ путемЪ.

Царь принявЪ намѣреніе ехать вЪ Англiю, прежде отЪѣзда Своего изЪ Голландіи увѣдомилЪ Англинскаго Короля, который немедленно прислалЪ нѣсколько яхтЪ и легкихЪ фрегатовЪ для привезенія Его туда. ОнЪ селЪ только сЪ двенадсятыо или пятьнадсятью человеками, а ПосламЪ велѣлЪ остаться вЪ Амстердамѣ, и купить довольное количество артиллеріи и военныхЪ припасовЪ. При-

 

 

63

бывЪ щастливо вЪ Англію, ОнЪ принятЪ былЪ со всею честію и почтеніемЪ должными толь Великому Государю. Его Британское Величество предложилЪ Ему для пребыванiя Королевскій домЪ, называемый СамерзетЪ ГаузЪ, достойный примѣчанiя по пріятному своему местоположенiю на рѣкѣ Темзѣ; и гвардiю для охраненiя Его Особы; но Царь пребывая вЪ СвоемЪ намѣреніи проводить время вЪ Англіи незнаемо, отказался отЪ сихЪ КоролевскихЪ предложеній.

ПолучивЪ приветствiя отЪ Короля и фамиліи его, и воздавЪ имЪ взаимно оныя, ОнЪ проводилЪ нѣсколько времяни во осматриванiи двухЪ парламентскихЪ домовЪ и другихЪ достойныхЪ примѣчанія вещей при Дворѣ; послѣ чего удалился на нѣкоторое разстояніе отЪ Лондона, для способнейшаго смотрѣнія по рѣкѣ, откуда могЪ ОнЪ примѣчать работниковЪ, употребляемыхЪ тамЪ кЪ сnроенію кораблей. ОнЪ пробылЪ болѣе двухЪ мѣсяцевЪ вЪ Англiи, вЪ продолженіе котораго времяни проводилЪ праздные Свои часы во осматриванiи всего достойнаго любопытства и примѣчанія, особливожЪ между лучшими художниками. Когда нѣкоторые Лондонскiе купцы предложили Его Царскому Величеству о установленiя новыя табачныя торговли сЪ темЪ, чтобЪ оный табакЪ токмо ими былЪ привозимЪ вЪ Россію и вЪ другія подвластныя Ему страны; тогда послалЪ

 

 

64

Царь за ѲеодоромЪ АлексѣевичемЪ ГоловинымЪ, вторымЪ СвоимЪ ПосломЪ, для переговора сЪ ними о семЪ вЪ Лондонѣ. Переговоры имѣли хорошее окончанiе ко удовольствiю обѣихЪ сторонЪ, и сочтено, что Царь будетЪ иметь годоваго дохода отЪ сего торгу болѣе миліона ливровЪ.

Но отмѣннаго примѣчанія достойное вЪ семЪ Его вЪ Англiю путешествiи, и болѣе всего открывающее главное намѣреніе Его Царскаго Величества, есть поѣздЪ Его вЪ ПортсмутЪ, для присутствiя при морскомЪ сраженіи между двумя Англiйскими эскадрами близЪ сея пристани. Я позабылЪ вамЪ прежде сказать, что Голландцы увеселяли Его близЪ Амстердама такимЪ же примѣрнымЪ сраженiемЪ, на которомЪ многiя яхты поставлены были вЪ разныя линіи для показанiя Его Величеству способа, какЪ онѣ сражаются одинЪ сЪ другою на море, и какЪ отступаютЪ послѣ сраженія.

Его Царское Величество получивЪ вЪ подарокЪ отЪ Англiйского Короля весьма хорошую и богатоукрашенную яхту о тридсяти пушкахЪ, на ходу весьма легкую, отослало ее вЪ АрхангельскЪ, а СамЪ, не взирая на худое время, возвратился вЪ Голландiю.

Между тѣмЪ, какЪ Послы и паки поехали вЪ Гагу для полученiя отпускныя аудіенціи отЪ ИхЪ Высокомочій, Амстердамскіе Начальники зная, что немедлѣнно послѣ ихЪ

 

 

65

возвращенiя, Царь отправится вЪ Вѣну, дѣлали великія приготовленія кЪ показанiю своего усердия кЪ Его Величеству новыми знаками чести. Но лишь только узналЪ ОнЪ о ихЪ намеренiи, послалЪ обЪявить имЪ Свое желаніе, чтобЪ все сiе было оставлено; ибо ОнЪ намѣренЪ выѣхать изЪ города безЪ всякаго шума и скрытно, получивЪ и такЪ уже множество знаковЪ почтенія и дружбы кЪ Его Особе, какЪ отЪ НачальниковЪ, такЪ и прочихЪ гражданЪ, вЪ продолженiе шести месяцевЪ, которые между ими обращался. Уже Его Величество готовЪ былЪ совсемЪ кЪ отЪѣзду, какЪ получилЪ непріятное извѣстіе о возмущеніи близЪ Москвы, произшедшемЪ между оставшимися стрельцами, которыхЪ однако же ГенералЪ ГордонЪ скоро разсеялЪ и взялЪ вЪ плѣнЪ большую часть ихЪ начальниковЪ; сiи злополучные ускоривЪ тѣмЪ совершенную погибель своея партіи довели себя до нещастнаго конца, и приняли вЪ самое то время достойное возмездiе за свою измѣну. Ибо большее число оныхЪ было на висѣлицахЪ повѣшено, а многимЪ знатнымЪ отсечены головы.

ВамЪ извѣстно, что происходило со времяни отЪѣзда Его Царскаго Величества изЪ Голландіи; сЪ какимЪ почшеніемЪ и сЪ какою честiю принятЪ былЪ сей Великiй Государь при ИмператорскомЪ ВѣнскомЪ Дворе; сЪ коль чрезвычайнымЪ блескомЪ  и велико-

 

 

66

лѣпiемЪ показалось тамЪ Его Посольство; равнымЪ образомЪ и то, что принудило Его Величество возвратиться незапно вЪ Россію. ВамЪ также довольно вѣдомо, что ОнЪ оставилЪ тамЪ Прокофья Богдановича Возницына ПолномочнымЪ ПосломЪ для переговора о заключенiи мира на ВенгерскихЪ границахЪ между соединенными Державами и Оттоманскою Портою.

Его Царское Величество возвращаясь домой, проѣхалЪ черезЪ Польшу, гдѣ ОнЪ видѣлся недалеко отЪ Лемберга сЪ нынѣшнимЪ ПольскимЪ КоролемЪ, который Его увѣрялЪ о своемЪ намѣреніи, продолжать войну противЪ ТурокЪ, выключая только, если можно будетЪ заключить мирЪ на весьма хорошихЪ договорахЪ, особливо же, если возвращенЪ будетЪ Республикѣ КаменецЪ Подольскій.

Но какое бы слѣдствіе ни имелЪ помянутый трактатЪ, вы удобно согласитеся со много, если только помыслите о томЪ, что уже я вамЪ сказалЪ прежде, что Россійскій Царь, хотя и не включенЪ будетЪ вЪ помянутомЪ мирѣ, одинЪ только вЪ состояніи вести войну противЪ ТурковЪ сЪ надежнымЪ со Своея стороны успѣхомЪ. Ибо какЪ границы Его сЪ той стороны, сЪ которой Турки на Россію напасть могутЪ, довольно снабдены хорошими укрѣпленіями; то Ему остается защищаться на сухомЪ пути, и вЪ самое то время поспѣшно на нихЪ нападать сЪ моря.

 

 

67

Очень вѣроятно, что вЪ семЪ состоитЪ главное намѣреніе сего Государя, Который кажется принялЪ такія вѣрныя мѣры, вЪ разсужденіи установленiя морскія Своея силы, что по всему можно думать, что ОнЪ всегда на морѣ торжествовать будетЪ надЪ Турками, которые никогда и ничего не сдѣлали достойнаго примѣчанія своимЪ флотомЪ, и которые по видимому менѣе суть вЪ состоянiи, нежели когда нибудь прежде, отличиться на морѣ вЪ самое время, когда ихЪ Имперія представляется вЪ упадающемЪ состоянiи.

Я оставляю на собственное ваше разсмотреніе, не потрясется ли и самое основанiе Турецкія Монархiи, вЪ разсужденiи теперешняго ея колеблющагося состоянія, если Россiяне выгонятЪ ТурковЪ изЪ Чернаго моря и овладѣютЪ пристаньми ихЪ, находящимися по берегамЪ онаго, и которые отЪ Кафы до самаго устья рѣки Днѣпра, прійдутЪ подЪ Россiйскую власть. Вѣроятно также, что и самый Константинополь едва ли устоитЪ, или по крайней мѣрѣ подверженЪ будетЪ опасности сгорѣть отЪ бомбардированiя. Что будетЪ тогда сЪ КрымомЪ? Будучи уже со всѣхЪ сторонЪ запертЪ довольнымЪ числомЪ хорошихЪ крѣпостей, онЪ непремѣнно долженЪ безЪ всякаго сопротивленiя поддаться РоссіянамЪ, когда они овладѣвЪ ЧернымЪ моремЪ, совсемЪ пресѣкутЪ торговлю и сноше-

 

 

68

нiе между полуостровомЪ и КонстантинополемЪ.

При томЪ должно разсмотрѣть и то, что смотря по теперешнему образу атакованiя крѣпостей, они имѣютЪ только Кафу и ПерекопЪ, которые вЪ состоянiи дѣлать слабую нѣкую оборону.

Не намѣренЪ будучи утруждать васЪ весьма пространнымЪ письмомЪ, я приступлю кЪ заключенiю, повторяя вамЪ только то, что напомнилЪ уже прежде, то есть, что величайшiй проступокЪ, учиненный Турками, состоитЪ, яко они не приняли всевозможныхЪ предосторожностей противЪ РоссіянЪ, овладѣвшихЪ АзовомЪ, кои чрезЪ сіе открыли себѣ путь вЪ Черное море, надЪ которымЪ Оттоманская Порта всегда присвояла себѣ отмѣнную власть. Кажется, что ко исправленiю толь непростительнаго проступка имЪ осталось одно средство: заключить вѣчный сЪ Россiянами мирЪ, и усыпить ихЪ, дабы они не употребили сего случая ко учиненію себя ужасными на ЧерномЪ морѣ.

ТакимЪ образомЪ Оттоманская Порта можетЪ получить знатную пользу отЪ торговли сЪ Россіею, наложивЪ извѣстныя подати на корабли, приходящіе чрезЪ каналЪ, ведущій вЪ Константинополь; такЪ какЪ дѣлается вЪ Данiи, гдѣ Король получаетЪ доходы сЪ кораблей, проходящихЪ черезЪ ЗундЪ, когда они входятЪ вЪ Балтійское море или

 

 

69

возвращаются изЪ онаго. Сiе мнѣ кажется, остается токмо одно надежное средство избавиться имЪ отЪ сего нещастія, которое они навлекли на себя собственнымЪ своимЪ нерадѣніемЪ. Всѣ тѣ, кто имѣетЪ какое либо свѣденіе о теперешнемЪ состоянiи дѣлЪ РоссійскихЪ, утверждаютЪ, что нынѣшній Царь принялЪ твердое намѣреніе не быть довольнымЪ до тѣхЪ порЪ, пока не откроется сего прохода для установленiя вольныя торговли сЪ иностранными народами, и для призванiя ихЪ вЪ Свои пристани близЪ Азовскаго моря.

Таково есть, Государь мой, теперешнее состоянiе Россійскія Имперіи, которая прежде считалась самою варварскою, но которая теперь споритЪ о перьвенствѣ со всякою Державою вЪ Европѣ, по причинѣ разпространенія своея комерціи со многими народами неутомимымЪ стараніемЪ нынѣшняго своего Государя, хотя Ему еще двадсять восѣмь лѣтЪ отЪ рожденiя. Чего же должно ожидать отЪ толь Великаго Государя, когда Богу угодно будетЪ благословить Его долголѣтнею жизнію?

Волга, (считая отЪ ея перьваго източника) течетЪ болѣе пяти сотЪ миль, до каналу, которымЪ она соединена сЪ рѣкою ДономЪ; сія же рѣка оттуда до города Азова болѣе нежели на 400 миль, способна для ходу кораблей большаго груза, а отЪ канала между сими двумя знатными рѣками находится

 

 

70

двѣсти миль разстоянiя до Азова по прямой линiи, гдѣ все лежатЪ весьма хорошія земли; ибо АзовЪ и Астрахань имѣютЪ свое положенiе вЪ щастливѣйшемЪ климатѣ вЪ свѣтѣ. Западная сторона рѣки Волги уже довольно населена, и чаятельно, что способность торговли и изобиліе земли скоро побудятЪ нѣкоторыхЪ сосѣдственныхЪ кочующихЪ ТатарЪ, слѣдовать стопамЪ другихЪ просвѣщеннѣйшихЪ народовЪ, когда они хотя однажды почувствуютЪ выгоду трудолюбивыя и постоянныя жизни. Сіе довольно доказано примѣромЪ многихЪ АсіатскихЪ ТатарЪ, которые постепенно оставили волокитную свою и праздную жизнь, и слѣдовали за своимЪ ГосударемЪ вЪ Китай, гдѣ они пришли вЪ богатое состоянiе чрезЪ торги. Подобное сему можно сказать о многихЪ ТатарахЪ КрымскихЪ, АстраханскихЪ, СибирскихЪ, ДаврiйскихЪ и другихЪ подвластныхЪ РоссiянамЪ, если мы возведемЪ очи свои на ту часть Россiи, гдѣ находится Архангелогородская пристань, и помыслимЪ, что за сто лѣтЪ до сего сiи мѣста были обитаемы менѣе всѣхЪ по той причинѣ, что земля тамЪ низка, и лежитЪ подЪ весьма холоднымЪ климатомЪ: но по установленіи комерціи, вЪ сей пристани вся страна окольная наполнилась довольнымЪ числомЪ жителей и многими хорошими городами и деревнями.

 

 

71

ВЪ ЮжныхЪ частяхЪ Россiи города: Вологда, Ярославль, РостовЪ, Переславль и другіе обязаны всемЪ своимЪ изобиліемЪ торговлѣ. Присовокупите кЪ сему выгоду комерціи между Индіею, Персiею и Россіею чрезЪ Хвалынское море; все вЪ предбудущее время товары могутЪ перевозиться чрезЪ намѣреваемый каналЪ между рѣками ДономЪ и Волгою во всѣ части Европы. Какія неизчетныя богатства пріобрѣтетЪ Россія чрезЪ сіе? Будучи и такЪ уже весьма знатна по своему пространству и выгодному для торговли местоположенiю, она можетЪ по всей вѣроятности содѣлаться сильнейшимЪ и страшнѣйшимЪ ГосударствомЪ вЪ свѣтѣ.

 

 

АмстердамЪ,

30 Октября 1698.

 

 

В оглавлении представлено заглавие на английском языке:

1. О состоянiи Россійскія Имперiи вЪ, 1699 году; переведено сЪ Англинскаго подлинника, напечатаннаго вЪ Лондонѣ того же года подЪ заглавіемЪ:

The prefent Condition of the Muscovite Empire till the year 1699; in two Letters: the first from a Gentleman, who was conversant with the Muscovite Ambassadour in Holland: the second from a Person of quality at Vienna concerning the late Muscovite Embassy, his present Czarish Majesty; the Russian Empire; and Great-Tartary. By Father  I. Bovvet, Myssionary.

то есть:

Письмо дворянина имѣвшаго обхожденіе сЪ Россiйскими Послами бывшими вЪ Голландiи. Страница 1.