Военно-походный журнал комаднира карательного корпуса подполковника Михельсона И.И. о боевых действиях против повстанцев в марте – августе 1774 г. // Крестьянская война 1773-1775 гг. в России. Документы из собрания Государственного исторического музея. – М.: Наука, 1973. – С. 194-223.

 

Военно-походный журнал командира карательного корпуса подполковника Михельсона И. И. о боевых действиях против повстанцев в марте — августе 1774 г.

 

л. 180 Журнал военных действий господина подполковника Ивана Ивановича Михельсона против изменника и самозванца, донского казака Емельяна Иванова сына Пугачева, осмелившегося назвать себя именем покойного Третьяго императора Петра Федоровича, и его Пугачева злодейских сообщников

1774-го года

 

л. 181                                                         Журнал252

По повелению его высокопревосходительства генерал-аншефа и ковалера Александр Ильича Бибикова господин подполковник Иван Иванович Михельсон марта 19-го в Кабалы * прибыл и от его превосходительства генерал-майора Александр Леонтьевича Ларионова253 команду и шесть орудиев принял.

Марта 20-го господин подполковник, следуя для избавления города Уфы, в деревню Тюряш прибыл, которая в девяносте верстах от Уфы растоянием. 22-го, приближаясь к деревне Карая Лупова, получил известие, что передовыми казаками усмотрено злодейской толпы человек со сто, на которых казаки ударили и несколько перекололи, а в полон от злодеев не один живой не отдавался254     .

23-го, подошед к той деревне ближе, встречен авангард злодеями, которых было сот до четырех. Из них убито до 30-ти, взято в полон 5, а протчие все разбежались. С нашей стороны из авангардных ранено: казак один, гусар один, лошадей две.

Взятые в полон объявили, что выслано на Уфинскую дорогу в деревню Жукову 2000 злодеев и четыре пушки, чтоб не пропускать дешатамента **, и что в деревне Чесноковке 255 находится л. 181 об. || в 10 000 злодейская толпа из разнаго зброда 256 при немалом числе артилерии.

Сколь не опасно было оставить назади в деревни Жуковой злодеев, также и атаковать многочисленную толпу в Чесноковке, но господин подполковник, оставив ту дорогу влеве, которая вела к деревне Жуковой, пошел прямо к Чесноковке на деревню Орова, где и остановился с намерением дождаться ночи.

В пятом часу пополудни усмотрено на дороге собирающихся злодеев, человек до 500, в деревню Кляшево, в семи верстах от деревни Оровой, на которых господин подполковник тотчас отрядил конницы и пехоты до 200 человек. Не зная же точнаго числа злодеев, и сам к подкреплению с дешатаментом за ними следовал.

* Должно быть: Бакалы. ** Здесь и далее в «Журнале» должно быть: детащаментом,


195

Злодеи, не допустя до себя передовых, по всем сторонам разбежались. Господин под [полковник], прибыв в деревню Кляшево, приказал бить зорю и разложить огни.

В 11-м часу пополудни, выступя, приказал обозу итти за собою под притием * 100 человек конницы и пехоты со одною пушкою, которые служить могли прикрытием от нападения с тылу.

Пополудни в 2-м часу пришед в деревню Третьякова, приказал обоз зделать валенбург257, назнача к тому удобное место, и услышали немалую тревогу от находящейся в ней более 1000 злодеев. И вскоре началась от них пушечной II и ору- я. 182 жейной стрельба. Невзирая на то, господин майор Харин с авангардом шел прямо в тое деревню. [В правую] сторону отряжен порутчик Базаров и при нем 30 человек егерей на лыжах. От чего злодеи, пришед в великую робость, растреляв немалое число зарядов, побежали в стороны и в Чесноковку, куда и пушки свои увести были намерены, но храбростию майора Харина до сего допущены не были, и в побеге своем от него и от порут-чика Базарова немалой урон претерпели.

Сражение при деревне Зубовой с называемым графом Чернышевым **

Господин под[полковник], не останавливаясь, шел прямо к Чесноковке, и на самом разсвете встречен злодеями подле деревни Зубовки, которые, разделя по обеим сторонам дороги конницу и лыжников до 4000 человек, протянув в линию более версты, а до 3000-х и более з 10-ью пушками шли прямо, имев с правого фланга в деревне Зубовке батарею о семи пушках.

Лыжники и вся злодейская толпа, желая взять тыл, окружая свирепством [со всех] сторон, ударили. А господин майор Харин, спеша часть конницы и поставя пушку, начал отвечать злодейским выстрелам, х которому господин под[полковник] примкнул еще другую пушку и гранодер под командою порутчика Базарова, а с правую сторону поставил егерей и часть спешивших чюгуевских казаков при ротмистре Павлове и Архангелогородского эскадрона л. 182 || карабинер при порутчике князь Львове; противу же злодейской батареи артилерии под-порутчика Амбразацыева с шестифунтовою пушкою под прикрытием пехоты при капитане Бутыркине, а от наступающих всеми силами злодеев до 100 человек конницы и сорок человек пехоты з двумя пушками под командою ротмистров Домогадского и князя Енгалычева тыл прикрывали. Большую же часть конницы, по притчине глубокаго снега, принужден был спешить.

И  сей  род  сражения   до  четырех  часов  продолжалась.

* Должно быть: прикрытием.

** Здесь  и  далее  в   «Журнале»  заголовки   аынесены   на  поля  рукописи  в виде фонарика.


196

Злодеи, хотя претерпевали великой урон и батарея их, храбростию артилерии подпорутчика Амбразацыева, приведена к молчанию, билиса и тогда с великим отчаянием и, получа подкрепление с несколькими пушками, сильно наступали.

Господин под[полковник] приказал, зделав несколько выстрелов, спешенной конницы на лошадей садиться и з господином майором Хариным итти прямо в атаку, определи на их места пехоту.

Как не усиливалась злодейская толпа первая, но обращена в бегство, все пушки в преследовании до Чесноковки господином майором Хариным отбиты, и взяты в полон до 700 злодеев.

В то самое время конница их, человек до 1000, под прикрытием артилерии шла в деревню Зубову, л.183 || которую встретить посланы Санктпитербурского полку порутчик Матис и Чюгуевского ротмистр Павлов с их ротами. Сии офицеры оную встретили с такою храбростию и мужеством, что в деревни Чесноковке, занятой уже майором Хариным, в бег обратили.

Злодеи, не знав занятия и что главная их батарея с четырьмя пушками порутчиком Базаровым отбита, там своего спасения искать хотели, но господин майор Харин, атоковав их, в плен отдатца принудил.

Наступающая [с] сторон злодеи во все то время со отчаянием сражались и делали человек более 1000 на обоз нападение, к которому и дорогу пресекли. Чего ради, господин под[полковник] принужден послать ротмистров Домогатского, князя Енгалычева с их ротами.

Злодеи, невзирая от них на свой урон великой, собравшись на дорогу, ни одного шага уступить не хотели, но мужеством сих храбрых офицеров опрокинуты.

Сражение продолжалось до второго часа пополудни и, наконец, совершенно были разбиты и обращены в бегство. А называемой граф Чернышев человеках в 20, едва тем же мог получить свое спасение, и злодейские лыжники, пользуясь глубиною снега, разбежались. Сей называемый граф Чернышев, яицкой казак, прозванием Чика, он же и Зарубин. л 183 об.||

Злодеев убито 500, в плен взято 1560 человек, в числе оных из Екатеринбурга подпорутчик Никита Прокофьев, да взятой злодеями в Нагайбаке пехоты семнатцать, разных гарнизонов 25, Томского пехотнаго полку потереных под Кабалами * егерей 2, мушкатер 5, артилеристов из разных мест шеснатцать, морских отставных салдат 106 человек. Отбито пушек 25, в том числе мортир медных 4, из оных полупудовая одна с небольшим числом снарядов в ящиках; лафетов новых окованых 3, неокованных 8, съестных и питейных припасы: муки 200 четвертей,

* Должно быть: Бакалами.


197

вина в 30-ти бочках, а денежная казна и пожитки за два дни до сражения злодеев в Табынск отправлены.

Из военнослужащих господин под[полковник] лутчих, вооружа, при себе оставил, а дворцовых и экономических и дворянских крестьян, также татар и башкирцев отпустил в домы, зделав им всем увещевание; крестьян же, имеющих жилища свои во отдалении, и морских отставных салдат 106, мужиков заводских 548 человек в город Уфу приказал отправить; выборнаго села Чесноковки по доказательству уфинских жителей, как главнаго бунтовщика, и одного из башкир, ему подобнаго, определил повесить, трех приказал высечь кнутом, а иные под крепкой караул в город Уфу отданы.

С нашей стороны убито 23, ранено л.184 || тяжело восемь, лехко дватцать четыре; лошадей убито сорок четыре, ранено пятьдесят одна.

Господин под [полковник] в храбрости и неустрашимости отдает справедливость всему вверенному ему дешатаменту, а особливо отличившимся своею храбростию и мужеством господину майору Харину, которой был ему прямой помощник, ротмистрам Домогатскому, князю Енгалычеву и Павлову, порутчику Матису; сии два последние, возвратись от победы злодейской конницы, ударили на деревню Зубову, отбили у злодеев пушки; артилерии подпорутчику Амбрацыеву, которой, збив злодейскую батарею, большее в победе имеет участие; порутчику Базарову, которой не только с егерями в деревне Третьякове злодеям зделал немалую диверсию, но и когда господин майор Харин пошел с конницею в атаку, будучи отряжен в левую сторону Чесноковки, злодеев прогнал и завладел батареею; капитану Бутыркину, порутчикам Ембоженскому, князю Львову, Рейнздорфу, Скупинскому, прапорщикам Зверинскому, Иванову, карнету Петину, которые, спешившись, с отменною храбростию злодеев поражали; карнету Селиванову, сей, будучи при дешатаменте за адъютанта, все повелении при сражении исполнял с точностию; капитану Кардашевскому и бывшим для прикрытия обоза порутчику барону Дельвиху, прапорщику Панкратову, старшему сержанту Сапожникову, вахмистру Ларионову, которой и ранен; л. 184 || находящемуся при Чюгуевском полку волонтеру, оказавшему отменное свое мужество и храбрость, полковому хорунжему Врублевскому, которой и определен к бывшей в Нагайбаке пехоте.

Господин по[дполковник] со всем дешатаментом в Чесноковке остановился, где к нему с раскаянием множество людей разнаго звания, прося помилования, приходят, кроме остервенившихся башкирцев, которыя и по разбитии в плен почти живой не один не отдавался, а некоторыя, лишены будучи оружия, вынимали ножи из карманов и резали ловящих, а найденные в сенах и под полами, видя себя открытых, выскакивали с копьями и ножами, чиня сопротивление.


198

Толпа бывшая в Красном Яру, узнав о разбитии главной шайки, почти вся разбежалась, кроме малаго числа оставшихся с пушками, куда от господина под[полковника] Изюмского гусарского полку капитан Кардашевской с командою отправлен 258.

В село Богородское посылай был один пленной со увещанием, но не застал злодеев, которые узнав о приближении деташамента, оставя 4 пушки, со одною побежали. Посланной и несколько ис жителей, погнавшись за ними, всех разогнали и, взяв пушки с ящиком и снарядом, с преждеоставшимися привезли к господину под[полковнику].

Капитан Кардашевской рапортует, что прибыл в Красной Яр, не застал злодеев, которые по примеру своих товарищей, оставя л. 185 || три пушки с протчими на Потехин завод побежали и намерены в лесу зделать засеку, а он, не хотя до того допустить, за ними гонит.

Господин под[полковник] чтобы не допустить злодеев до новых зборищ, отправя в Уфу всех раненых и больных, также отбитую артилерию и собственныя екипажи, сам к Табынскому следовал. И будучи в пути, получил рапорт ис Табынска, которым тамошней есаул доносит, что он, собрав людей, прибежавшаго злодея, называемого графа Чернышева с его товарищи, поймав, сковал и содержит под караулом. Чего ради, от господина под [полковника] отряжен того ж числа порутчик Матис с командою, которой, возвратись, называемого графа Чернышева и Ульянова и 20 человек их злодейских сообщников представил 260. А за поимку оных выдано есаулу с его помощники денег 500 ру[блей]. И в главную толпу посланы надежные люди с манифестами, увещеваниями и обещанием награждения за самого злодея Пугачева.

Господин под [полковник] по притчине встречающих его целыми деревнями и прибегающих с сторон, с раскаянием просящих прощение, уповает, что все жители в той окрестности, кроме ушедших в горы башкирцов, в скором времени придут в прежнюю тишину и повиновение. Чего ради, и намерен другою дорогою к Уфе возвратиться, и как скоро кроющихся по лесам жителей и находящихся в своих жилищах успокоит, то немедленно пойдет и к горам Уральским. л. 185 об.||

Из некоторых допросов усмотрено, что деревенские обыватели, опасаясь уфинских дворян и жителей, кроясь по лесам, в жилища свои не возвращаются. Чего ради, господин по[дполковник велел] послать в Уфинскую канцелярию предложение, чтоб запретить таковые напрасные обиды. А хотя б кто имел и справедливые резоны, тоб и оные до совершенной тишины оставил, выключая из них прокурора Зубова, которой, не только будучи при нем до села Чесноковки, во всем делал вспоможении, но и ныне, находясь в Уфе, более старается о воз-


199

становлении тишины, нежели о возвращении своего имения, котораго он лишен грабительством злодеев.

По прибытии в Табынск найдено пушек чюгунных 6, мортир чюгунных 4, ящиков 4 с одними ядрами, денег медных 1243 рубли261. Где господин под[полковник], зделав разспоряжение, определил камендантом явившагося из Уфы гарнизонного майора Маршилова, придав ему в команду, сверх тамошних казаков, взятую у злодеев нагайбатскую пехоту и шесть тамо найденных пушек262, сам со всем дешатаментом к Уфе следовал. Будучи в марше, получено известие, что многие башкирские старшины и башкирцы, видя своих отпущенных и удивясь такому милосердию, собираются ко испрошению и себе прощения, и для разведывания,— будут ли прощены,— во многия места от них разосланы, а мещеряки и сначала почти все доброжелательны.

Господин подполковник надеется скоро иметь в своем деташаменте под предводительством мешерядских  л. 186 || старшин Мендея Тупеева263 и Салтан Мурата Янышева 2б4 лучшаго войска 500 человек. Пойманного выбраннаго злодеями атамана из гарнизонных ундер-афицеров265 в Стерлитамацкую пристань, на которого доказано, что он возмущал иноверцов, чтоб отбить называемаго графа Чернышева с его сообщники и действительно бы исполнил, когда б не поспешила посланная команда 266, в страх другим, за ево злодейство господин под[полковник] приказал повесить 267.

Башкирские старшины Алибай Мурзагулов268, Ибраим Мрясов, Аиса Якупов и Каиб Знехбетов явились с повинною 269, обещевая истреблять злодеев, и всякой почти старшина обязывается набрать войска и следовать, куда им повелено будет. А старшина Дидряс Муллакаев чрез оных старшин доносит, что он, заслуживая свою вину, старается поймать злодея Тарнова 270, делающаго в близости Бакалов великие разорении, чего ради, и не мог поспешить с ними с повинною. Старшина Мурадим Абдурахманов, бывшей в Уральских горах с толпою, получа манифесты, сам и его сообщники в домы свои возвращаются 271.

Вновь получено известие, что злодей Тарнов в небытность господина под[полковника] от Бакалов в недальном растоянии успел набрать шайку и делает жителям немалое разорение, хвалясь, что из находящийся в Бакал команде скоро будет в гости. л. 186 об. ||

Господин  по[дполковник]   приказал майору Харину в 600 человеках з двумя пушками итти к Бакалам прямо, а сам в 350-ти человеках и тремя пушками пошел к стороне Бирску, чтоб пресечь путь к Сарапулу272. Но получено известие, что старшина Дидряс Муллакаев свое обещание исполнил, разбил толпу, поймал злодея Тарнова273. Чего ради, господин под[полковник], оставя прежний путь, к Уфе возвратился. Господин под [полковник] приказал майору Харину.


200

Следуя к Уфе, получено известие Рабским: некоторые башкирские старшины, вместо [того], чтоб следовать примеру протчих, собрали шайку человек до 500 и везде разглашают, бутто бы неправда, что их называемый граф разбит, и уверяют, что господин под[полковник] и ушел только с тремя человеками 274. А посланного к ним для увещания старшину Шерипа Книпова275 с ево канвоем, связав, немилосердо били и отправили к Пугачеву. Но, по щастию, привезли ево в деревню в близости от деташамента. Обыватели, старшину с ево товарищи освободя, воров и связали, и привезли к господину под[полковнику], из коих один * одного приказал повесить, а протчим учинено другое наказание.

Ко истреблению злодеев за Бирск отряжен майор Тютчев 276.

Один из партии казаков 277, старшина Мендей Тупеев, привес пойманных им 60 человек злодеев, которые были от Осинской стороны в главную толпу для требования пороху отправлены. л. 187  ||

Получено известие, что старшина Салаватка с своею толпою в 3000 стоит по деревням в семи верстах от Синскаго завода, а Белобородов на Саткинском заводе в 1000, имея 6 пушек и 15 пуд пороху, и писал к Салаватке и другим старшинам приказание, чтоб готовились с ним встречать Пугачева279.

Господин майор Тютчев рапортует, что он под деревнею Топерешево встречен был злодеями более 1000 человек башкир и других иноверцов, пришедших из Балачинской волости под предводительством старшины Сулеймана Иткупкина, которых он разбил совершенно. Убито злодеев более 200, в том числе их предводитель, в плен взято тритцать шесть, одно знамя, которое по предписанию господина под[полковника] прибито к висилице, а и злодеев несколько повешены. С нашей стороны убито чюгуевских казаков, один, мещерятской есаул один, мещеряк один, раненой стрелами чюгуевской вахмистр один, казаков чюгуевских 4, лошадей убито 8, ранено 8. Господин майор Тютчев отменно рекомендует в храбрости и усердии мещерядского старшину Салтан Мурата Янышева, которой и ранен копьем в ногу; мещерядского предводителя Сулеймана Мустафина, депутата Абоилаема Максутова, башкирскаго старшину Шарыпа Каипова, которой пред сим был послан для публикования манифестов и, быв пойман злодеями, претерпел великия мучении с потерянием всего своего имения. л. 187 об.||  Господин майор Тютчев не только что храбростию своею разбил злодеев, но и привел многих в повиновение, а бежавшие из разбитой толпы к нему возвратились с повинною.

Господин под[полковник] з дешатаментом из Уфы выступил к   Симскому   заводу,   а   в   ней   осталось   регулярных   и   нерегу-

* Здесь, вероятно, должно быть слово: подполковник.


201

лярных людей более 800, кроме немалаго числа дворян и купечества, 60 пушек з довольным числом пороха. А старшину Мендея Тупеева с великим сожалением по требованию из Оренбурга, как главного почтоваго комисара, отпустил к ево должности, теряя в нем вернаго и усерднаго человека, так что и команда ево в верности стала без него сумнительна

Господин под[полковник], перешед чрез реку Уфу, имел в пути чрезвычайную трудность и, кроме совершенной распутицы, должен переходить великое леса и болоты, и чрез 37 мостов переправляться, которые почти все снесены водою. И будучи сим многотрудным путем, получил известие, что злодей Пугачев на Белорецком заводе281 и намерен пробираться в Верхояицкой крепости, Белобородов около Саткинского, а еще шайка близь Катав-Ивановского завода находится 282.

Приближаяся к реке Сим называемой, которая разлилась на три версты шириною, двумя частями в лес, в ту сторону, на которою переходить надлежало, и зделала путь почти непроходимым, но господин подпо[лковник], преодолев все трудности, чрез оную переправился на зделанных по его приказанию паромах. л. 188 || Злодей Салаватка, сверх своего чаяния, в разсуждении непроходимаго пути, уведав о его приближении, зжегши на Симском заводе шесть дворов крестьянских, шел к нему навстречу, поспешая занять между великих гор ущелины, где должна следовать необходимо. Но, храбростию авангарда, передовые толпы разбиты и приведены в бегство, ис которых побита немалое число 283.

Господин подпо[лковник], прибыв на Симской завод, не нашел там ни одного злодея. И уведав, что оные за деревнею Ерал, в 20 верстах оттоле, имея при себе пушки, в немалом числе собрались, чего ради, и пошел с щастию своей конницы к назначенному месту, оставя протчих и всю пехоту для прикрытия обоза за ним идущего.

Подошед версты за две, усмотрел с 1500* человек и более злодеев, построившихся на разные кучи, а по приближении начали оные стрельбу и бросились прямо.

Господин подпо[лковник], построившись в линию, приказал майорам Харину и Тютчеву на левое, а сам ударил на правое злодейское крыло и нашел неожидаемое сопротивление.

Злодеи, несмотря на сильную атаку, шли прямо и, по немалом сопротивлении, побежали. За ними отряжен с егерями порутчик Базаров, от которого заскакав в болото, почти не один не мог спастися, а протчие, рассыпавшись по всему полю, более семи верст были преследованы.

В самое л. 188 об. || сие время злодеи получили вспоможение, но и те равномерно храбростию войск  были разбиты и прогнаны 284

Убито более   300,   и   оные   почти   все   башкирцы, старшин

* В тексте ошибочно: 15 000.


202

между убитыми 3, живых взято 17, пушек 8. С нашей стороны убито чюгуевской казак один, белых гусар один, мещеряков 5, башкирец один. Тяжело ранены Чюгуевского полку ротмистр Павлов, капралов 3, казаков 4. Изюмского гусарского полку капрал один, гусар один, белых казанских гусар один, карабинеров 3, мещеряков 2. Лехко ранено Санктпетербурского карабинернаго ескадрона карнет Пятинин, карабинер один, Чюгуевского полку ундер-афицер один. Лошадей убито, кроме мещерятских, деветнатцать, раненых дватцать.

Господин подпо[лковник] штаб-, обер- и унтер-афицерам также и башкирским старшинам отдает справедливость.

О Пугачеве получено известие, что сей злодей пошел из Белорецкаго завода к Магнитной крепости, а Белобородое из Саткинского завода вышел и находится в близости Симского завода 285.

Пойман посланной с Катавского завода от выбранного злодеями атамана Сидора Башина, которой показал в допросе, что шел к Салаватке уведомить ево об отправлении с 130 человек к нему в подкрепление, и еще 100 человек набираются, и что все л. 189 || заводские жители вышли в горы, а иные идут вслед Пугачева286 по ево злодейскому приказанию. А другой такой же злодей, после перваго пойманной, показал в своем допросе, что по получении известия о разбитии Салаватки, отправлено человек з 20 искать онаго, и что идущая к нему в подкрепление толпа между гор в лесу остановилась.

Господин подпо[лковник], вознамерясь, чтоб выманить сих злодеев из леса, отрядил 150 человек иноверцов, а протчей коннице приказал вкруг гор заходить справа и слева.

Злодеи, усмотрев иноверческия знамена, начали выезжать из леса и, узнав, что оные не те, которые оне искали, зделав один выстрел, в лес поскакали. Не допустя до оного, убито злодеев 13, живых поймано 96. Оставшие ушли в Катвенскому заводу, а потом в свои дома 287.

Господин подпо[лковник], прибыв в Усь-Катаевской завод, не застал в нем ни одного жителя, а нашел их в горах со всем имением, которые объявили, что оне зделали по приказу злодея Пугачева и боясь башкирцов, хотящих завод их выжечь. Господин подпо[лковник] приказал жить им в домах своих без опасения, а чтоб вновь возмущены не были, то их атамана Сидора Башина, в страх другим, определил повесить.

Выступя из завода, чрез реку Ерюзень при деревне Картавлах  переправился   в  виду  до  600   человек  башкир   злодейской партии,  к  которым  послано  со  увещанием,  почему  некоторые старшины  явились  с повинною,  а протчие все  в  ночи л. 189 об. ||  ушли по домам своим, не учиня в переправе помешательства 288.

Майя 15-го господин подпо[лковник] вступил в Саткинской завод, а из оного следовал к Яицким вершинам чрез ясашную деревню Илтебанову для поиску самого злодея Пугачева.


Сражение   в  лесу  з  башкирцами

 

Находясь в марше, великая злодейская толпа башкир в лесу встретила [сь] и, будучи большая часть вооруженных кольчугами и латами, зделанными [из] заводской жести, с великим бешенством делали нападение, но, по сильном сражении, злодеи разбиты и обращены в бегство 289.

Убито 300, в том числе, предводитель их, Барын-Табынской волости старшина Биктимер, и 4 человека начальников.

В полон живые не давались и всякой из них кричал, что он лучше хочет умереть, нежели отдаться, ибо злодей Пугачев уверил, что все попадающияся в руки будут умерщвлены с мучением. И отпущение пленных безо всякого озлобления не могло переменить в сих варваров вкорененные мысли и только что двои, забежавшие в озеро пойманы.

С нашей стороны убито Чюгуевского полку порутчик Замошников, разных команд 8, иноверцов 9, ранено 45.

Пленные объявили, что злодей Пугачев крепости Петропавловскую и Степную выжег 290, погубя большую часть людей и комендантов. А посланные для осведомления о том, возвратясь, сказанное подтвердили, прибавя, что злодей Пугачев пошел к Троицкой крепости 291 л. 190 || с намерением, взяв оную, итти в Челябу, и что господин генерал-порутчик Деколонг292 идет во 40 верстах за злодеем.

Господин подпо[лковник], разсудя, что к Троицкой крепости поспеть уже невозможно, пошел к Челябе, чтоб захватить оное место, башкирцами уже окруженное.

Подходя к слободе Кундравы, получил от тамошних жителей и от пойманных до 20 человек злодейской партии уведомление, что злодей Пугачев Троицкую крепость взял, немалое число людей и коменданта умертвил 293, а протчих вывес в свои лагерь, растоянием в полуверсте от крепости, которую всее разграбил, и что генерал-порутчик Деколонг 20-го майя на разсвете своим корпусом злодейскую толпу атаковав, разбил и взял у злодеев пушки, и что некоторые из них к Киргижской стороне, а другие к Нижно-Увельску побежали, и Пугачев ушел человеках в 300, а куда, никто из них не известен.

Господин подпо[лковник] с поспешением пошел к Нижно-Увельску, опасаясь, чтоб он не бросился вновь бы по заводам или к Челябе для соединения с тамошними бунтующими башкирцы 294.

 

Сражение между Кундровой и Варламовой слободами с самим Пугачевым

 

Будучи между Кундравой и Варламовой слободами, выходя из леса, усмотрено, по последней мере около 2500 человек идущих. Чего ради, господин подполковник], построившись г бою, послать разведать, не представляя себе, чтоб по разбитии могла


204

быть оная толпа Пугачева, а надеялся, что идет корпус генерал-порутчика Деколонга 295 л. 190 об. || Злодеи, усмотрев разъездных, человек до 30, на них бросились. Толпа же стала приближаться и, не дошед версты за четыре, против леваго фланга поворотила. Как не трудно господину подпо[лковнику] было зделать оборот на левой [фланг], пройти лес, а встретить злодеев, однако, сие учинить был должен. И будучи принужден, в разсуждении немалого числа раненых и больных, иметь в обозе довольное прикрытие, а не имев во фрунте более 500 человек, приказал всему обозу итти за собою и, отошед версты три, выбрался на поляну.

Злодеи, половина спешившись бросились прямо на пушки и, невзирая на великой свой урон, подошел, ударили в копья, которые штыками жестоко были приняты. А Пугачев с своею конницею старался всеми силами во фланг ворваться и, имев удачу, разбить находящихся на том фланге иноверцов, щитая себя победителем, бросился в разсыпку.

Господин подпо[лковник], приметя сие, приказал всей кавалерии итти в атаку, а сам, взяв с собою свой эскадрон и изюмских гусар, ударил на изменника и на ево сообщников, казаков яицких, с такою храбростию, что злодеи стали обращены в бегство, 15 верст преследованы 296.

Убито на месте сражения и на побеге по меньшей мере человек до 600, в том числе, атаман Аника297 и много казаков яицких с их атаманами и называемой полковник Петр Кузьмин.

В плен взято до 400, большая часть крестьян заводских, в числе оных атаман Васев, казаков 3, да злодейской артилерии главной начальник Андрей Салмин. л. 191 || Отбита медная пушка трехфунтовая одна, две бочки пороху, названная злодеем ковалерия и им самим вымышленная голубая лента, сказывают,— что орден сей назывался «Черные бороды», весь обоз, немалое число съестных припасов и несколько женскаго пола.

С нашей стороны убито 11, тяжело ранено 37, лехко ранено 43, лошадей убито 32, ранено 53.

Господин подпо[лковник] всем находящимся при нем штаб-и обер-афицерам и отличившимся вахмистрам и старшине Салтан Мурату Янышеву отдает справедливость 298.

Господин подпо[лковник], идучи на Саткинской завод, майя 24 поутру, встретясь с майором Жолобовым близь Чебаркуль-ской крепости, не только словесно, но и письменно сообщил ему, что злодей Пугачев пробирается к стороне Касатурскаго или Кыштымского завода. Чего ради, наиусильнейше просил ево итти на Кыштым, где дорога гораздо способнее на Касатур, куда сам итти намерен, чрез что злодей остался бы в средине и была б ему загорожена дорога не только в Уфинскую правинцию, но и в Челябинск и Екатеринбурское ведомство, и злодей не имел бы уже никакого способу усиливаться, а должен бы


205

в непродолжительном времени попасся тому или другому в руки. Но господин майор, хотя на словах и согласился, однако, вместо того, чтоб сие учинить л. 191 об.|| и пресекать злодею дороги, что и есть единой способ к поимке онаго, на последнее сообщение отвечает, что сего зделать он не может, прописывая худыя дороги и реки. Да еще он, майор, в своем сообщении и репрементует такими словами: чего ради такого требует исполнения и почто сам не пошел тою дорогою?

Господин подполковник, пришед в Чебаркульскую крепость, от явившегося злодейской шайки уведав, что злодей Пугачев, по разбитии, собравшись человеках во 100, останавливался за рекою Колелгою *, верстах в дватцати от Чебаркуля, плакал, говоря, что теперь пропали. И отдохнув часа за два, оставя пришедших к нему несколько человек, г деревне Карась поскакал со своими сообщниками.

Господин подпо[лковник], разсудя, что гнаться ему за ним невозможно, и злодей, не будучи перехвачен, может пробраться чрез Златоустовской завод в левую, а чрез Кыштымской — в правую сторону, где и должен бы был встретиться с корпусом ево высокопревосходительства, господин генерал-порутчика и ковалера Деколонга, в намерении пересечь путь Пугачеву, пошел на Златоустовской завод. Идучи лесом, нечаянно нашел на станы башкирские, которые все в одно место были собраны, и, зделав им увещание, изъясняя, что войски ея императорскаго величества вошли в те места не для истребления невинных, как то Пугачев, ведя их к совершенной погибели, уверяет, но для защищения верных, и что ея императорское величество, л. 192 || как милосердая мать, всех, с раскаянием возвратившихся от злодейскаго сообщества, прощает, несколько из них послал с манифестами и обещанием десяти тысяч рублев, ежели кто злодея Пугачева поймает, протчих всех, не причиня ни малейшаго огорчения, в покое оставил.

Недошед за семь верст до Златоустовского завода, за горами и топкими местами принужден остановиться. И в ночи получено известие, что на Саткинском заводе великой скоп башкирцев, и что разнаго збору и казаков яицких более ста человек выбирать людей туда приезжали, говоря, что они идут на Сатки с Пугачевым, славя его, в 2000 человеках.

Известясь о сем, господин подпо[лковник] тот же час [пошел] к Златоустовскому заводу и прибыл в него на разсвете. А злодеи, узнав заблаговременно, оставя собранных людей, убежали, хотя и были майором Хариным дватцать верст преследованы, но не догнав, возвратился.

Господин подпо[лковник], оставя оное место,  в Саткинской завод прибыл. Бывшие в нем башкирцы, узнав о приходе ево, на реку Сим и  реку   Аи убежали,   где  до  2000  собрались,  также и в Уральских горах немалое скопище оных лаходится 299.

* Должно быть: Коельгою.


206

Господин    подпо[лковник],    зделав    первой    еще роздых от выступления своего из Уфы, пошел на истребления башкирцев, на реках Сим находящихся л. 192 об. || 300.

Майя 30-го, прибыв к Айнской пристани, нашел оную вызжену и без людей, которые, уповательно, погублены башкирцами, поромы все перерублены, а горы на другой стороне реки занеты бунтующими башкирами Алипской * волости старшиною Тайшем з другими старшинами, которые все были под командою разбойника Салаватки. Сей злодей, набрав шайку воров себе подобных и разгласив, будто бы Пугачев разбил господина подпо[лковника], и за поимку ево 300 рублей обещевая, пришед на Симской завод, выжег, умертвя людей, 102-х человек, некоторых раскаявшихся иноверцов вешал, а других склонял к прежнему злу, присоединял к своей шайке и имел намерение тож самое учинить и на других заводах301. Но, известись, что господин подпо[лковник] вступил в Сатки, поспешил соединиться с Тайшем, с которыми, вместо сказанных 2000, не было более 800, и, заняв горы, на реке Ай думал, не пропущая чрез оную, зделать великой вред на переправе.

Господин подпо[лковник] не имел перевоза, отыскав удобное место к броду, по срытии берегов, оставя пушки, под выстрелами оных часть своей пехоты, потом и две пушки с ящиками, выняв из них заряды, переправил. Хотя злодеи сильно тому противились, но были принуждены, оставя лощину убраться на горы и в ущелины, отколе великую стрельбу производили.

 

Сражение в ущелинах

 

Между тем господин подпо[лковник], переправя часть конницы, приказал пехоте занимать горы, а ковалерии, зделав наперед несколько выстрелов из пушек, занимать ущелины. Злодеи, по немалом сопротивлении, л. 193 || принуждены, оставя горы и ущелины, бежать на ровное место, где совершенно разбиты, и з 20 верст преследованы 302.

Убито: старшина Таиш и 150 человек злодеев, живых взято: есаул один и башкирцев три.

С нашей стороны убито: мещеряк один и зборных казаков казак один; ранено: карабинер один, казаков зборных 2, мещеряков два; безвестно пропали казаков зборных два.

О злодее Пугачеве сказывают, что он был на озере Аргозе, где была собрана башкир немалая шайка, а Салаватка, думают, соединился с старшиной Ильчегулом. Последних господин подполковник наказать отправился 303.

Июня 1-го откомандированному капитану Кардашевскому с партиею открыта была Злодейская шайка, которую он, атаковав,

* Должно быть Айнской.


207

разбил. Злодеев Несколько человек убито, а протчие все разбежались. Гнаться же за ними за ночным временем было невозможно.

3-го дня июня при выступлении в поход из лагеря, стоявшаго верстах в трех от Кигов, усмотрено злодейская толпа, человек до 1000, к лагерю подходящая под предводительством разных бунтующих старшин и Салаватки, но, видя к бою построенных, остановились. А господин подпо[лковник] приказал несколько зделать выстрелов из пушек, со всею ковалериею сам на них ударил и бежать принудил. Большей половине коннице приказал преследовать, а сам с остальными следовал в подкрепление, приказав л. 193 об. || за собою итти пехоте, а за ними обозу. Злодеи, бежавшие, на две кучи разделились и были преследованы: с левую сторону до реки Ай ротмистрами князем Енгалычевым и Демьяновым, а в правую — майором Хариным, которой за болотными местами, не более двух верст преследуя, возвратился.

В самое то время, как получены от офицеров репорты: от ариергардного, что на обоз три великие толпы делают нападение, а от пехотнаго, что идет на него прямо толпа не менее тысячи. Господин подпо[лковник] тот же час послал возвратить гнавшихся за злодеями, а сам с ымеющейся при нем конницею поспешал к пехоте и взъехал на гору, усмотрел не только оную, но и весь обоз версты с полторы от пехоты, злодеями окруженных. И не оставалось более, как с конницею на них ударить. Сие было произведено с такою удачею, что злодеи были обращены в бегство.

Господин подпо[лковник], оставя для примечания сих злодеев майора Харина со всею конницею, в сражении тогда находящеюся, егерями и гранодерами и з двумя пушками, а сам с остальными 80 человек пехоты и тремя пушками поспешал к обозу, в коем уже сильная пушечная и ружейная пальба происходила. Подошел ближе, встречен самим злодеем Пугачевым, с которым наконец и все бегущие злодеи соединились, где злодей разбит и побежал, оставя место 304.

Господин подпо[лковник], за невозвратом гнавшихся  л. 194 || злодеями, должен был майора Харина на том месте оставить, а сам со всем обозом и пехотою, известясь, что команды ево збираютца, пошел вслед Пугачева, которой обошед горы, столпясь с протчими, стал к нему приближаться. Господин подпо[лковник], соединясь своею конницею, пошел к нему [на]-встречу, но злодей, не дождав ево, поворотил назад со всею толпою. Идучи, до 5 верст преследован, побежал в лесные дачи и горы.

Злодеев   побито   и   потоплено   в   болотах по меньшей мере сот до 4 *.

* В тексте ошибочно: 400.


208

С нашей же стороны убито 23, ранено 16, в числе последних храброй польской харунжей Врублевской ранен в семи местах копьями и стрелами. Лошадей убито, кроме мещерядских, 25, ранено дватцать.

Сколь не ожидаемо было господином подпо[лковником], чтоб Пугачев вновь получил время собраться и вредить доброжелательным столь чювственно, что он с малою командою, отягощенною ранеными и больными, остается почти во всех местах один, не видя от протчих равных ему никаковые помощи. Явившейся же при сражении Авзяно-Петровского завода крестьянин Осип Елхов уведомил, что злодей Пугачев, по разбитии майя 22-го, пробравшись с малым числом людей лесами и горами между Челябою и Чебаркулем, соединился с находящеюся на реке Мияс в лесах между горами башкирскою толпою и стоял четыре дни, где являлись л. 194 об. || к нему разные башкирские партии и из разбитой ево воровской шайки, и собралось более 2000 человек, с которыми пошел и зжег Чебаркуль, Кундравы, Саткинской и Златоустовской заводы.

Господин подпо[лковник], по условию с майором Жолобовым, чтоб ему итти на Кыштым и его обо всем уведомлять непременно, а еще более, [по] полученному от него, Жолобова, сообщению, что он о Пугачеве известен, не менее и по ордеру его высокопревосходительства генерал-порутчика и ковалера Деколонга, что майор Жолобов к преследованию злодея употребится, также и будучи двои сутки на Саткинском заводе и, получа рапорты из Чебаркуля, Кундравов и Златоустовского завода, что о Пугачеве ничего не слышно, не мог себе вообразить, чтоб блиская и сведомая об нем команда дала оному время не только простоять четверы сутки, но, и усилившись башкирами, раззорять по следам его и делаться ему опасным. Но, надеясь на помощь божию и на храбрость войск ему подчиненных, намерен, сколь можно, злодея преследовать. Но в которую сторону злодей пойдет,— еще неизвестно. Посланные сказывают, что хотел итти к Кунгуру. Явившейся ис толпы уверяет, что пробирается на Волгу, Чего ради, знать дано во все места, чтоб брали всякую предосторожность305.

 

Сражение за рекою Ай с Пугачевым

 

Господин подпо[лковник], уведав, что злодей Пугачев [со] своими сообщники верстах в 15 начал чрез реку Ай переправляться, чего ради, и сам чрез оную переправился, и 5-го июля на разсвете пошел на злодея. л. 195 ||

Разбойник Пугачев и ево сообщники знали, что, идучи к ним, должен проходить горы и тесныя места. Хотя тем воспользоваться, не допуская до себя, выбежав со всех сторон, атаковали. Однако злодей разбит и преследован, сколько место и утомленные лошади дозволили. Майор Харин по возвращении


207

своем объявил господину подпо[лковнику], что злодеи, выбравшись из лесу, по горам и ущелинам к реке Ай побежали.

Убито злодеев до 100, ранено немалое число и, как сказывают, что между последними и Салаватка 306 .

С нашей стороны убито: при артилерии мужик один, ранено: вахмистр один, карабинеров 5, гусар 1, чюгуевских капрал один, казаков 5, зборных казаков 2, мещеряков три; лошадей убито 11, ранено 25.

Господин подпо[лковник] разсудя, что по сем поражении, за неимением правианта и за раззорением жителей, злодей в тех местах не опасен, от котораго калмыки после поражения 22 майя все ушли в Киргистскую сторону, да и сам господин подпо[лковник], будучи обремен[ен] ранеными и больными, и имея в поле * и протчих снарядах, также и в лошадях недостаток, и довольно от худых дорог, по притчине ветхости, попорченную артилерию, пошел к городу Уфе для исправления, чтоб быть способным поражать злодеев 307.

12  июня   господин  подпо[лковник]  чрез  реку  Уфу  переправился  и   в   10  верстах  от  города Уфы  лагерем  остановился. л. 195 об. || 15-го получено известие, что команда господина полковника и   ковалера   Якубовича, находящагося   в   Бирске, партии   злодейской  разъезд  прогнала,  и что сам  господин  полковник выступил, а в подкрепление взяв у майора Дуве чюгуевских казаков и Володимерского пехотного полку роту.

16-го ввечеру от самого господина полковника получено сообщение, что он, по притчине изнуренных его лошадей, против неприятеля стоять не может 308, и, оставя для прикрытия реки Вир [свою партию], сам в деревню Дуваней возвратился и требует лехкую ковалерию и пехоту. На что господин подпо[лковник] ответствовал, что он сам к нему поспешать будет. Господин майор Дуве от 17-го репортует, что господин полковник Якубович с крайним поспешением к Уфе следует и, прошед Потехин завод, где ево, майора Дуве, оставил и взятых у него Володимерского полку салдат обратно не отдал.

Господин полковник и ковалер Якубович того же дни в Уфу приехал и прибыл в лагерь, сообщил, что довольное число разъездов оставил, а сам Уфу прикрывать возвратился.

Господин подпо[лковник] ведая, что есть лутчее прикрытие то, что, сыскав, неприятеля разбить, и что разъезды нужны единственно для того, чтоб получать сведении о неприятеле, о котором уже господин полковник и ковалер Якубович ведал, что за рекою Вир находится, л. 196 || и что имел, кроме иноверцов, более 700 человек команды, в числе оных 200 человек пехоты с тремя пушками, с которыми, ежели бы за благо разсудил, мог бы делать поиск над злодеями. Но как сего не исполнил, то и нет надежды, чтоб он, кроме разъездов, оставя Уфу,

* Должно быть: порохе.


210

другое учинил предприятие. Чего ради, господин подпо[лковник] сам на оных злодеев с своим деташаментом итти вознамерился и, усмотри, что взятая у майора Дуве володимерская пехота здоровее при нем находящейся пехоты томской, ис которых от неумеренных маршей многие обтерли ноги и к скорому походу не способны, предложил господину полковнику и ковалеру Якубовичу, чтоб салдатами поменяться, на что он и согласился.

Господин подпо[лковник], выступи из лагеря, на Потехин завод прибыл, где от идущей в Уфу партии команды господина полковника и ковалера Якубовича уведомлен, что злодей в деревне Иштябаевой и Сухояс, неподалеку реки Бир, имеют немалые скопы. Чего ради, присоединя к себе майора Дуве с его эскадроном, состоящим в 90 человеках, и, будучи укомплектован порохом и провиантом и облехчен от раненых и от больных, с того завода выступил, имея главным примечанием самого злодея Пугачева, о котором сказывают, что пошел к стороне Кунгура и будто бы ушел в малом числе от башкирцев 309.

Также получено известие, что взятые в плен уральские башкирцы, будучи отпущены, пришед в горы, навели великой страх на своих бунтующих сотоварищей, и некоторое чювствие л. 196 об. ||  благодарности,    разсказывая    им, что биться з господином подпо[лковником] никак невозможно, и сколь велика ево к побежденным милость 310.  Чего ради, оные тот   же час   имеющих у себя до  200  человек,   захваченных  на  пути,   идущих  к  корпусу  его превосходительства генерал-майора Фреймана311, верных мещеряков отпустили.

От господина полковника и ковалера Якубовича получено сообщение, в котором он уведомляет, что Уфа в опасности, и чтоб господин подпо[лковник] прикрывал Симбирскую * дорогу и от Уфы не отлучался 312.

Господин подпо[лковник], не щитая Уфу во опасности, не следуя оному сообщению, оставя Белую реку прикрыту, пришел в деревню Бурново, где уведомлен, что мосты по реке Бир, сожженые командою господина полковника и ковалера Якубовича к прикрытию его ретирады, злодеи вновь построили с намерением, перебравшись через оные, итти к Уфе с поспешением.

Господин подпо[лковник], не останавливаясь ни мало, продолжал марш свой и, недошед версты три до реки Бир, получил от передовых войск уведомление, что злодеи до 4000 человек, перешед мост, навстречу идут. А как неспособное место и болоты не позволили всеми силами атаковать злодеев, то и определен к первому удару майор Дуве и при нем капитан Алсуфьев з достаточным числом конницы и пехоты з двумя

* Должно быть: Сибирскую.


211

пушками. А сам господин подпо[лковник] вслед оным со всем деташаментом шел на подкрепление. л. 197  ||

Злодеи,   хотя   и   дождались   на   удобном   месте,   но   первом ударом опрокинуты и обращены в бегство. И преследованы не только  что  чрез  первой   мост,   но  и  другой,   растоянием,   верстах  в  двух  от  перваго,   за  деревню  Кулчебаеву,   где  по  лесу и  разсыпались. Убито злодеев до семидесят, с нашей стороны лошедь одна 313.

О злодее Пугачеве неоднократные полученные известия, что он, убежав от последняго поражения, перескакал в первой день сорок верст, а на другой 70, с такою поспешностию, что большая часть уральских и айнских башкир от него отстали, а переправясь чрез реку Уфу под Красноуфимском, и айнских, говорил своим сообщением *, что хотя и имел намерение итти к Кунгуру314, да уведомясь, что на помощь ему пришли в Казань до 20 000 человек войска315, в ту сторону итти оставляет, и поскакал к стороне Осы316, а с ним Салаватка и 500 айнских башкирцев 317.

Господин подпо[лковник], идучи к деревне Лепешкиной, получил уведомление, что гвардии порутчик Мильгунов, как храбрый и неустрашимый афицер, при Ангоситском заводе разбил злодейскую толпу в  1500 человеках состоящую,  и что посланной  к  нему  на  вспоможение  майор   Дуве,   встретив  на  другой день   на   реке   Таныб   при   Аргинском   перевозе,   которой   они занимать старались,  разбил  с  такою  удачею,  что  едва  третья злодеев часть живых осталась, и что л. 197 об. ||  в полон взято 17, протчие по лесу разбежались 318.

И сим разрушена вся бывшая по здешней строке Таныпа многочисленная злодейская толпа, к которой, сказывают, и Пугачев шел, чтоб, соединясь с нею, делать на Уфу319 покушение, но, претерпев последнее поражение, то свое намерение оставил.

С нашей стороны лошадей убито 3, ранено 3.

Господин подполковник с намерением распустил у домы команды своей иноверцов, на которых мог надеется и которые, будучи на многих сражениях, добыч себе получали. Сие произвело довольную пользу и команда господина подпо[лковника] иноверцами ежедневно умножается.

О Пугачеве получено известие, что он прискакал на Осокин завод и, имея там с командою сражение 320, пошел к стороне Осы, и встречен был Башмаковым, где, по великом сражении, с обеих сторон немалой урон претерпели.

Башмаков  отошел в  Осу,  а  злодей,  набрав  множество  людей, три дни делал на него нападение с великим уроном своих сообщников и, получа известие, что идет к Осе команда, поворотил к толпе при реке Танып находящейся322. Но,

* Так в тексте.


212

узнав о ее истреблении и известись, что и господин подпо[лковник] идет, отправя раненаго Салаватку323 с двумя стами айнских башкир, в которых большая часть раненых, сам поворотил назад, говоря, что в Казань итти ему должно 324. л. 198 || Еще получено известие, что злодей Пугачев, чрез реку Каму переправился 325 и что сарапулския жители, севши в некоторыя суда, на нис по Каме уехали, а оставшие принели приказ злодейской з доброжеланием.

Господин подпо[лковник] тот же час о сем уведомил господина полковника Абернибесова326, прося сообщить господину полковнику Кожину: не разсудит ли за благо поспешать х Казане и занять реку Вятку обще с тою командою, которая ис Казани от губернатора выслана будет327 для удержания злодея, и чтоб чрез то господин подпо[лковник] получил время догнать разбойников.

Идучи, передовыми войсками встречена злодейская шайка, человек до 500, которая разбита и много из них перерублено. В полон взято 5 человек. А оставшая большая часть злодеев по лесам разбежались. Пленные показали, что злодей Пугачев взял майора Скрыпицына с командою 328. Сей майор по великом сопротивлении здался на договоре, однако с тем намерением, чтоб, улуча время, Пугачева зарезать, о чем и писал ис толпы к губернатору. А как предприятие его изменою открылось, то тот же час и повешен 329.

Господин подпо[лковник], прибыв на Камской перевоз, нашел поромы и лотки почти все перерублены и, разсудя, что ежели злодей Пугачев подлинно пошел х Казане, то надлежит ево упреждать, поворотил х Каракуле, отколе лутче л. 198 об. || делать на злодеев поиск, имев Казань у себя в тылу.

О несоединении гвардии порутчика Мельгунова, господин подпо[лковник] сомневается: не взят ли он господи[ном] полковник[ом] Обернибесовым в команду, чем и разрушаются за Камою его распоряжении, чего ради, и просит его высокопревосходительства генерал-порутчика Щербатова с неоставлении бес помощи 330.

О злодее Пугачеве получено известие верное, что он по Арской дороге пошел прямо к Казане и, прошед Ялабугу331, под Мамадышами чрез реку Вятку переправился.

Господин подпо[лковник], переправясь Каму против Каракулей 332 и перешед реку Иш *333, следовал на реке Вятке к Шуйскому перевозу, и как не поспешает на поражение злодея, прежде осьмаго или девятаго, осьмое или 9-е число значит месяца июля, на оной перевоз притти не уповает.

Не можно вообразить с какою преданностию ослепленный народ пристает к Пугачеву334. В число ево толпы около де-

* Должно быть: Иж.


213

сяти  тысяч   разной  сволочи  почитают,   в  которой   по  большой части   вотяки   и   черемиса335,   без   всякаго   почти   оружия336.

12-го июля, недошед 55-ти верст до Казани, получено известие, что злодей Пугачев, разбив одну из воинских команд 337, выступил из деревни Чапчиновой 11 июля и пошел х Казане. л. 199 ||

Господин   подпо[лковник],   невзирая   на   утомленных   своих лошадей, поспешал на поражение. И в 5-м часу поутру 12 июля, будучи  в 45  верстах от Казани,  услышал  сильную  пушечную пальбу,  которая до  половины  дня  продолжалась;   потом  в  городе великой дым показался.

13-го получено известие, что злодеи Казань взяли и со всех сторон зажгли. Великой дым умножавшейся ежечастно, был тому доказательством.

Сколь не опасно было с малым и не более 800 фрунтовых людей деташаментом, а притом и изнуренным, итти на поражение ободреннаго победою и усиливавшегося людьми и артилериею злодея, но господин подпо[лковник], ведая, что долг и ревность к службе ея императорскаго величества требует, невзирая ни на какия опасности, пошел на спасение остатков города и крепости, которую наверное щитать еще невзятую. Не дошед за 14 верст до Казани, получил от передовых войск репорты, что злодей близь села Царицына, село Царицыно семь верст от Казани, с великою толпою построился к бою.

Господин подпо[лковник] пустился в лес, которой должен проходить одною колонною, и на выходе оного усмотрел тысячах в 12* построившегося злодея.

Как   ни   старался   господин   подпо[лковник]   взять   у   него фланги,  но несравненная  их  толпа,   место  и  другия  неудобности сего не позволили. Чего  л. 199 об. ||  ради, принужден был итти прямо на средину, где поставлена лучшая у них батарея.

Злодеи с великим криком и с такою пушечною картечами и ружейною стрельбою [наступали], какой было противу многих разных неприятелей никогда не видывал, сие есть признание самого господина подпо[лковника] по окончании сражения, и от сих не ожидал злодеев.

Господин подпо[лковник], желая ворваться в средину, отредя на левой их фланг майора Дуве, с его колонною, а на правой — майора Харина, сам прямо на них ударил.

Злодеи, имев против главной своей батареи болото, ни шага не отступали. Господин подпо[лковник], невзирая ни на какую опасность, пошел прямо чрез оное; господа майоры между тем с сторон заходили.

По сильном сопротивлении злодеев, средина их с потерею пушек обращены в бегство. Майор Дуве между тем, зашед на их правое крыло, отбив две пушки, имел равную удачу.

* В тексте ошибочно: 1200.


214

Злодейская толпа, разделясь на две части, большая из сих поворотясь к той стороне, где шел майор Харин, за великим рвом и тесным переходом при мельнице338 остановилась и, производя великую стрельбу заехал в тыл старалась. Господин подпо[лковник], оставя майора Харина, которой невзирая ни на что, проходил ров, и, прошед оной, на злодеев ударил. И по пятичасном сражении, совершенно были разбиты. л. 200 || Место и ночь, особливо, утомленные лошади не позволили более пользоваться сею победою 339. Однако версты три были преследованы и, разделясь многими кучами, побежали.

Убито, по меньшей мере, до 800, в плен взято 737 человек, отбито пушек 15-ти фунтовых две, секретная голубица адна, медных пушек трехфунтовых две, чугунная адна, и немалая часть обоза.

Но небесчювствительной и   с нашей   стороны   утраты   потерею храбраго капитана Базарова. С нашей стороны убито: капитан Базаров, вахмистр адин, редовых 21; ранено: порутчик Енбоженков,  разных  чинов 37.   Лошадей   убито  33,   ранено   32.

Господин подпо[лковник] неоднократно отличившимся в храбрости и мужестве господам майорам отдает справедливость.

Господин подпо[лковник], начевав на месте сражения поспешал к Казане, где разныя от поражения оставшиеся злодеев кучи встречались и все передовыми войсками были перерублены.

Пришед к Казане, усмотрел ее в бедственном состоянии 340 ибо она почти вся выжжена и разграблена, кроме малой части, которую, за прибытием господина подпо[лковника], разграбить и сжечь не успели.

Господин подполковник, дав о приходе своем знать главнокомандующим в городе, не успел еще остановиться на Арском поле, л. 200 об. || как злодей Пугачев, собрав немалую часть своей толпы, начал показываться. Котораго допустя ближе, сильно на него ударил. А злодей, потеряв убитыми немалое число, побежал по Алацкой дороге, за которым утомленные лошади более гнать были не в состоянии. А он, перешед чрез реку Казанку и собравшись с своею еще довольною великою толпою, остановился 341

14-го июля получено известие, что злодей Пугачев в 20 верстах от Казани свою толпу умножает. Да и действительно, присоединяя ко оной набранных его сообщники 342, более 25 000 умножил 343. И начал приближаться с тем намерением, чтоб разбить господина подпо[лковника], взять Казань, и далее простирать варварство свое и злодейство. Господин подпо[лковник], будучи подкреплен от его превосходительства генерал-майора Потемкина 150 человек пехоты, пошел к нему навстречу к тому месту, где прежде имел 12-[го] сражение.

Злодеи наступали с такою сильною пушечною и ружейною стрельбою и с таким отчаянием, чего только в лутчих войсках


215

надеется можно, и что малое число конечно Должно уступить было множеству, ежели б не были подкреплены надеждою на бога и усердием к ея императорскому величеству и желанием победить или умереть вместе с своим предводителем.

Злодейские стремлении по четыречасном сражении прежде стрельбою, а потом и копьями, взяли весьма вид опасной. Но помощию божиею все то переменилось. л. 201 ||

Господин  подпо[лковник  взяв]  с  собою  последней  свой  резерв,   в  40   человеках  карабинер   состоящей,   ударил,   где   подкрепление было нужно и зборе. Злодеи, по сильном сопротивлении, обращены были в бегство.

Господин подпо[лковник], невзирая на утомленных своих лошадей, препоруча всю кавалерию майору Харину, приказал гнать за злодеем, з глаз его не спуская.

Злодей, имея у себя два лагеря, в обеих останавливаясь, старался поражающих удерживать. Но, не могши более противиться, едва ускакал из рук победителей, и был более 30 верст до лесу преследован. А далее утомленные лошади гнать были не в состоянии. Злодеев убито более 2000 человек, большая часть иноверцов. В плен взято до 5000 человек. Отбито знамен 17, пушек медных 3, чюгунных шесть, ящики с нарядами, пороху немалое число, обоз, и взяты лагери. Освобождено из рук варварских нещастных казанских обывателей разных чинов обоего полу, щитая и детей, более 10 000 человек344. С нашей стороны убито разных команд 35, тяжело ранено 58, лехко ранено 63, лошадей убито 46, ранено 70.

Господин подполковник отдает справедливость, во-первых, майору Дуве с его колонною, в которой и капитан Алсуфьев; сия колонна была единая, которую злодеи не могли привесть к колебанию. Разномерно ж себя отличили как пред сим, л. 201 об. || и ныне майор Харин, ротмистр Чюгуевскаго полка Демьянов, Архангелогородского — князь Енгалычев, Санкт-Петербурскаго — Домогатской, Изюмского гусарского — капитан Кардашевской, порутчики Санкт-Петербурскаго — Матис, фон Фукс, Тутолмин, барон Игельштром, Архангелогородскаго — барон Дельвиг, Изюмского — Зеленской, Томскаго — Венгерской, Чюгуевского — квартерместр Яковлев, Казанского гусарского — Скупинской, артилерии подпорутчик Амбразыцыев, Томского — Блахин, Втораго гранодерского — Быков, карнеты Санкт-Петербурскаго — Селиванов, Петин и Эйман, Изюмского — прапорщик Рыков, Казанского полку эскадрона — Зверинской, Томского — Ржевской, Чюгуевского — Иванов, адьютант Тарчев, вахмистры Санкт-Петербурскаго — Рылеев, Архангелогородцкаго — Рылеев, сержанты Томского — Сапожников, Папулов, Нармацкой, Володимерского — Алексин, Малагин и Куроедов 345.

Злодей, по совершенном разбитии, в трех или четырех стах человеках, переплыв Волгу   под   Кокшайским 346,   пошел Нагор-


216

ною   стороною,   но   куда   ево   варварское   стремление,— совсем еще неизвестно.

Злодейской же толпы человек с 1000 пошли к Хлынову по Алатской дороге, а протчия, разделясь на мелкия кучи человек по 20 и по 50, в домы свои возвращаются 347.

Господин подпо[лковник], будучи — где злодей — неизвестным, письменно приказал графу Мелину итти к Чебоксарам, да и сам туда ж вскоре прийти надеется. А ежели о злодее Пугачеве л. 202 || вернаго не получит уведомления, то намерен итти на Кузмодемьянск, а из него поворотить налево. Чрез что, когда злодей не ускорил, от Москвы его отразить, щитая за нужное охранять оную сторону. Ежели бы граф Мелин не брал влево и следовал точному повелению, тоб о злодее был совершенно известен 348.

Чуваша все, около Суры к Нижнему живущие, весьма заражены злодейским духом, ловят афицеров, салдат и вешают своих священников349 Также и другие иноверцы и руские крестьяня почти все до единаго, кроме купцов г бунту склонны, и как отца злодея Пугачева ожидают, Петром Федоровичем ево именуя 35°. И ежели сии злодеи укрощены не будут, то должно опасаться, что и комуникация по [Моско]вской дороге в скором времени пресечется, ибо во многих местах бунтующия партии открываются, которыми множество невинных людей варварски смерти преданы и предаются.

Гвардии порутчик Мельгунов, разбив 200 человек бунтующих иноверцов, семерых поймал живых, из оных двое за два дни до поимки повесили своих священников, господин порутчик их самих приказал повесить 351.

Получено уведомление, что злодей Пугачев, узнав о поспешном марше господина подпо[лковника], будучи на пути к Ядрину, поворотил к Алаторю352, отправя одного из своих злоумышленников в Ядрин с приказанием взять город и набрать толпу 353, но город ему противится. л. 202 об. ||

Господин подпо[лковник] для помощи оному городу отправил 250 человек отборных людей с одною пушкою при майоре Харине. А графу Мелину, находящемуся в Курмыше, приказал итти вслед за злодеем или, пресекая путь, стараться его встретить 354

Господин подпо[лковник] июля 28-го дня в село Троицкое прибыл, разстоянием в 100 верстах от Арзамаса. И во всей окрестности общее крестьян волнование: иные вешают своих помещиков и прикащиков, а другия под караул [берут] для отправления в. злодейскую толпу, чем господина подпо[лковника] несколько удерживают, ибо должен он усмирять бунтующих и спасать нещастных.

Господин подпо[лковник] разсуждая: не пойдет ли злодей на Кадом, к Москве пересекая ему путь, держал на Темников 350. И, не доходя до слободы Починск, получил уведомле-


217

ние от Арзамаской канцелярии, что злодей идет своею толпою и что Арзамас в великой опасности356. Чего ради, оставя свой путь, поспешает встретить злодея и защитить город. Но сей изменник, как скоро узнал о его приближении, оставя разосланные партии, вместо того, чтоб итти на Арзамас, с крайним поспешением пошел к Пензе, зделав около Саранска 357 такия варварства, каких никогда ожидать было невозможно: немалое число дворян з женами и детьми, также и прикащики лишены от них жизни. л. 203 || Хотя господину подпо[лковнику] многих освобождать удавалось, но везде успеть никак было невозможно.

Господин подполковник, поспешая вслед злодея, отвратив его от Москвы, куда, надобно думать, действительно его злые намерении клонились, потому что передовые его были уже в Починках 358, пришел туда в такое время, когда находящаяся там при конском заводе конной гвардии рейтары злодеями при помощи крестьян были перевязаны и ведены к виселице. Господин подпо[лковник], освободя нещастных и переловя злодеев, приказал главных из них повесить, а протчих, по наказанию, отпустить в домы, обрезав у некоторых по уху и по два359.

Хотя господин подпо[лковник] и должен был с крайним поспешением догонять злодея, но, по притчине во всей окресности бунтующих мужиков, и в разсуждении, что граф Мелин идет по следам злодея, а подполковник Муфель приближается к Пензе, путь ему пресекая, принужден, разослав во все стороны свои партии, не делав вперед движения, два дни в тех местах обращаться, чтоб не дать крестьянам вытти совсем ис послушания и усилиться злодейским скопищам.

Посланная от господина подпо[лковника] команда злодейскую толпу в двух стах человеках совсем л. 203 об. || истребила. В полон взято 60 человек с называемым полковником донских казаков Александром Суходольским 360, которой показал в своем допросе, что злодей Пугачев, будучи поражен под Казанью, хотя не потерял своего желания итти к Москве, но видя, что ему пойти туда трудно, с согласия яицких казаков, оставшихся у него только до 30 человек, положил итти чрез Малыковку на Иргис и Яик 361.

Майор граф Мелин репортами доносит,— первым, что он, пришед в город Курмыш, поймал поставленнаго от Пугачева

называющегося полковником и воеводою яицкого казака 362 и 25 человек его сообщников, которой показал в своем допросе, что приказано ему по приближении воинской команды бежать в Тагаи и что злодей Пугачев пробирается на Яик или на Дон, отколе имеет известие, что его ожидают,— а вторым, что, идучи по следам злодейским, пришед в город Алаторь, взял под караул определеннаго Пугачевым из ынвалидных афицеров воеводою363, и что злодей Пугачев, подходя к Саранску,   встречен   был   архимандритом 364   со   крестами   и   коло-


218

кольным звоном, со всеми обыватели и находящимися там инвалид[ны]ми салдаты с их прапорщиком Чехмаметевым *, которой   от  злодея   Пугачева  определен   воеводою365,   а   по  прибытии  его,  графа  Мелина,  оной  Чехмамятев  взят  и  содержится под караулом  л. 204 ||   366.

Господин подполковник пошел к городу к Саранску с намерением пресекать злодею путь или преследовать, ибо некоторые сказывали, что он хотел итти на Воронеж и на Дон, а склонив казаков, возмутить в Кубане орды и с ними итти к Москве.

Получено известие, что злодей, овладев Пензю367, весьма усилился и пошел чрез Петровск к Саратову, миновав подполковника Муфеля в 40 верстах с его дешатаментом, и что оной господин подполковник Муфель и майор граф Мелин злодея преследуют.

Господин подпо[лковник], идучи вслед за злодеем, получал великие жалобы на бунтующих крестьян, а особливо от Красной Слободы и далее. Чего ради, и намерен в Пензе несколько дней остановиться как для усмирения бунтующих крестьян, так и в случае злодейских поворотов в ту или другую сторону пересекать дороги, надеясь, что подполковник Муфель и майор граф Мелин довольно сильны поразить злодея и что, по исчислению, в скором времени нагнать должны.

Майор граф Мелин господина подполковника репортует, что злодей Пугачев, идучи ис Петровска368, встречен был высланными ис Саратова в разъезд 60 казаками при порутчике Державине 3 , которые, все изменя, передались вору Пугачеву, а порутчик Державин едва ускакал в Саратов 370, и что злодей Пугачев, л. 204 об. || имея в толпе до 8000 человек, столь великое число набралось к злодею по выступлении его из Саранска, в которой пришло не более 800 всякого зброда и людей господских и до 15 пушек, приступил к Саратову и сей город ему сопротивляется 371, а подполковник Муфель с ним, майором графом Мелиным соединился.

Господин подпо[лковник] получил верное уведомление, что злодей от измены саратовских казаков, к нему передавшихся и от робости салдат гарнизонных зделался над малою артилерийскою командою под предводительством каменданта и их командира князя Баратаева, довольно сопротивляющеюся, победителем вошел в Саратов372 и производит обыкновенныя свои варварския тиранства над нещастными благородными и всякого звания людьми, и город выжжен373. Будучи тем ободрен, снабдив себя всеми снарядами и оружием, прибавя ко многочисленной своей толпе собранную волею и неволею всю бывшую в Саратове гарнизонную и артиллерискую команды и обывателей, и взял 13 орудиев, определя к той артилерии ко-

* Должно быть: Шихмаметев.


219

мандиром князя Баратаева; сей князь в скором времени посажон на кол, вышедши из Саратова.

Подполковник Муфель и майор граф Мелин, узнав о таковом  приключении  и не считая себя довольно сильными  поразить л. 205 ||  злодея,   в   55   верстах   от   Саратова,   [в]   Кронковке   остановясь, господина подпо[лковника] к себе ожидали, а уведав, что злодей Саратов оставил, пошли к оному.

Господин подпо[лковник], прибыв в Саратов374 и поруча команду над городом Соляной канторы члену, генерал-аудитору-лейтенанту Савельеву, из него выступит. И в 76 верстах по Цариценской дороге, догнав подполковника Муфеля и майора графа Мелина, с ними соединился 375.

О злодее Пугачеве получено известие, что он с своею воровскою толпою вошел в город Дмитриевск, сей город по большой части Камышенкою называется376. [Вышедшие] навстречу разъездные казаки к его толпе присоединились. И со всех сторон оная ежедневно умножаетца, так что из одной Покровской слободы377 до 700 малороссийских казаков и некоторые ис колонистов приехали 378.

Господин подпо[лковник], разослав во все колонии на немецком и француском языках увещании, поспешает догнать злодея, надеясь,— как бы он многолюден не был,— поразить его сильнейшим образом, и только того опасается, чтоб сей злодей не ушел за Волгу.

Гвардии порутчику Мельгунову, посланному для усмирения бунтующих крестьян, и которой уже догнать не может, господин подпо[лковник] приказал очищать тыл свой и учреждать, чтоб на почтовых станциях довольно лошадей было поставлено л. 205 об. || 379.

Господин   подполковник   получил   уведомление,   что   злодей Пугачев, выступя из Дмитриевска, не доходя до Дубовки, встречен был   под командою   князя   Дундукова   калмыками, лехкою первою полевою командою с майором Дицем и донскими казаками, и, по сражении, остался злодеи победителем 380. Лехкомысленные дербедевские калмыки и немалое число донских казаков, всего 6000 человек, передались к злодею, а дундуковские с их князем убежали; лехкая команда с майором Дицем без остатка погибла 381 и артилерия варвару в руки досталась 382

Злодей, будучи ободрен сею удачею, пошол в Дубовку 383 и, взяв из нее до 200 казаков с собою, 21 * числа августа после половины дня приступил к Царицыну, где было набрано с линии и Дону казаков немалое число. Из оных некоторые исполняли долг свои, а многие передались к злодею 384. Однако храбростию царицынского коменданта, господина полковника Цыплетева, были с уроном удержаны 385.

* В тексте ошибочно: 23.


220

Господин полковник, невзирая на утомленную и от ка корма изнуренную свою конницу и не уважая сил злодейских, поспешал к достижению варваров, прибыл в Дубовку 386. поймал до 40 человек казаков толпы злодейской, надеялся и всю толпу застать под Царицыным.

Но сей л. 206 || варвар, как скоро узнал о его приближении, оставя свое намерение атаковать Царицын с слабейшей стороны, от Волги, с крайним поспешением пошел к стороне Чернаго Яра. Пользуясь сим случаем  господин комендант и доброжелательные старшины, напав на злодейские оставшие толпы, разбили и обозы взяли 387.

Господин подпо[лковник], прибыв под Царицын и не будучи в состоянии того дня далее итти, остановился и, взяв к себе находящихся там донских старшин и казаков, также и посланного в Царицын корпуса генерал-майора князя Багратиона 388 ротмистра Савельева и с ним 96 казаков малороссийских, оставя своих больных, с полуночи намерен итти за злодеем, о котором слышно, ежели не пойдет за Волгу, то побежит путем некрасовским389 или к Астрахани, и оттоле на судах намерен.

Пловущие Волгою на двух судах з деньгами злодеи, 400 человек, имея при себе 2 пушки, по довольном сопротивлении взяты 390.

Августа 24 * господин подпо[лковник], преследуя злодея, получил от передовых войск уведомление, что злодейская партия верстах в 10 показалась391, которая, как видно, умножается. Чего ради, и приказал, ежели способно будет, передовым на оную ударить, а сам  л. 206 об.|| пошел в подкрепление. И отошед верст до 5, уведомлен, что сия партия человеках в 1000 за буераком остановилась, имея великую пыль за собою, и с полчаса потом времени и множество огней показалось. Ис чего господин подпо[лковник], заключа, что с ним вся злодейская толпа находится, взял намерение на разсвете атаковать оную, а чтоб об его приближении и месте не могли уведать, запретил огни у себя разскладывать.

Злодеи, узнав еще с вечера, что господин подпо[лковник] в близком от них разстоянии, хотели учинить нападение ночью. Но, не знав места расположения, сие оставили и, построившись к бою, его ожидали.

Хотя злодей был не далее 6 и 7 верст растоянием, но господин подпо[лковник], находясь принужденным обходить великой буерак неподалеку злодейского места, и опасаясь привести себя в растройку, пошел с половины ночи, и на разсвете стал против злодейской толпы, ожидающей его во всякой готовности на пушечной выстрел.

Разбойник  Пугачев,  надеясь  на  свое  многолюдство,   возна-

* В тексте ошибочно: 29.


221

мерился, окружа, со всех сторон ударить. Но господин подпо[лковник], приметив оное, тотчас, разделясь на три колонны, укрепя фланговые своею конницею, приказал майору Харину и графу Мелину на злодейское левое крыло, л. 207 || а подполковнику и ковалеру Муфелю с майором Дуве на правое ударить; сам в 100 человеках конницы пошел на средину.

На первые три выстрела злодей всеми пушками ответствовал. Потом с полчаса огонь с обеих сторон продолжался.

Господин подпо[лковник], усмотря, что боковые его колонны с злодейскими ево флангами поровнялись, тотчас со всею своею кавалериею на их варварскую толпу ударил.

Как не сопротивлялися злодеи, и как не крепились удержаться при своих пушках392, помощию божиею, были опрокинуты и обращены в бегство, а пешие и тогда ис пушек своих вредить старались, и более артелериская саратовская команда в злодействе себя отличила. Но господин подпо[лковник] и ковалер Муфель и майор граф Мелин, подоспев своею пехотою, тотчас к здаче принудили.

Злодей Пугачев, сколько ни останавливался с своими конными, всякой раз был опрокинут и наконец принужден спасаться бегством.

Более двух тысяч человек злодеев бросились в буераки и займищи подле Волги, за которыми тотчас отряжен майор граф Мелин с его колонною.

А сам злодей Пугачев побежал горою человек в 1000, которого господин майор Харин со всею конницею преследовал. л. 207 об. || Злодей, отскакав 40 верст, против майора Харина остановился, но, увидя свою неудачу, побежал с такою ж скоростию и, проскакав еще с 40 верст, отделясь от своих сообщников, в двухстах человеках прискакал на Волгу, где в находящихся там пяти лодках в тритцети ближних своих на остров переправился393, с которого на Луговую сторону вплавь на лошедях [хотели] переплыть на другую сторону, но, будучи отягчены богатством, почти все перетонули.

Господин майор Харин, прискакав к берегу Волги и не нашед лодок, далее гнать за злодеем был не в состоянии, а утомленные лошади броситься в реку за ним не позволили.

На месте сражения бегущих и в лесу подле Волги побито более 2000, в числе оных из самых лучших злодейских сообщников 4; живых взято более 6000, между оными бывшей в Казане под караулом знаменитой вор Тарнов394, майор Салманов 395, сержант Абузов (майор и сержант из Саратова артилерийские), которые у злодея были полковниками, малолетние Пугачева дочери396, а мать397 их с лутчим богатством, за несколько часов до сражения будучи вперед отправлена, скрылась. Чтож принадлежит до калмыков, то оные еще при первом сражении, потеряв несколько человек, в степь ускакали. 6 человек злодеев господин подпо[лковник], в страх другим, прика-


222

зал повесить. л. 208 || Отбито у злодеев пушек 24, в том числе: пудовая мартира 1, единорогов 4, ящиков и сундуков с нарядами и без нарядов 22, и весь обоз злодейской.

При сем случае господин подполковник имел приятнейшее удовольствие из рук варварских освободить дворян 41-го человека и 14 девиц нещастных дворянских.

С нашей стороны убито: четвертой полевой лехкой команды прапорщик Федор Небольсин, разных команд ундер-афицеров и рядовых 15; ранено: Казанского полуескадрона прапорщик Зверинской, нижних чинов 13 человека; лошадей убито 39, ранено 40.

Господин подпо[лковник] отдает справедливость всему дешатаменту, а особливо, храбростию и мужеством отличившихся: господину подполковнику и ковалеру Муфелю, майору Дуве, Харину и графу Мелину; ротмистрам Кардашевскому, Демьянову, Домогатскому, князю Енгалычеву; капитанам Алексееву, Ашарумову, порутчикам фон Матису, Тутолмину, Фуксу, барону Игельшрону, Виту, Зеленского, Энбоженкову, которой, не получа еще свободы от полученной под Казанью тяжелой раны, не оставил при сем случае себя отличить, фон Горстину; чюгуевскому полковому квартермистру Яковлеву, Венгерскому  - Квашнину; подпорутчикам артилерии Амбразацыеву и Сабурову, Блахину, Свечину, л. 208 об. || Быкову; карнетам Селиванову, Петину, первой неоднократно себя отличил, а последней два раза был ранен; прапорщикам Чюгуевского — Иванову, как отменно храброму афицеру, Рыкову, Ржевскому; вахмистрам Ларионову, сержантам Сапожникову и Нармацкому, Верховскому, артилерискому Норману.

Не менее ж господин подпол[лковник] рекомендует определенных к Казанскому гусарскому полуескадрону ис польской службы порутчика Скупинского, прапорщика Зверинскаго; сии храбрые офицеры с самого начала беспокойств, служа без жалованья и без патентов, при всяком случае себя отменно отличали; также и отпущенной ис Казани пред недавним временем волонтер господин Пулавской398 со отменным усердием оказывал свою ревность.

Прибывшим в Царицын начальником Донскаго войска господин подпо[лковник], также рекомендуя, отдает справедливость: линейному походному атаману Василью Перфилову, полковникам Варлааму, Михаиле и Карпу Денисовым, Василью Майкову, Григорью Поздееву, Василью Грекову и есаулу Петру Фомину, которой, не имев у себя более пяти человек верных людей, с протчими злодеями в Саратове не сообщился и, потеряв все имение, от них укрывался, а как скоро господин подпо[лковник] л. 209  || в Саратов прибыл, явясь к нему, не только с ним пошел, но и оказывал при сражении отменное мужество, Вольскаго войска старшине Осипу Терскому, Донскаго войска эсаулам Тихону и Афанасью Денисовым, подполковнику Попо-


223

ву, сей хотя и не поспел к сражению, но довольно показал свое усердие к службе ея императорскаго величества, получа на Дону его, господина подпо[лковника], сообщение, собрав 50 [казаков] скакал около 130 верст и подоспел догонять разсыпанных злодеев; старшин: башкирскаго Валишу Шарыпова, мещерядского Мензеяму Слюмова.

От переправленных за реку Волгу получены рапорты, что найден тамо след к стороне Царицына399, куда господин подпо[лковник] и отправил майора графа Мелина с его деташаментом, кроме гранодер, которые пошли с пленными, и 40 человек чюгуевских казаков, а вместо оных посланы Донского войска полковники Карп и Михаила Денисовы и Григорей Поздеев с их полками, всего более 200 человек.

Ежели не пошел злодей Пугачев в степь, то должен попасса прежде переправленной за ним команде или майору графу Мелину. л. 209 об. ||

Подполковника и ковалера Муфеля, придав ему команды Донскаго войска полковников Василья Майкова и Варлама Денисова с 200-ти казаков, господин подпо[лковник] отправил в Черной Яр, предписав стараться узнавать о побеге злодейском и, ежели [повернет к Астрахани, Оренбургу или к] Яику, онаго преследовать, но надежно, по слуху, что в несколько человек побежит на Иргис и будет там укрываться .

Пойманной злодей Тарнов уверяет, что вор Пугачев, с которым только 50 человек его сообщников, да и ис тех не более 25 вооруженных, хотел, скрываясь в камышах, пробыть с неделю и иметь пропитание зверями 401 .

Господин подполковник от Черного Яра возвратился к Царицыну для примечания его окрестности и недопущения на Дону казаков и дербетевских калмык колебаться, хотя последнее, где ныне с князем их Цынденном 402 находятся,— вернаго сведения не имеет, но надеется, что еще около Дону, где, по объявлению старшин, делали великия грабительства. А на Дон отпущено со всех полков по несколько казаков для подкрепления колеблющихся там мыслей 403.

 

Ф. 17, ед. хр. 559/812, лл. 180—209 об. Список.


 

 

 

Примечания

 

252 Публикуемый Журнал построен преимущественно на использовании многочисленных рапортов подполковника И. И. Михельсона, командира авангардного карательного отряда, к командующим карательными войсками генералам А. И. Бибикову, Ф. Ф. Щербатову, П. М. Голицыну, П. И. Панину и некоторым другим представителям военной и гражданской администрации за период с марта по август 1774 г. Сплошным сличением всего текста Журнала установлено значительное дословное сходство со следующими его первоисточниками — рапортами Михельсона (сохранившимися в составе ряда фондов ЦГАДА и ЦГВИА СССР) от 24, 28, 29 и 30 марта; 3, 7, 9, 11, 13, 16 и 24 апреля;  2,  8,   13, 22,  23 и  27  мая;   1,  3, 8,   18,  22, 26  и 30  июня;  6,   13, 16,  17, 22, 24 и 25   (два рапорта от этого числа) июля;   1, 3, 8,  12,  15, 22, 29  и 30 августа 1774 г.    В общей    сложности в тексте Журнала учтено и использовано 40 рапортов Михельсона,  а также два  рапорта, адресованных ему секунд-майором   графом  О.   Меллиным,   и   протоколы  допросов   пленных   повстанцев   в   походной  канцелярии  Михельсона.   Подбор   источников,   использованных при составлении Журнала, неоспоримо свидетельствует о том, что сам он мог быть создан лишь в походной канцелярии Михельсона, где, очевидно, находились отпуски    всех его рапортов, а также    подлинники    адресованных ему бумаг. Автором-составителем    Журнала    был,    надо    полагать,    один    из штабных офицеров корпуса Михельсона, о чем, между прочим, свидетельствует  и  такое  наблюдение:   в  тексте  Журнала  Михельсон  повсюду  почтительно обозначается как  «господин подполковник». Можно предположить также, что Журнал велся либо непосредственно по ходу боевых действий, т. е. синхронно с ними, либо    вскоре после завершения    всей кампании, но до того времени, когда корпус Михельсона был расформирован по соответствующим армейским полкам и иррегулярным командам.  В редактировании текста Журнала принимал участие и сам Михельсон.

Журнал сохранился  в копии,  местонахождение оригинала его не установ-


384

лено, и, скорее всего, он был давно утрачен    вместе с другими бумагами фамильного архива Михельсона.

Журнал Михельсона был использован Н. Ф. Дубровиным в фундаментальном его исследовании «Пугачев и его сообщники» (т. 2, стр. 98). 253 Ларионов Александр Леонтьевич — генерал-майор (троюродный брат А. И. Бибикова), в январе — марте 1774 г. командир сводного карательного армейского соединения (в состав которого входили команды Санкт-Петербургского карабинерного полка, Изюмского и Чугуевского гусарских полков, эскадроны казанских улан, иррегулярные конные группы башкир и мишарей). Это соединение, называемое в Журнале «деташаментом», было передано в командование Михельсону не 19 марта (как это отмечено в Журнале), а 18 марта 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1236, л. 297. Рапорт Михельсона Бибикову от 18 марта 1774 г.).

254   Михельсону не раз приходилось    отмечать в своих    рапортах факты    отказа повстанцев  сдаваться  в  плен  даже  в  самых  безысходных  ситуациях.  Такого рода факты отмечены и в последующем тексте   Журнала.

255   Село Чесноковка, расположенное в  10 верстах от Уфы на левом берегу реки Белой, с середины    декабря  1773 г. по 24 марта  1774 г. являлось    главной ставкой    пугачевского    атамана И.  Н.  Зарубина-Чики  («граф     Иван Чернышев»),  который,  подчиняясь    Пугачеву,    находившемуся  со своим  штабом  в Бердской слободе под Оренбургом, фактически самостоятельно руководил повстанческим    движением на    Южном и Среднем Урале, в Прикамье, Зауралье и Западной Сибири.

256   В действительности в рядах войска Зарубина-Чики к вечеру 24 марта 1774 г. находилось до 7 тыс. повстанцев, а не  10 тыс. человек, как    это    отмечено в Журнале.  В чесноковском  лагере  повстанцев  было  до  25  пушек  («Крестьянская война в России в 1773—1775 годах», т. II, стр. 492).

257   Вагенбург — полевое  укрепление,  выстраиваемое  из  военных  повозок  или  саней, скрепленных    цепями. Внутри вагенбурга располагались пехота и артиллерийские батареи.

258   Данный абаац и предшествующие    24 абзаца    текста Журнала    основаны на рапорте Михельсона генералу Бибикову от 24 марта 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1232, лл. 435—438).

259  И.  Н.  Зарубин-Чика  с  группой  верных  своих     сподвижников   (И.  И. Ульянов, С. П. Толкачев, И. Губанов и др.)  были предательски захвачены в плен на Богоявленском медеплавильном заводе (в 12 верстах от Табынска) командой табынского       казачьего     капрала     А.     Кузнецова     (Рапорт     генерал-майора Ф. Ю.  Фреймана    генерал-поручику князю  Ф. Ф.    Щербатову  от     10    мая 1774 г. о награждении Кузнецова есаульским чином за поимку Зарубина-Чики и его товарищей.— ЦГВИА, ф. 20, д. 1238, лл. 647—650).

260   Доставленный после ареста в Табынск Зарубин-Чика был подвергнут жестоким истязаниям. Офицер михельсоновского корпуса майор К. Харин в письме в Казань к некоему Федору Михайловичу    от  12 апреля  1774 г. похвалялся тем, что сам участвовал в нещадной  порке Зарубина-Чики кошками  (бичами  с жесткими утолщениями на концах кистей) (ЦГВИА, ф. 20, д.  1237, лл. 184— 185).

261  Эта   фраза   и   предшествующие  четыре   абзаца  текста  Журнала   основаны   на рапорте Михельсона генералу А. И. Бибикову от 28 марта  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1232, лл. 439-440 об.).

262   Данная  фраза  извлечена   из  текста  рапорта  Михельсона  генералу  Бибикову от 29 марта 1774 г. из Табынска (ЦГВИА, ф. 20, д. 1237, л. 104—104 об.).

263  Тупеев  Мендей — мишарский  старшина,   комиссар,   обеспечивавший  почтовую связь Уфы с Оренбургом. С первых дней Крестьянской войны встал на сторону    карателей. В апреле  1774  г. со своей командой вошел в состав корпуса Михельсона.

264   Янышев  Салтан-Мурат— мишарский   старшина.   В   апреле   1774   г.   примкнул со  своей  командой  к  корпусу  Михельсона,  в  составе  которого  участвовал  в преследовании    повстанческих отрядов    от Уфы до Черного    Яра    на Волге. Был наравне с Мендеем Тупеевым награжден Екатериной II   золотой медалью.


385

265   К сожалению, пока не удалось установить имя смельчака, пытавшегося освободить арестованного И. Н. Зарубина-Чику и его товарищей. Не обозначено его имя и    в тексте    соответствующего    рапорта     Михельсона    от 30 марта 1774 г.

266   Этот  и  два  предшествующих   абзаца  текста   Журнала   основаны  на  рапорте Михельсона к генералу А. И. Бибикову от 30 марта 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1237, л. 105 и об.).

267   Текст «в страх   другим, за ево злодейство,   господин под [полковник]  приказал   повесить»   заимствован   из рапорта   Михельсона   генералу   Бибикову   от 3 апреля  1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.1237, лл.  102—103). В рапорте сообщается также об усмирении   повстанцев в районах   Стерлитамакской   пристани, Воскресенского, Архангельского и Богоявленского заводов.

268   Алибай  Мурзагулов — башкирский  старшина  Ногайской  дороги   примкнул  к Пугачеву в октябре 1773 г., отошел от восставших в апреле 1774 г.

269   Упоминаемые  в  данном   абзаце   башкирские   старшины   волостей   Нагайской дороги    Уфимской    провинции    Ибрагим    (Ибраим)    Мрясов,    Аиса    Якупов, Каиб   (Каип)   Зиямбетев,  Кидряс  Муллакаев,  Мурадим   (Мрадым)  Абрахма-нов   (Абдурахманов)   примкнули  к  Пугачеву  в  октябре — ноябре   1773   г.,  но в апреле  1774 г. под впечатлением поражений отрядов Пугачева и Зарубина-Чики перешли на сторону правительства, а некоторые из этих старшин (например, Кидряс Муллакаев) активно участвовали в карательных операциях против повстанцев (Н. Ф. Демидова.    Ведомости об    участии    нерусского населения Башкирии   в   Крестьянской   войне   1773—1775   гг.— «Материалы   по   истории СССР», вып. V. M , 1957, стр. 577—578).

270   Тарнов   (Торнов)   Василий  Иванович—перс   из   города   Мешхеда,  живший  в селе Лебяжьем Ставропольского уезда на Волге. Примкнул к восстанию в ноябре  1773  г., в декабре того же года был  направлен Военной  коллегией Пугачева  атаманом  в  Нагайбацкую   крепость.  Действовал  в  Прикамском   крае. В середине апреля  1774 г. был   предательски   арестован   командой   башкирского старшины Кидряса Муллакаева и отправлен для следствия в Казанскую секретную комиссию, откуда был освобожден Пугачевым 12 июля 1774 г. при взятии Казани повстанческими отрядами.

В качестве полковника повстанческого войска проделал с Пугачевым поход от Казани до Царицына. Был захвачен в плен после разгрома Пугачева в битве с корпусом Михельсона 25 августа 1774 г. под Черным Яром. Для следствия доставлен в Москву. По приговору Сената, утвержденному Екатериной II, был казнен (повешен) на Болотной площади в Москве 10 января 1775 г. вместе с Е. И. Пугачевым, М. Г. Шигаевым, Т. И. Падуровым, А. П. Перфильевым («Пугачевщина», т. 2, стр. 411—412).

271  Текст данного абзаца Журнала основан на рапорте Михельсона генералу Бибикову от 7 апреля 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1237, л. 109).

272  Текст этой и предшествующей фразы извлечен из рапорта Михельсона генералу Бибикову от 9 апреля  1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.  1237, л.  110). В рапорте содержится также сообщение о казни в Уфе пугачевского атамана Петра Вязового, возглавлявшего отряд повстанцев в Сарапульской    волости    на Каме.

273   В. И. Торнов и другой пугачевский атаман — депутат    Уложенной    комиссии Г. Давыдов арестованы командой башкирского старшины Кидряса Муллакаева 11 апреля 1774 г., а два дня спустя они были доставлены в Бугульму вместе с захваченными у них бумагами и тогда же препровождены а Казань (Рапорт полковника Н. Н. Кожина генералу Ф. Ф. Щербатову от 13 апреля 1774 г.— ЦГВИА, ф. 20, д. 1237, л. 115).

274   Эта и предшествующая фразы текста извлечены из рапорта Михельсона   генералу Бибикову от  11  апреля  1774 г. (ЦГВИА, д. 20, д.  1237, л.  113). В рапорте пересказываются слухи о бегстве Михельсона не с 3 (как это передано в Журнале), а с 30 человеками.

275   Книпов Шерип — башкирский  старшина Казанской дороги.  С апреля  1774 г. его команда вошла   в состав корпуса Михельсона   и вместе   с ним   проделала поход  от  Уфы  до Черного  Яра  на  Волге.  Екатерина   II   наградила   Книпова золотой медалью за верность в подавлении Пугачевского восстания.


386

276   Текст «а посланного к ним для увещания... отряжен майор Тютчев»  основывается   на   рапорте    Михельсона    генералу   А.   И.   Бибикову   от    13   апреля 1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.  1237, л.  177-177 об.). Михельсон еще не    знал о том, что Бибиков скончался в Бугульме 9 апреля 1774 г.

277   «Один  из партии казаков» — в тексте  соответствующего рапорта Михельсона дано    более    верное     чтение    этой    фразы:    «Один    из    партии    партизанов».

(ЦГВИА, ф. 20, д. 1237, л. 284).

278   См. прим. 206.

279   Имеются  в  виду   перехваченные   карателями   ордера   И.  Н.  Белобородова  к башкирским старшинам   (от  начала апреля   1774 г.)   о  наборе   новых   бойцов в  повстанческие  отряды  в   связи  с  указрм    Военной   коллегии   Пугачева    от 4 апреля 1774 г. («Пугачевщина», т. 1, № 77, 83, 84, 237).

280   Этот и предшествующих три      абзаца    текста    Журнала основаны на рапорте Михельсона   генералу   Ф.  Ф.  Щербатову   от   25   апреля    1774  г.   (ЦГВИА, ф.  20,  д.   1237, лл.  284—285).  Михельсон  дальновидно  указывает  в  рапорте на   возможность  прорыва    Пугачева  с  заводов  Южного   Урала к  Кунгуру  и Осе на соединение с действующими в Прикамье отрядами. Как известно, события в мае — июне 1774 г. развивались именно в таком направлении.

281   На   Белорецком   заводе   Пугачев   находился   более   двух   недель — с   середины апреля  по 2 мая   1774 г., формируя  здесь новое    повстанческое войско    для предстоящего похода на Магнитную крепость.

282   Этот и предшествующий абзац текста Журнала  основан на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 2 мая  1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.  1238, л.  365 и об.).

283   Стычка  отряда Салавата Юлаева с  авангардом  корпуса  Михельсона  у  Сим-ского завода имела место 6 мая 1774 г.

284   Описываемый  в  журнале  бой  отряда  Салавата  Юлаева  против  корпуса  Михельсона происходил 8 мая 1774 г. вблизи деревни Ерал.

285   Этот   абзац  и  предшествующие   8   абзацев  текста  Журнала  основаны ,на   рапорте Михельсона    генералу    Щербатову от  8 мая   1774 г.  (ЦГВИА, ф.  20, д.   1238, лл. 431—432).  В рапорте содержится также сообщение о переправе у  деревни Бугульчан  через  реку  Белую  отрядов  атаманов  А.  А.  Овчинникова  и  А.  П.   Перфильева,  следующих  на  соединение  с  Пугачевым  к  Белорец.-кому заводу.

286   Чрезвычайно   показательно   это   свидетельство   Журнала   о   поддержке   заводскими  крестьянами  и  башкирами  Южного  Урала  Пугачева  и  его  сподвижников даже в обстановке разгрома важнейших очагов движения весной  1774 г.

287   Описанная   стычка   авангарда  корпуса   Михельсона   и  с   повстанческим  отря дом имела место 9 мая 1774 г.

288   Этот и предшествующие четыре абзаца текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от  13 мая  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1238, лл.  513—514).  В рапорте содержится сообщение о взятии Пугачевым  6  мая 1774 г. Магнитной крепости и о соединении его здесь 7 мая с отрядом Белобородова.

289   Бой корпуса Михельсона против повстанцев у верховьев реки Аи происходил 17 мая 1774 г.

290   Пугачев  захватил Петропавловскую  крепость   13  мая,  а  Степную  крепость — 14 мая 1774 г.

291 К Троицкой крепости Пугачев подошел  19 мая  1774 г. и на следующий день после штурма овладел ею.

292   Деколонг  Иван  Александрович   (граф  Жак  Ксавье  де  Колонг) — генерал-поручик, командующий войсками Сибирской пограничной линии. В мае   1774 г. развернул  активные  операции  по  преследованию  отрядов  Пугачева  и  настиг их  21  мая  у Троицкой  крепости   (Рапорт  Деколонга  генералу  Щербатову  от 26 мая 1774 г.- ЦГВИА, ф. 20, д. 1233, лл. 259—262 об.).

293   Комендант  Троицкой крепости  бригадир  Антон  Адамович де Фейервар был убит в сражении под крепостью 20 мая 1774 г.

294   Этот и предшествующие девять абзацев текста Журнала основаны на рапорте   Михельсона   генералу   Щербатову   от   22   мая    1774   г.   (ЦГВИА,   ф. 20, д. 1239, лл. 144—145).


387

295   Сообщение свидетельствует о  необычайной  мобильности     повстанческих сил Пугачева. Потерпев   накануне поражение в битве с корпусом Деколонга,   Пугачев  уже   на  следующий  день   мог  собрать   под  свои  знамена   значительный отряд, который находился  в таком  боевом состоянии, что Михельсон  принял его сначала за авангард корпуса Деколонга.

296   Описанное здесь сражение имело место 23 мая  1773 г. под Нижне-Увельской слободой у деревни Лягушиной.

297   Имеется  в  виду  пугачевский  атаман  Аника   Ерусланов,    предводительствующий отрядом заводских крестьян.

298   Этот  и  предшествующие  семь  абзацев  текста  Журнала  основаны  на   рапорте Михельсона генералу Щербатову от 23 мая  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1239, лл.  146—147). В рапорте Михельсон высказывает предположение о том,  что Пугачев,  «уйдя  от  погони, вновь станет стараться  усиливаться  по  заводам  и соединяться   з   бунтующими   башкирцами».   Ошибочно   имеющееся в     рапорте сообщение о гибели в сражении у деревни Лягушиной   пугачевского   полковника Белобородова.

299  У Симского завода и у верховьев  реки  Аи  находились  отряды  башкир-повстанцев и заводских крестьян во главе с Салаватом Юлаевым.

300  Этот  и  предшествующие семь  абзацев  текста  Журнала  основаны  на  рапорте Михельсона генералу Щербатову от 27 мая  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1239, лл.   150—151).   В   рапорте,   однако,   нет  содержащихся   в  Журнале   подробностей относительно переговоров Михельсона с майором  Ф. Жолобовым  (в частности, следующих текстов: «...но и письменно сообщил ему...    но и в Челябинск   и в Екатеринбургское   ведомство»  и  «Но   господин   майор... способ к поимке онаго»). Вероятно, эти и некоторые другие дополнения в тексте Журнала — результат   редакторской    работы    самого    Михельсона,   стремившегося в наивыгоднейшем свете представить все свои действия в период преследования Пугачева и, задним числом, уже зная исход событий, поделиться глубокомысленными    стратегическими     соображениями.    В    упомянутом     рапорте    от 27 мая   1774 г. сообщаются некоторые сведения  (не вошедшие в Журнал)   о боевых   действиях   Салавата   Юлаева  и  полковника   Ильчигула   Иткулова, а также об операциях корпусов генералов Деколонга и Фреймана.

301   Симский зЬвод, выжженный Салаватом Юлаевым   23 мая    1773  г. находился на земле, некогда принадлежавшей предкам Салавата.

302   Описанный бой на реке Аи имел место 3.1 мая 1774 г.

303   Этот и предшествующие шесть абзацев текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 4 июня  1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240,

304   Сам Пугачев считал, что сражение   под Кигами   не дало   перевеса ни одной из сторон. На   допросе в Москве в ноябре  1774 г. он   заявил, что ни «Михельсон   его не разбил»,   ни он  «Михельсону   вреда не сделал и разошлись» («Красный архив», 1935, № 2-3 (69-70), стр. 212).

205 Этот и предшествующие восемь абзацев текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 3 июня 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1240, л. 239—239 об.).

306   Сообщение   Журнала      соответствующего   рапорта   Михельсона)   о   ранении Салавата Юлаева в бою 5 июня 1774 г. при переправе через реку Аи недостоверно.

307   Этот  и  предшествующие  пять  абзацев  текста  Журнала  основаны  на  рапорте Михельсона генералу Щербатову от 8 июня  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1239, лл. 373—374). В рапорте высказывается предположение, что Пугачев предпримет движение к Каме и далее на Волгу, пополняя свои отряды заводскими и помещичьими крестьянами. Что касается уральских башкир, то Михельсон высказывал сомнение в их готовности следовать за Пугачевым в столь дальний путь.

308   Днем  16 июня  1774 г. в Бирск, оставленный неприятелем, вступила конница Салавата Юлаева.

309 В действительности башкирские отряды не оставили Пугачева. Они следовали в авангарде его войска, наступавшего на Кунгур.


388

310   В данном случае Михельсон в своекорыстных Целях преувеличивает значение операций  своего  корпуса.  Продвижение  его  корпуса  не  могло  остановить  ход повстанческого   движения   в   Башкирии,   которое,   как   известно,   продолжалось до ноября 1774 г.

311   Корпус генерал-майора Ф. Ю. Фреймана, будучи дезориентирован неверными слухами о нахождении крупных повстанческих сил в Восточной Башкирии, по существу находился в бездействии, сосредоточившись в районе Верхне-Яицкой крепости.

312   Этот  и  предшествующие семь  абзацев  текста  Журнала  основаны  на  рапорте Михельсона генералу Щербатову от 18 июня 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 12,40, лл. 231—232).

313   Описанный в Журнале бой у реки Бир происходил 21 июня 1774 г.

314   Пугачев действительно направился со своими войсками к Кунгуру. 11 и 12 июня  1774 г. он вел успешные бои под Красноуфимском с командой кунгурского гарнизона  во  главе с  подполковником А.  В.  Папавым  (Поповым)  и  вынудил последнего отступить в Кунгур.

315  Известие о прибытии в Казань 20-тысячного войска на помощь Пугачеву недостоверно (это известие было принесено в ставку Пугачева ржевским    купцом-авантюристом А. Т. Долгополовым).

316   Пугачев подступил к городу Осе 18 июня 1774 г.

317   Этот и предшествующие три абзаца текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 22 июня   1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240, л. 314—314 об.).

318   Сражение с отрядами башкир-повстанцев у Ангасяцкого винокуренного завода происходило 21 июня 1774 г.

319   Сообщение Журнала об имевшемся будто бы в июне 1774 г. у Пугачева намерении захватить Уфу явно недостоверно. Пугачев, как известно, последовательно осуществлял в это время план похода на Казань, имея конечной целью Москву.

320   Имеется в виду Иргинский завод И. Осокина, которым Пугачев овладел 12 июня 1774 г.

321   Имеются в виду бои под городом Осой '18—20 июня 1774 г.

322   Это сообщение  недостоверно.  В  действительности  Пугачев   21   июня   1774  г. овладел Осой, а похода к реке Танып не предпринимал.

323   В боях под Осой Салават Юлаев получил тяжелое пулевое ранение в ногу и был отправлен Пугачевым на излечение.

324  Этот и предшествующие четыре абзаца текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 26 июня 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1240, лл. 316—317). В рапорте Михельсона содержится неверное сообщение об отъеь де от Пугачева одного из преданных его сподвижников, башкирского старшины Кипчакской волости Кинзи Арсланова. В действительности Арсланов оставался в ставке Пугачева до середины сентября  1775 г., после чего пропал без вести (вероятно, скрылся в заволжских степях, уйдя к казахам-кочевникам). 325 Переправа    войска   Пугачева    на   правый   берег   Камы  происходила  23  июня 1774 г. на Ножевском перевозе под Рождественским заводом.

326 Команда  полковника А.  Ф.  Обернибесова  располагалась  в  крепости  Бакалы.

327   Имеется  в  виду,  очевидно,  команда  полковника  Н.  В.  Толстого   (Толстова), которая значительно позднее, в начале июля 1774 г., была выслана из Казани против Пугачева и последним  была наголову разбита   10  июля  в бою у села Высокие Горы.

328   Команда секунд-майора Ф. Скрипицына в середине июня 1774 г. была отправ-лена из Каани в   Осу  и  участвовала  в  обороне  этого  города   18—20  июня 1774 г. от штурмующих его отрядов Пугачева.

329   Скрьгаицын, сдавшийся 21  июня  1774 г. Пугачеву в Осе и уличенный в намерении отправить в Казань донесение о состоянии пугачевского войска, был казнен по приказу Пугачева 23 июня.

330   Этот и предшествующие четыре абзаца текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 30 июня  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240, л. 352—352   об.),  а   в   некоторой  своей   части   и   на  другом   неустановленном источнике.


389

331   Пугачев вступил в Елабугу 5 июля 1774 г.

332   Эта часть данной фразы извлечена из рапорта Михельсона казанскому губернатору Бранту от 2 июля 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д. 1'240, л. 255). В рапорте сообщается, что, переправившись 2 июля через Каму у села Каракулина, Михельсон  надеялся  прибыть  к  Казани  9  июля.  Но он  ошибся  в  расчетах;   его корпус прибыл к Казани лишь к вечеру  12 июля, когда войско Пугачева уже овладело городом (не был взят лишь казанский кремль, где засели войска местного гарнизона во главе с генералом П. С. Потемкиным).

333   Корпус Михельсона переправился через реку Иж 5 июля 1774 г.

334   Михельсон неоднократно указывал на непонятные ему факты преданности трудового народа Пугачеву, что, конечно, было связано не с неким «ослеплением» черни, а с воздействием освободительных идей, провозглашенных вождем восстания в знаменитых его манифестах.

335   Журнал   неполно   передает   социальный   и   национальный   состав   пугачевского войска в начале июля  1774 г. В этот период в повстанческие отряды входили заводские, экономические и помещичьи крестьяне, башкиры, татары и представители   других   нерусских  народностей  Прикамского  края   (мишари,  удмурты, марийцы,  чуваши),  а  также  значительная  группа  яицких  и  исецких  казаков, составлявших наиболее боеспособную часть войска восставших.

336  Этот   и   предшествующие   два   абзаца   текста   Журнала   основаны   на   рапорте Михельсона генералу Щербатову от 6 июля  1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240, л.  230—230  об.).  В  рапорте содержатся  сведения  о  распоряжениях  Михельсона по стягиванию ряда подчиненных ему команд к Казани, а также о дезертирстве   части   солдат   и  казаков  из  его  корпуса   из-из   изнурительных  тягот походной жизни.

337   В   данном    случае    речь    идет    о    разгроме  Пугачевым    команды  полковника Н. В. Толстого в бою 10 июля 1774 г. под селом Высокие Горы вблизи Казани.

338   Имеется в виду Саввина мельница в восточном предместье Казани, где располагалась ставка Пугачева.

339   Пугачев на допросе в Яицком городке  16 сентября  1774 г. так обрисовал ход и исход битвы   12 июля под Казанью:  к вечеру этого дня он «услышал, что идет Михельсон. И так против его вооружился.  А как люди  мои были  не в порядке, то потеряв я шесть пушек и несколько разбежавшихся людей, принужден был отворотить в свой стан. И стоял тут двои сутки» («Вопросы истории», 1966,    4, стр.   121—1'22).  Это  показание  существенно  корректирует  свидетельство  Михельсона,   который   изображал   исход  битвы   12   июля   в   качестве едва ли не решительной своей победы.

340   По ведомости, присланной генералом Щербатовым в Военную коллегию   1  августа  1774 г., в Казани  12 июля сгорело 25 церквей, 3 монастыря,  1772 обывательских   дома  (уцелело   всего   298   домов);  в   Суконной   слободе   сгорело

186 домов (осталось 492), в Ямской слободе— 105 домов (осталось 20); повстанцами был разгромлен Гостиный двор с сотнями лавок; освобождены из тюрьмы 153 колодника (по преимуществу повстанцев); из числа казанских жителей было убито 162 человека, ранено—129, пропало без вести—-486 (ЦГВИА, ф. 20, д. 1233, лл. 383—384).

341   Этот и предшествующие 16 абзацев текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Щербатову от   13  июля   1774 г.  (ЦГВИА,  ф.  20,  д.   1233, лл. 392—393).

342   Из рапорта генерала П. С. Потемкина от 15 июля 1774 г. известно, что атаман А. А. Овчинников привел к Пугачеву набранный в окрестностях Казани многотысячный отряд повстанцев (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 143, л. 286).

343   Цифра 25 тыс. повстанцев в бою 15 июля 1774 г. явно завышена Михельсоном с целью подчеркнуть масштабы и значение его победы над Пугачевым. В упомянутом  выше  рапорте  Потемкина  указано  иное  число  повстанцев — участников

битвы 15 июля— 15 тыс. человек, что, по-видимому, ближе к действительности. 344 Указанное в Журнале число освобожденных Михельсоном казанских жителей (более 10 тыс. человек) завышено против действительного более чем в 20 раз. Из упомянутого выше рапорта генерала Щербатова известно, что 12—15 июля пропало без вести всего лишь 486 человек.


390

345   Этот  и  предшествующие  семь  абзацев  текста  Журнала  основаны  на  рапорте Михельсона генералу Щербатову от 16 июля 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д   1240, л. 363—363 об.).

346   Переправа войска Пугачева на правый берег Волги происходила  16—18 июля 1774 г. у села Сундыря под Кокшайском.

347  Этот и предшествующий абзац текста Журнала основан на рапорте Михельсона генералу Щербатову от 17 июля  1774 г (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240, л. 362).

348  Данный   абзац    текста   Журнала   основан   на   рапорте  Михельсона   генералу Щербатову от 22 июля  1774 г.  (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240, л. 432). В рапорте сообщается о движении части повстанческих отрядов к Алатырю, а некоторых из них — к Симбирску.

349  Эта фраза извлечена из рапорта Михельсона генералу Щербатову от 24 июля 1774 г. (ЦГВИА, ф. 20, д.  1240, л. 453). В рапорте содержатся сведения об отданных    Михельсоном    распоряжениях    командиру    конного  отряда   графу О.   Меллину   относительно   прикрытия   Чебоксар   и   Симбирска   от   нападения повстанцев,  а  также  изложена  просьба  Михельсона  о  пополнении  его  отряда конницей, без которой невозможно преследовать Пугачева.

350   Ценнейшее  во  многих  отношениях  свидетельство  Михельсона.   Оно  четко  характеризует  расстановку социальных сил  в  Крестьянской  войне.  Оно показывает   также,   что   самозванство   Пугачева   само   по   себе   являлось   важнейшим элементом организации восстания. И, наконец, оно невольно, помимо желания автора, выявляет справедливость дела Пугачева, который своим выступлением отразил  общенациональные интересы всего русского крестьянства и трудовых слоев нерусских народностей Прикамья, Урала, Поволжья, Сибири. В политической  борьбе заявления, подобные тому, которое сделал в Журнале Михель-сон,  являются самым,  пожалуй,  убедительным  признанием  правоты  дела  противоборствующей    стороны.   Конечно,   Михельсон    был    далек   от   того,   чтобы понять причины склонности русских крестьян и  «иноверцев»  к  «бунту» и по-чгму   все   они   ожидают   Пугачева   «как   отца»,   но   само   появление   подобного свидетельства на страницах такого сугубо тенденциозного источника, каковым является публикуемый Журнал, весьма  знаменательно. Нет сомнения, что сам Михельсон   признавал   описанное   явление   таким   важным   фактором,   который следовало особо отметить и в своих рапортах по начальству, и в составленном позднее     Журнале.    Указанное     свидетельство    Михельсона,    зафиксированное сначала в его рапорте генералу Щербатову от 25  июля  1774 г., было учтено А. С. Пушкиным, который в «Замечаниях о бунте», поданных Николаю I, писал:  «Весь черный народ был за Пугачева»  (А. С. Пушкин. Поли. собр. соч., т.  9, стр. 375;  в бумагах Пушкина сохранился конспект упомянутого рапорта Михельсона.— Там же, стр. 655).

351   Текст:   «также  и  другие иноверцы...  приказал повесить»  построен  на  рапорте Михельсона    генералу    Щербатову    от    25 июля    1774 г.    (ЦГВИА,    ф. 20, д.   1240, л.  482).  В рапорте сообщаются сведения относительно действий  повстанцев под городом Ядрином и о возможном движении Пугачева к Нижнему Новгороду.

352   Пугачев вступил в Алатырь 23 июля  1774 г. и оставался в этом городе три дня.

353   Под   Ядрин   Пугачевым   был   направлен   отряд   атамана   (из   яицких   казаков) Ивана Яковлева,  который  еще  20  июля   был  назначен   пугачевским  воеводой в  городе Курмыше.  Экспедиция  эта  закончилась  неудачей:  немногочисленный отряд, Яковлева   (до   300   плохо   вооруженных   повстанцев)   не  смог   овладеть Ядрином. После захвата Курмыша командой графа О. Меллина атаман Яковлев был схвачен гусарами и повешен на городской площади («Крестьянская война в России в 1773—1775 годах», т. III, стр. 186—191).

354   Этот и предшествующий абзац текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу  Щербатову  от  25  июля   1774  г.   (второй  рапорт  за один  этот день)   (ЦГВИА,  ф.  20,  д.   1240, л.  486—486  об.).  В  рапорте  высказывается предположение о возможности движения отрядов Пугачева по двум направлениям: либо через Пензу на Дон и на Яик, либо к Арзамасу и далее к Москве. Пугачев, как известно, избрал первое из этих направлений,


391

355   Источник текста Журнала:   «господин подполковник июля 28-го дня... держал путь на Темников» в архивах не обнаружен. Но содержание этого текста дает возможность предположить, что он был основан на не дошедшем до нас рапорте Михельсона генералу Щербатову от 28 июля 1774 г.

356   Доношение    Арзамасской   провинциальной   канцелярии   от  30 июля   1774 г., полученное Михельсоном в тот же день в селе Гагине,— свидетельство паники, охватившей в конце июля  1774 г. губернские и провинциальные власти правобережной Волги. Даже при появлении самых небольших повстанческих отрядов они воображали, что на них движется с главным своим войском сам Пугачев, и требовали немедленной военной помощи. Этими требованиями они дезориентировали командиров карательных войск. Так было в данном случае и с арза масскими властями. В конце июля  1774 г. Пугачев вовсе не помышлял о похо де на Арзамас, а следуя избранному плану,    продвигался с главными силами на юг, имея ближайшей целью захват города Пензы.

357   Войско  Пугачева  вступило  в  Саранск  28  июля   1774  г.,  хотя  передовые  его отряды появлялись в этом городе уже 26 и 27 июля.

358   Село  Починки   (находившееся   в   100   верстах  от  Арзамаса)   было   захвачено отрядом местных крестьян 30 июля  1774 г. Текст:  «и, не доходя до слободы Починок..., передовые его были уже в Починках» основан на рапорте Михельсона   генералу  Щербатову  от   1   августа   1774   г.   (ЦГАДА,  ф.   6,   д.   490,   ч.   1, лл. 202—203). В рапорте сообщается о состоянии сил Пугачева, покинувшего Саранск и направившегося к Пензе (2 тыс. повстанцев).

359   Текст:  «...пришел туда в такое время... у некоторых по уху и по два» основан на  рапорте Михельсона генералу Щербатову от  3  августа   1'774  г.  (ЦГАДА, ф. 6, д. 490, ч. 1, лл. 204—205). В рапорте речь также идет о ходе преследования командой графа О. Меллина отрядов Пугачева, направившихся к Пензе.

360   Отряд повстанческого полковника Александра Егоровича Суходольского в конце июля — начале августа  1774 г. вел активные действия в пределах Алатыр-ской   и   Арзамасской   провинций   Нижегородской   губернии.   Отряд   этот   был разбит карателями в  бою  3  августа  1774  г.  у деревни  Сучкиной  (под селом Починки), сам Суходольский  был захвачен в   плен и впоследствии казнен по приказу Михельсона.

361   Текст данного и двух предшествующих абзацев Журнала основан на рапорте Михельсона главнокомандующему (от 29 июля  1774 г.)  карательными войсками правительства генерал-аншефу П. И. Панину от 8 августа 1774 г. (ЦГАДА, ф. 1274, д. 174, лл. 146—147; «Пугачевщина», т. 3, стр. 78—80).

362   Имеется в виду повстанческий атаман и воевода    в городе    Курмыше яицкий казак Иван Яковлев.

363   В данном случае речь идет о прапорщике    алатырской   инвалидной команды Елизаре Сулдешове, который по именному указу Пугачева от 23 июля  1774 г. был назначен воеводой в городе Алатыре («Пугачевщина», т.  1, стр. 55).

364  Имеется  в  виду  архимандрит  Петровского  монастыря  в  Саранске  Александр.

365   Фамилия   пугачевского  воеводы  в  Саранске   названа  неверно.  В  действительности его звали Михаил Шихмаметев  («Пугачевщина», т.   1, стр.  57).

366 Текст данного абзаца Журнала основан на двух недошедших до нас рапортах графа О. Меллина Михельсону. Можно предположить, что один из этих рапортов (о встрече Пугачева в Саранске) дублировал текст аналогичного же рапорта О. Меллина генералу Щербатову от 2 августа 1774 г. (ЦГАДА, ф. 6, д. 497, л. 10—10 об.).

367   Пугачев вступил в Пензу 2 августа 1774 г., а передовые его отряды появились в городе уже 1 августа.

368  Петровск был занят Пугачевым 4 августа 1774 г.

369   Стычка отряда Державина с авангардом главного войска Пугачева под Петровском произошла вечером 4 августа 1774 г.

370   Пугачев  овладел  Саратовом  6  августа   1774,  сломив   недолгое  сопротивление местного  гарнизона,  часть которого  вместе  с отдельными  офицерами  перешла на сторону повстанцев.

371  Этот   и   предшествующие   три  абзаца   текста   Журнала   основаны   на   рапорте Михельсона генералу Панину от 8 августа  1774 г.   (ЦГАДА, ф.  1274, д.  174,


392

лл. 146 —147). В рапорте содержатся подробные сведения о действиях карательных команд Михельсона, К. Муфеля, О. Меллина, о ходе крестьянских волнений под Пензой, в районе городов Троицка и Краснослободска, о действиях отрядов пугачевского атамана И. И. Родионова (Иванова), о состоянии главных сил Пугачева и другие данные, не вошедшие в Журнал («Пугачевщина», т. 3, стр. 78—80).

372   Пугачев,  овладев  Саратовом   6  августа   1774   г.,  оставался   здесь  три  дня,   а 9 августа двинулся со своим войском вниз по правому берегу Волги к Царицыну.

373   Сообщение   о   сожжении   Саратова   Пугачевым   недостоверно.   Примечательно, что этого сообщения нет в рапорте Михельсона от 12 августа 1774 г., на котором базируется ближайший текст Журнала.

374   Михельсон вступил в Саратов 14 августа 1774 г. За три дня до этого в городе побывали команды подполковника Муфея и майора Меллина, направившиеся тогда же в преследование уходившего на юг Пугачева.

375   Этот и предшествующий абзацы текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу    Панину от  12    августа  1774 г.   (ЦГАДА, ф. 6, д. 490,  ч.  1, л. 215—215 об.). Соединение корпуса Михельсона с командами подполковника Муфеля и майора Меллина состоялось 15 августа  1774 г. у деревни Бобровки на дороге от Саратова к Камышину (Дмитриевску).

376   Пугачев овладел Камышиной 11 августа 1774 г.

377   Покровская    слобода — селение    на    левом    берегу   Волги  напротив   Саратова (ныне город Энгельс).

378   Имеются в виду жители    иностранных колоний Поволжья     (об их участии в восстании  см.:   «Крестьянская   война  в   России   в   1773—1775   годах»,   т.   III, стр. 237—246).

379   Этот   и   три   предшествующих   абзаца   текста   Журнала   основаны   на   рапорте Михельсона генералу Панину от   15 августа   1774. г  (ЦГАДА, ф.  6, д.  490, ч. 1, л. 218—218 об.).

380   Здесь  имеется  в  виду  битва  войска  Пугачева  против  соединенных  карательных команд  (легкая полевая команда, отряд конных калмыков, отряд донских казаков) во главе с майором Дицем, происходившая 16 августа 1774 г. на реке Пролейке  в  50  верстах  выше  Дубовки.  Битва  эта  завершилась  полной  победой войск Пугачева.

381   Сообщение Журнала относительно гибели калмыцкого князя А. И. Дундукова в  битве  на  реке  Пролейке  недостоверно.  В действительности  Дундукову  удалось спастись бегством вместе с небольшой группой калмыков.

382   Текст данного абзаца Журнала основан, видимо, на недошедшем до нас рапорте Михельсона генералу Панину от 17 августа 1774 г.

383   Пугачев вступил в Дубовку под Царицыном 17 августа 1774 г.

384   В период пребываня Пугачева под Царицыном (19—21 августа 1774 г.) на его сторону перешло до 600 донских казаков.

385   Пятичасовой бой войска Пугачева против царицынского гарнизона, происходивший 21  августа  1774 г. и заключавшийся преимущественно в артиллерийской дуэли, завершился отходом Пугачева от Царицына с последующим его движением вниз по Волге к Черному Яру.

386   Михельсон вступил в Дубовку 21 августа 1774 г.

387   Имеется в виду поражение крупного повстанческого отряда командой донского полковника   А.   И.   Иловайского   вблизи   Царицына   20—21    августа    1774   г.

388   Багратион  Иван  Вахуштович — князь,  генерал-майор   (отец известного  полководца Отечественной войны  1812 г. П. И. Багратиона). Был в  1774 г. предан военному суду по обвинению в бездеятельности против войск Пугачева.

389   Имеется в виду отход части казаков-булавинцев с атаманом Игнатием Некрасовым с Дона на Кубань   после   подавления   восстания   под   предводительством К. Булавина 1707—1709 гг.

390   Этот и четыре предшествующие абзаца текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Панину от 22 августа 1774 г. (ЦГАДА, ф. 6, д. 490, ч. 1, лл. 267—268). Упомянутый в тексте бой корпуса Михельсона с    повстанцами, находившимися на двух барках на Волге, имел место 22 августа  1774 г. и  закончился пленением повстанцев.


393

391   Названное в тексте место—рыболовецкая ватага царицынского купца М. Соленикова у Насонова Яра близ Волги. Здесь был последний стан главного войска Пугачева, здесь же, на Солениковой ватаге и в ее окрестностях, на рассвете   25   августа   1774   г.   произошла   решающая   битва   повстанцев   с   корпусом Михельсона.

392  В беседах в Симбирске с конвойным офицером П. С. Руничем пленный Емельян Иванович Пугачев  говорил,  что одна  из важнейших причин  его  поражения  в битве   на   Солениковой   ватаге — предательские   действия   начальника   повстанческой артиллерии Ф. Ф. Чумакова. Пугачев рассказывал,  что он, «оставаясь в ариегарде, поздно со оным пришел к лагерю, занятому Чумаковым, который должен  был  расположить  его  за  большою  и  глубокою  рытвиною, которая от самой Волги продолжалась верст на десять в степь. Но Чумаков поставил лагерь пред рытвиною, в которую могли во время сражения люди убегать и укрываться. Почему   [Пугачев]  тотчас приказал перевести лагерь за онук>, и во всю ночь сим занимался, чтоб к свету был готов и батареями укреплен. Но как ночь была короткая и в движении сделался беспорядок, то едва десятую часть обоза и орудий перед светом успели за рытвину переправить. Но только, что называется, начало брежжиться, позади оставшияся партии донесли, что войски вблизи меня двух верст приближаются. В таком неожиданном случае решился я устроить мои войска и пушки в порядке, но сие уже было поздно: меня атаковали, и сражение началось, которое при рассвете дня уж мною было потеряно. Вот как проклятой Чумаков меня погубил! Но если б им был занят лагерь за рытвиною, то у Михельсона не осталось бы косточки»  (П. С. Рунич. Записки о Пугачевском бунте.— «Русская старина», 1870, №  10, стр. 354—355).

393   Пугачев с остатками своих отрядов вечером 25 августа  1774  г. переправился на левый берег Волги в 17 верстах выше Черного Яра.

394   См. прим. 270.

395   Салманов   Андрей   Михайлович — майор   саратовской   артиллерийской   команды— перешел на сторону Пугачева 6 августа  1774 г. Захваченный в плен карателями 25 августа, Салманов был приговорен к вечным каторжным работам в Таганроге.

396   Имеются в виду дочери Пугачева Аграфена и Христина. Они были заключены в 1775 г. в крепость Кексгольм на Ладожском озере.

397   Софья Дмитриевна Пугачева и сын ее Трофим вместе с Пугачевым бежали за Волгу. Арестованные в середине сентября 1774 г., они позднее были доставлены в Москву, а оттуда отправлены в Кексгольмскую крепость.

398   Пулавский  Антоний — один  из  вождей  польских  конфедератов,  проживавший с 1773 г. в Казани в ссылке.

399   После   переправы   на   левый   берег   Волги   Пугачев   двинулся   на   север   вдоль волжского берега и в конце августа, находясь напротив города Камышина, круто повернул на восток к рекам Большому и Малому Узеням.

400   Этот и предшествующие 17 абзацев текста Журнала основаны на рапорте Михельсона генералу Панину от 29 августа 1774 г. '(ЦГАДА, ф. 6, д. 490, ч.  1, лл. 110—111 об.).

401   Данная  фраза  извлечена  из  рапорта Михельсона  генералу Панину от  30  августа 1774 г. (ЦГАДА, ф. 6, д. 490, ч. 2, л. 37). В рапорте сообщается об отправлении   карательных   команд   для   преследования   Пугачева   в   Заволжских степях.

402 Ценден (Цеден) — правитель улусов дербетевых камыков в низовьях Волги. 14 августа 1774 г. к нему обратился с манифестом Пугачев, призывая привести калмыков в «Главную армию» восставших. Исполняя это предписание, Ценден 19 августа привел в ставку Пугачева под Дубовку трехтысячный отряд. 22 августа по предварительной договоренности с Емельяном Ивановичем Пугачевым Ценден и калмыки оставили повстанческое войско.

403   Данный абзац текста основан  на рапорте    Михельсона    генералу Панину от 29 августа 1774 г. (ЦГАДА, ф. 6, д. 490, ч. 2, лл. 110—111).